Москва в XV — XVI веках

Кто не видел, хотя бы на фотографии, каменных стен Московского Кремля? Мощные укрепления, высокие башни. В 1495 г. был положен последний кирпич в эти стены. Тогда, при великом князе московском Иване Васильевиче (Иване III), Москва была уже столицей большого сильного государства. Послы из Германии и от папы римского, от шведского короля и магистра Ливонского ордена, от крымского хана и турецкого султана бывали частыми гостями в палатах государя всея Руси.

Вновь построенный Кремль имел куда более суровый, «крепостной» вид, чем в наше время. На башнях не было высоких остроконечных шатровых верхушек: они появились в XVII в., когда Кремль потерял свое боевое значение. Вместо них были невысокие деревянные навесы над площадками.

Со всех сторон крепость была окружена водой: Москва-река, Неглинная, а со стороны Красной площади — ров шириной 30 м, глубиной 6т 9 до 12м, там мог свободно поместиться трех-четырехэтажный дом. С обеих сторон рва высились дополнительные укрепления. Кремль стоял как бы на острове.

В каждой кремлевской башне — три ряда бойниц. Высоко в карнизе — бойницы навесного боя, так называемые машикули, направленные прямо вниз. Если враг подойдет вплотную к башне, на его голову обрушится огонь из машикулей.

Кое-где кремлевские стены устремляются вверх на 19 м, высота самых низких участков стен — 5м, а ширина стен до 6,5 м. С боевых площадок во время осады воины лили на головы штурмующих кипяток и расплавленную смолу, стреляли по врагу из пищалей, осыпали градом стрел, камней.

Кремль — центр всего города. Город — центр всей Русской земли. Здесь жил великий князь, а потом царь, заседала боярская дума, созывались начиная с середины XVI в. земские соборы. Рядом с дворцом — палаты родственников царя и некоторых самых знатных бояр. Здесь же покои митрополита Московского и всея Руси — главы русской церкви.

Пройти Москву из конца в конец неторопливой походкой можно было за полтора-два часа — всего 6 — 7 км. Но для того времени это был очень большой город, самый большой на Руси. «Я считаю, что город больше, чем. Лондон с предместьями», — писал о Москве английский моряк Ричард Ченслер, побывавший здесь в 1553 — 1554 гг. «Город этот преобширный», — вторит ему итальянец Барберини, приехавший сюда через десять с небольшим лет.

1860-1.jpg

Нельзя точно сказать, сколько жителей было тогда в Москве: переписей населения не было да и документов той поры сохранилось немного.

За стенами Кремля раскинулся посад. При осаде города жители посада укрывались в крепости. Но город рос быстро,. Кремль уже не мог вместить всех жителей во время осады. Стали возникать новые линии укреплений. В 30-х годах XVI в. воздвигли каменную стену вокруг Великого посада — он непосредственно примыкал к Кремлю возле нынешней Красной площади. Эту стену назвали Китай-городской, а сам посад — Китай-городом. (Наиболее вероятно, что это название происходит от слова «кита» — связка тонких жердей, из которых здесь в 1534 г. были построены временные укрепления.)

В 1585 — 1591 гг. под руководством московского мастера Федора Коня была построена каменная стена длиной около 9 км. Так возник Белый город, оборонявший московские слободы (по линии нынешнего Бульварного кольца). Затем в конце XVI в. за Белым городом была построена деревянная крепость на земляном валу (по линии нынешнего Садового кольца). Каждая линия городских укреплений имела башни и проездные ворота. И теперь еще некоторые площади Москвы называют воротами, например: Ильинские ворота (в Китай-городе), Никитские ворота (в Белом городе); москвичи помнят еще старое название улицы Чкалова — Земляной вал.

Пройдемся по московским улицам XVI в. Московские улицы... Их немного. Это дороги, которые ведут в разные города страны. В улицы они превращаются в пределах Москвы. Тверская (ныне улица Горького) — дорога на Тверь, Дмитровская (ныне улица Пушкина и Чехова) — на Дмитров, Арбатская и Смоленская — на запад, к Смоленску... Некоторые

улицы замощены, но не камнем, а бревнами. На остальных же — пыль, грязь. Улицы сходятся пучками к воротам городских стен, а между улицами дома и усадьбы стоят в беспорядке: где кто сумел построиться, там и стоит дом. Между дворами небольшие проходы — будущие переулки.

Перед Кремлем большая площадь. С XVII в. ее называют Красной. В те времена она называлась Полое (т. е. пустое) место, а иногда — Пожар. Ведь возникла она, когда по приказу Ивана III очистили от деревянных построек все пространство перед Кремлем: если на посаде вспыхнет пожар, то огонь не перекинется в Кремль. В левой части площади — собор Покрова, что на рву. Сейчас его чаще называют храмом Василия Блаженного. Этот причудливо красивый, напоминающий яркую нарядную игрушку собор построен в 1556 — 1560 гг. русскими мастерами в память взятия Казани русскими войсками в 1552 г.

На площади широко раскинулся торг. Еще в конце XVI в. там, где сейчас стоит ГУМ, построили каменное здание торговых рядов.

В каждом ряду торговали особым товаром. В сурожском — привозными изделиями. На Руси купцов, торгующих с зарубежными странами, называли сурожанами, от названия крымского города Сурожа — Судака, где издавна русские купцы встречались на торжищах с генуэзцами. Были суконный, сапожный, рукавичный, кафтанный ряды. Галантереей торговали в завязочном и в женском рядах, старье продавали в ветошном ряду, изделия из металла — в железном и в серебряном. Были ряды: житный, медовый, солодовый, масляный, ветчинный, хлебный, калашный...

Здесь можно было купить не только еду или одежду. Возле Спасских (тогда Фроловских) ворот Кремля продавались книги, а в иконном ряду... нет, не продавались, так говорить считалось грехом, — обменивались на деньги иконы.

На главном торжище возле Кремля и на уличных торжках можно было купить не только изделия москвичей. Сюда привозили товары из разных областей страны. Москвичи тоже вывозили свои товары в другие города. Так разрастались экономические, торговые связи между различными районами Руси и подготавливалось создание единого всероссийского рынка. Москва была в то время важнейшим экономическим и торговым центром страны.

Основное население столицы составляли не знатные и богатые, а трудовой люд, искусные ремесленники. Московские плотники строили просторные хоромы, оконичники вставляли слюдяные окна. Великолепные изразцы — покрытые узорами плитки, — которые украшали стены каменных палат и печи в домах, делали московские гончары. Там, где когда-то была Гончарная слобода, сейчас находится Гончарная набережная, Гончарный проезд и два Гончарных переулка. Возле моста через Неглинную стояли кузницы (там сейчас улица Кузнецкий мост). Замечательные кольчуги и панцири выделывали бронники (москвичи знают Бронные улицы). Сбруи, замки и оружие, полотна и другие ткани, книги и иконы — самые разнообразные вещи выходили из умелых рук москвичей.

Как и все города России, Москва была деревянным городом. Из кирпича или белого камня строили обычно только церкви, монастыри, крепости да дворцы царя и самых знатных вельмож. И то не всегда. Считалось, что жить в деревянном доме полезнее для здоровья. В Москве даже у царя только часть дворца была каменной — та, где торжественно принимали иностранных послов и устраивали званые пиры. Это знаменитая Грановитая палата, получившая свое название от граненых камней, покрывающих часть ее фасада. Царь жил в деревянных хоромах. Богатые купцы часто строили деревянные палаты на каменном подклете — полуподвальном, цокольном этаже. В подклете хранили товары, казну, документы, там им был не страшен пожар. А ночевали в деревянной постройке.

Поставить свой двор в Москве стремился каждый из бояр и близких к царю дворян. Боярская усадьба совсем не похожа на скромное жилище посадского человека. Кроме самого боярина и его семьи здесь живет многочисленная дворня. Все боярские холопы .заняты делом: одни прислуживают боярину за столом, другие следят за порядком в усадьбе, третьи ходят с ним на военную службу. Среди таких военных холопов немало обедневших дворян: в холопах у богатого боярина им иной раз живется сытнее, чем на государственной службе. Есть у боярина и свои портные, сапожники, ткачи, кузнецы. Боярская усадьба — это особый, замкнутый мирок.

Дома богатых горожан украшены резьбой, в них множество комнат с бесчисленными переходами. Но таких домов было немного.

Большинство москвичей жили в маленьких избах. Срубы готовыми продавались на рынке. Поставят сруб, пристроят сени — вот и готов дом из одной комнаты — клети. Человек побогаче купит второй сруб — вот и дом «о двух клетях».

Каждый дом стоит на усадьбе. При доме — сад, хозяйственные постройки. Овощи на рынке не покупали — у каждого свой огород; у многих коровы, овцы и другие домашние животные. Усадьба огорожена высоким забором: прохожему не видно, что делают хозяева.

Рано, на рассвете, встают посадские. Помолившись перед иконами, посадский дает жене распоряжения по хозяйству, а сам отправляется в ряды, отпирает лавку — начинается трудовой день. Обычно ремесленник работал при лавке и сам продавал свои изделия.

Спать, особенно зимой, ложатся рано: ведь на улицах нет никакого освещения, по ночам простор для «лихих людей». Правда, стрелецкие караулы иногда по ночам объезжают город, но их маловато, да и службу они несут без особого рвения.

Часты были в Москве пожары. Бывало, за несколько часов выгорало полгорода. Вот что произошло в 1547 г. Все лето не было дождя, стояла жара. Утром 21 июня загорелась церковь недалеко от Арбата; занялись соседние дома. Внезапно налетела буря. Ветер вырывал с корнем большие деревья, сносил горящие крыши и разметывал их по городу. Языки пламени вздымались до неба, по словам современника, «великия яко горы». Только поздно вечером, через 10 с лишним часов, пожар начал утихать.

Несколько тысяч человек сгорело, 25 тыс. дворов уничтожил огонь, все население Москвы осталось без крова, погибло все имущество.

В это время страна была истощена хозяйничаньем жадных и жестоких бояр. Посадские люди ненавидели бояр, на них и возложили ответственность за пожар. Обвинили тех, кто тогда стоял у власти, — родственников царя Глинских.

На пятый день после пожара москвичи собрались на площади в Кремле, убили одного из Глинских, выбрали руководителей. А через несколько дней с утра отправились в подмосковное село Воробьеве (ныне Ленинские горы), где прятался царь, — пусть выдаст Глинских! Толпы шли по дороге в Воробьево с оружием в руках, с ними был и палач: он должен был казнить Глинских. Напуганный царь обещал расследовать дело, наказать виновных. Но стоило успокоенным горожанам разойтись по домам, как по приказу царя были схвачены вожди восставших Так было подавлено это восстание.

Еще не раз москвичи с оружием в руках поднимались на борьбу с боярами и вельможами, с богатыми купцами, со всеми, кто жил за счет людей труда (см. ст. «Московское восстание 1648 года).

1860-3.jpg1860-4.jpg

«Сигизмундов» план Москвы. Гравюра, сделанная для польского короля Сигизмунда в начале XVII в. На плане латинскими надписями указаны основные части Москвы: Китай-город, Белый город, Деревянный город, или «Скородом». Цифрами обозначены: 1 — Кремль; 2 — патриарший дворец; 3 — лобное место на Красной площади; 4 — торговые ряды; 5 — помещения для иностранных послов; 6 — помещения для иностранных  купцов; 7 — рынок, где продавались готовые срубы; 8 — бани; 9 — сад великого князя; 10 — великокняжеские конюшни; 11 — арсенал.

Как изучали историю Куликовской битвы

В XVIII в. - русские историки занялись изучением летописей, и в ряде из них они впервые разобрали летописную повесть о Куликовской битве. В ней рассказывалось, как нечестивый хан Мамай при поддержке изменников — рязанского князя Олега и литовского князя Ягайло — готовился к битве с русским войском, как московский князь собрал громадное войско и вышел навстречу врагу. «От начала миру не бывала такова сила русских князей... было всей силы и всех ратей с полтораста тысяч». В этой повести победа русских войск изображалась как результат «божьей помощи», как «чудо». Сухой и краткий летописный рассказ более чем полвека был почти единственным источником сведений о Куликовской битве. , В XIX в. многие любители старины стали усердно собирать рукописные книги. Одному из них попался сборник древнерусских повестей, среди которых нашли историческую повесть о Куликовской битве, так называемую «Задонщину», — замечательный памятник древнерусской литературы. Ученые установили, что «Задонщина» была написана в конце XIV в., вскоре после битвы, старцем Софонием, рязанцем по происхождению. Вот как описывается битва в одном из вариантов повести (современный перевод):

Щепляются щиты богатырские от острых
когшев.
Ломаются рогатины булатные о злаченые
доспехи,
Льется кровь богатырская по седельцам
кованым, Сверкают сабли булатные около голов
богатырских,
Катятся шеломы злаченые добрым коням
под копыта,
Валятся головы многих богатырей
С добрых коней на сырую землю.

 

Ученые обнаружили, что наряду с «Задонщиной» существует еще так называемое «Сказание о Мамаевом побоище». Более ста раз переписывали русские книжники от руки эту повесть и нередко вносили в нее новые факты, заимствованные из других источников. В отличие от «Задонщины» в «Сказании» гораздо полнее и подробнее рассказывается о настроениях и чувствах русских воинов в день битвы и о том, как был организован засадный полк, решивший исход битвы. Из «Сказания» мы узнали имена героев Куликовской битвы: Юрки Сапожника, Васюка Сухоборца, Сеньки Быкова и других.

К концу XIX в. накопилось уже много фактов по истории Куликовской битвы. К письменным источникам прибавились материалы археологии. На месте сражения нашли тяжелые кривые сабли, копья, топоры, тугие дальнобойные луки татарских воинов и мечи, секиры, рогатины, топоры русских.

1860-2.jpg

Были привлечены и более поздние источники. Ученые разыскали объемистые летописи с красочными рисунками-миниатюрами, например «Царственный летописец» — большой летописный свод, составленный при Иване IV. Сражение было в нем не только описано, но и изображено русскими художниками-миниатюристами. Историки узнали, как были одеты и вооружены русские воины.

На помощь историкам пришли также художники-реставраторы. Очищая от пыли и копоти иконы XVII в., они обнаружили на некоторых из них, помимо изображений святых, картины битвы на Куликовском поле.

Но вот прочтены летописи и сказания. Тщательно сличая одни списки с другими, привлекая дополнительные источники, ученые смогли установить, каким фактам, цифрам, данным можно верить, а каким нельзя и почему. Работу историков прошлого продолжают советские историки и литературоведы.