Промышленный переворот в Англии

В 60 — 80-х годах XVIII в. в Англии начался промышленный переворот. Вместо ручного труда появилось машинное производство, вместо ремесленных мастерских и мануфактур — крупные промышленные предприятия — фабрики и заводы.

Машины существовали и раньше. Еще в средние века применялись, например, примитивные подъемные краны, насосы для откачки воды из шахт, воздуходувные мехи. Были и двигатели — ветряной (на мельницах) и водяное колесо. Но все промышленные изделия изготовлялись руками человека с помощью несложных инструментов. Станки того времени, например прялка, ткацкий станок, лишь частично заменяли работу рук. Только в последние десятилетия XVIII в. в Англии появились машины, полностью заменившие искусные руки человека в обработке сырья. Роль рабочего, стоявшего у машины, сводилась к наблюдению за ее работой: к наладке и регулировке механизма и к устранению брака. Такие машины получили название рабочих машин. Тогда же появился и универсальный двигатель — паровая машина Уатта. Это была настоящая революция в промышленности.

В результате промышленной революции изменились и общественные отношения людей: сформировались два основных класса капиталистического общества — буржуазия и пролетариат.

Почему же промышленный переворот начался именно в Англии? В Англии раньше, чем в других странах, на смену феодалам пришла к власти буржуазия. После буржуазной революции XVII в. значительно ускорилось развитие хозяйства, особенно промышленности.

Для устройства фабрики нужен крупный капитал. Английская буржуазия получала огромные прибыли от позорной торговли африканскими рабами (см. ст. «Международная работорговля»), от ограбления и эксплуатации колониальных народов (см. ст. «Народно-освободительное восстание в Индии в 1857 — 1859 годах»). Купцы и дворяне вывозили из Индии несметные богатства. В их руках скапливались огромные капиталы.

Но деньги, богатства еще не создают капиталистическое производство (и в средние века многие феодалы и купцы обладали немалыми богатствами), нужны наемные рабочие — люди, лишенные средств производства (земли, орудий труда) и готовые продать владельцу фабрики свою рабочую силу. Нигде, кроме Англии, не было в то время такого массового разорения крестьян. Крестьяне уходили в города.

Искали работу и ремесленники, разоренные конкуренцией с мануфактурами. Чтобы фабрика работала, нужен спрос на ее продукцию, кто-то должен покупать ее изделия. В Англии во второй половине XVIII в. спрос на промышленные изделия беспрерывно возрастал. Население страны быстро увеличивалось, особенно в городах. Раньше крестьяне и ремесленники многое производили для себя сами. Теперь, переселившись в города, они были вынуждены покупать и одежду, и продукты питания, и предметы домашнего обихода. Английские промышленники вывозили товары и за границу, главным образом в колонии.

Спрос на изделия английской промышленности так возрос, что мануфактурное производство, основанное на ручном труде, уже не могло его удовлетворить. Во второй половине XVIII в. появилось несколько важных изобретений, которые позволили перейти к массовому машинному производству.

Переворот начался в хлопчатобумажной промышленности. В 1765 г. ткач Джеймс Харгривс изобрел механическую прялку и назвал ее именем своей дочери — «Дженни». Рукоятку машины вращал прядильщик, но вместо одного веретена, как в ручной прялке, у «Дженни» было 16 веретен, и производительность прядильщика увеличилась в 16 раз. Главное же, «Дженни» была рабочей машиной: процесс прядения совершался механизмом, а не человеческими пальцами. Позднее количество веретен в этой машине возросло до 80: больше не мог привести в действие один рабочий.

Изобретателей становилось все больше и больше. Но не каждый из них мог внедрить свое изобретение в производство, иногда оно попадало в руки пронырливых и ловких дельцов. Так, цирюльник Аркрайт присвоил себе чужое изобретение усовершенствованной прядильной машины. В отличие от «Дженни» эта машина приводилась в движение не рабочим, а водяным колесом, поэтому ее и назвали ватермашиной (вода — по-английски «ватер»). На «Дженни» мог работать и кустарь у себя дома, а для ватермашин нужна была фабрика. В 1771 г. Аркрайт построил фабрику на берегу быстрой и многоводной речки Дервент. Первоначально на этой фабрике было лишь несколько десятков ватермашин. Но предприятие быстро разрослось. Разбогатев, Аркрайт основал еще несколько фабрик; только на одной из них было 600 наемных рабочих. Позднее было доказано, что Аркрайт украл изобретение, и суд лишил его патента. Но Аркрайт уже стал одним из богатейших людей в стране и получил от короля дворянский титул. «Дженни» пряла тонкую, но непрочную нить, ватермашина давала пряжу прочную, но слишком грубую. В 1779 г. сын крестьянина Самюэль Кромптон, талантливый самоучка, соединив принципы действия «Дженни» и ватерной машины, создал машину, которая пряла нить и тонкую и прочную. Ее назвали мюль-машиной, т. е. машиной-мулом.

Машины стали изготовлять на прядильных фабриках так много пряжи, что ткачи не успевали перерабатывать ее. Нужно было механизировать ткачество. Это сделал Картрайт, готовившийся стать сельским священником, но увлекшийся изобретательством. В 1785 г. он взял патент на ткацкую машину, которую впоследствии усовершенствовал. Станок Картрайта увеличил производительность труда ткача в 40 раз.

Все эти машины нуждались в особой двигательной силе. На первых фабриках в качестве двигателя использовалась сила воды. Фабрики строились на берегах рек, часто в стороне от городов и больших дорог. Это затрудняло развитие промышленности.

На смену водной энергии пришел паровой двигатель, над изобретением которого 20 лет трудился выдающийся инженер Джеймс Уатт. В 1784 г. он создал паровую машину, которая имела характер универсального двигателя: она могла найти применение на любом производстве и на транспорте.

Паровой двигатель быстро внедрялся не только в текстильной промышленности, но и в других отраслях хозяйства, особенно на транспорте. Появились первые паровозы.- Практическое значение паровоз получил, когда его поставили на гладкие рельсы и он смог тащить за собой тяжелый состав. Наиболее удачную конструкцию паровоза создал сын рабочего инженер-самоучка Джордж Стефенсон в 1814 г.

В 1825 г. огромная толпа собралась по обеим сторонам дороги между городами Стоктоном и Дарлингтоном. Многие не спали всю ночь, ожидая невиданного зрелища — открытия первой в мире железной дороги общественного пользования.

Паровоз тянул за собой 33 вагона, им управлял сам Стефенсон. Впереди шел народ и торжественно ехал верховой с флагом, за составом следовала кавалькада всадников. Когда дорога пошла на спуск, Стефенсон сигналом потребовал расчистить путь и увеличил скорость до 24 км в час. Поезд помчался вперед, а всадники отстали. В толпе закричали от изумления и испуга...

2030-2.jpg

Ватерная машина.

Рабочие машины начали применяться и в тяжелой промышленности, при обработке деталей машин. В 1797 г. механик Генри Модели изобрел суппорт (резцедержатель). Закрепленный в нем резец механически передвигался на станке, заменяя руку человека. Вскоре суппорт стал важнейшей частью не только токарных, но и других станков. Для поковки крупных деталей стали применять паровой молот. Появились молоты весом до 50 т.

Машины вызвали рост производительности труда, который казался современникам чудом. В 1810 г. подсчитали, что один рабочий на прядильной машине выполняет работу, которую в 1770 г. могли сделать не менее 320 человек. Роберт Оуэн полагал, что уже в 1817 г. Англия при населении 12 млн. человек благодаря машинам получит дополнительно производительность, равную труду 150 млн. человек.

Промышленный переворот изменил облик Англии. Зеленые луга и рощи, увитые плющом сельские долины потеснились перед черными копрами угольных шахт и наполненными гулом зданиями фабрик. Длина первой железной дороги была всего 30 км, а к середине XIX в. Англию покрыла густая сеть железных дорог. Выросли крупные промышленные города, опоясанные лесами вечно дымящих фабричных труб. Население Лондона в середине XIX в. превышало 2,5 млн. человек. Англия стала крупнейшей и богатейшей промышленной державой. Ее называли мастерской мира: своими дешевыми фабричными товарами она снабжала многие страны.

2030-3.jpg

На одной из первых железных дорог Англии.

Господствующим классом Англии стали наряду с лордами-землевладельцами капиталисты — владельцы фабрик и заводов. Но самым важным общественным результатом промышленного переворота было то, что сложился и вырос новый класс — промышленный пролетариат, который начал вести борьбу против класса капиталистов.

Рост богатств в Англии сопровождался увеличением нужды. Капиталисты беспощадно эксплуатировали труд рабочих. Рабочий день длился 14 — 16 ч. Фабриканты донимали рабочих штрафами. Гроши, которые доставались рабочему, он обязан был тратить в лавке, принадлежащей тому же фабриканту, покупая в ней продукты втридорога. И дома, где жили рабочие, часто принадлежали фабрикантам. Едва начиналась забастовка, и рабочих с их семьями выбрасывали на улицу. Английские рабочие первыми в истории поднялись на организованную борьбу против капиталистов и первыми создали рабочую партию. На знаменах ее стояло: «За хартию!» (см. ст. «За народную хартию»).

Промышленный переворот в Англии завершился в середине XIX в.; к этому времени машинное производство вытеснило ручной труд из основных отраслей легкой промышленности и утвердилось в тяжелой промышленности: машины стали производить с помощью машин.

В XIX в. промышленный переворот происходит во Франции, Германии, России, США и других экономически развитых странах. Огромные прогрессивные сдвиги в производстве сопровождались усилением эксплуатации рабочих и одновременно ростом и сплочением пролетариата.

Детский труд на фабриках Англии

В последнее десятилетие XVIII в. в Англии впервые в мире стали широко применяться машины в промышленности.

Первые машины были просты по устройству. На них могли работать и женщины и дети. Фабриканты быстро заметили, что эксплуатировать детей выгоднее, чем взрослых: им можно меньше платить, и они не в состоянии отстаивать свои интересы. В первой половине XIX в. рабочий класс Англии на одну треть состоял из детей.

Беспросветная нужда заставляла родителей посылать детей на фабрики. Тяжелый для взрослых, фабричный труд был поистине каторжным для детей. На фабриках работали даже дети шести и пяти лет. Рабочий день начинался в половине шестого утра и продолжался до восьми-девяти часов вечера, т. е. четырнадцать-пятнадцать часов в сутки. В дни промышленной горячки, когда возрастал спрос на товары, работа иногда начиналась в три часа ночи и заканчивалась в десять часов вечера. С трудом поднимали по утрам родители своих измученных детей. Опоздаешь на несколько минут — лишишься зарплаты за полдня.

В течение всего рабочего дня дети стояли у машин. Присел отдохнуть — штраф, разговорился с соседом — штраф, не поставил масленку на место — штраф.

На хлопчатобумажных фабриках того времени в рабочих помещениях стоял удушливый запах смеси машинного масла, хлопковой пыли и чада от сальных свечей. Вдоль длинных рядов машин двигались маленькие фигурки. К ногам малышей были подвязаны высокие деревянные колодки, чтобы они могли доставать до машин. Лица детей были старчески сморщены или болезненно одутловаты, взоры безжизненны или полны тоски. Два раза в день, устраивались получасовые перерывы для еды. Но и в эти минуты дети работали: они смазывали остановленные машины. Принесенную с собой скудную пищу они проглатывали на ходу.

Мучения детей становились нестерпимыми к вечеру, когда особенно сказывалась усталость. Невольная дремота смыкала глаза. То и дело надсмотрщики «подбадривали» пинками, кулаками, а то и плетью измученных маленьких рабочих.

Дети росли хилыми и слабыми, от долгого стояния за машиной у многих искривлялись ноги и позвоночник. Они часто получали тяжелые увечья.

Дети работали и под землей, в шахтах. Там они грузили уголь в вагонетки и катили их по рельсам. Самые маленькие открывали и закрывали воздушные заслонки, проводя целые дни в кромешной темноте. Проходы в шахтах часто бывали такими низкими, что приходилось ползти на четвереньках, привязав вагонетку к поясу и пропустив ремень между ног.

2030-1.jpg

Борьба рабочих вынудила английский парламент принять меры к ограничению эксплуатации детей. В 1833 г. был принят закон, который запрещал предприятиям (за исключением шелкоткацких фабрик) принимать на работу детей до 9 лет, детям от 9 до 13 лет разрешалось работать не более 8 часов, а труд подростков 13 — 18 лет ограничивался 12 часами. Но закон этот остался на бумаге. Понадобилось еще несколько лет борьбы, прежде чем в 1844 г. был принят новый закон, по которому устанавливался контроль над соблюдением условий труда детей.

В 1847 г. рабочие Англии добились ограничения труда подростков 10 часами в день. Фактически и взрослые стали работать по 10 часов, так как трудились в одну смену с детьми.

С конца 40-х годов XIX в. труд детей стали применять меньше. К этому времени появилось много усовершенствованных, сложных машин, управлять которыми детям было не под силу. Детский труд применялся не только в Англии. Так было и во Франции, в Германии, России, США, Японии и в других странах.