Начало Москвы

Это было больше восьмисот лет назад. В 1147 г. суздальский князь Юрий Владимирович, по прозвищу Долгорукий, звал к себе на пир родственника и союзника — черниговского князя Святослава Ольговича. Как рассказывает летопись, Юрий Долгорукий написал Святославу: «Приди ко мне, брате, в Москову».

Святослав Ольгович вместе с двумя сыновьями и дружиной приехал вечером 4 апреля, а назавтра Юрий устроил в его честь «обед силен». Так впервые на страницы летописи проникло это известное сегодня всему миру слово — Москва. Итак, в 1147 г. Москва уже существовала.

Вдумаемся в летописное известие. Встреча состоялась 4 апреля — в это время в Средней России днем прохладно, а по ночам холодно. Приглашая в Москву почетных гостей, нужно было устроить на ночлег и князя Святослава с двумя сыновьями, и их многочисленную дружину; нужен был ночлег и хозяевам — князю и его дружинникам. Значит, в Москве уже тогда стояли какие-то княжеские хоромы. А для торжественного обеда нашлись на месте обильные запасы продовольствия и напитков. Выходит, что Москва была в это время значительным населенным пунктом, владением суздальского князя Юрия Долгорукого. Так скупые строки летописи рассказали о многом.

Но как узнать, что было на этом месте до 1147 г., во времена, от которых не осталось никаких письменных сообщений? Здесь на помощь приходит археология. Более ста лет назад в разных частях Москвы при строительных работах были найдены две арабские монеты IX в. Значит, еще за двести лет до первого упоминания о Москве здесь жили люди. В советское время археологи сделали очень много для изучения далекого прошлого Москвы. Очень трудно вести раскопки в большом современном городе. Но археологи используют каждую возможность. Строится метро — и археологи уже в шахте Метростроя. Роют фундамент для нового дома — и снова археолог на страже. Если появятся интересные находки, то работы приостановят, мощные экскаваторы строителей на время уступят место лопатам, а потом и кистям и ножам археологов.

Когда в Зарядье, на берегу Москвы-реки, неподалеку от Кремля, сносили старые дома, археологи нашли под ними в почве обломки глиняной посуды и браслеты, перстни и бусы и даже целую мастерскую кожевника. Самый нижний слой, где были сделаны находки, относится, как установили археологи, к концу XI в. Пришли и новые открытия. Вот епископская печать рубежа XI — XII вв., остатки укреплений в Кремле — так строили еще в X — XI вв., а к XII в. стали переходить на новую систему крепостных стен. А под зданием построенного в XVII в. в Кремле Патриаршего дворца нашли остатки деревянного сруба из небольших бревен. Он тоже старше XII в.! Итак, ясно, что и до 1147 г. люди жили в Москве, и не только на Кремлевском холме, а и за пределами крепости, на посаде.

Вторая дата в письменной истории города — 1156 г. В этом году, как писал летописец, Юрий Долгорукий «заложил град Москву». Градом или городом называли крепость. Итак, в 1156 г. Юрий Долгорукий построил здесь небольшую деревянную крепость — Кремль. Он занимал только малую часть современного Кремля на высоком мысе у впадения реки Неглинной в Москву-реку.

В современной Москве есть только улица Неглинная, реку же Неглинную в 1819 г. заключили в подземную трубу, и с тех пор она течет под Трубной площадью, улицей Неглинной, Александровским садом и впадает в Москву-реку возле нынешнего Большого Каменного моста. Если встать на мост, можно увидеть отверстие в набережной, через которое Неглинная впадает в Москву-реку. Река Неглинная была серьезной водной преградой. Один берег топкий, болотистый, другой высокий... Попробуй подступись.

Перенесемся в XII в., поднимемся на Кремлевский холм. Отсюда хорошо видны голубые лесные дали. Сливаются верхушки высоких сосен густого бора. Среди леса поблескивают речки, речушки и ручейки (все они, как и Неглинная, сейчас текут под мостовыми города). По берегам рек стоят села. Здесь живут славяне-вятичи. Множество их курганов рассыпано по Подмосковью.

В Кремле стоят хоромы. Здесь живет наместник князя и сам князь, когда приезжает. С конца XII в. в Москве уже появляются и свои самостоятельные князья. На реке стоят корабли и московских купцов, и приехавших с товарами из других городов. В самом Кремле и за его стенами, внизу, на «подоле», разбросаны избы горожан — посад.

Горожане — это ремесленники. Они строят дома, куют сабли и доспехи, шьют одежду и тачают сапоги, делают из глины разнообразные кувшины — такие, что в печь можно поставить, и такие, с которыми ходят к колодцу по воду. У каждого есть свой огород, у многих — коровы, свиньи и козы. Кое-кто из горожан сеет и хлеб. Но не эти занятия для них главные, они не земледельцы.

Почему мы с такой уверенностью это утверждаем? Ведь ни в одной летописи этого не прочтешь. Но если археологи в слоях древних времен находят то инструменты сапожника, то мастерскую кожевника, то многочисленные изделия гончаров, остатки печей для плавки металла, а серпы и косы встречаются только изредка, то вывод напрашивается сам собой: не земледелие, а ремесло было главным источником существования жителей древней Москвы.

Москвичи пользовались и привозными товарами. Вот найденные при раскопках маленькие пряслица — грузики для веретен. Они изготовлены из красивого розового шифера. Такие пряслица на Руси делали только в Овруче на Волыни. Далекий путь они проделали, чтобы попасть в среднерусские леса. Вот амфоры — вместительные глиняные сосуды — из греческих колоний Причэрноморья. Вот печать-пломба одного из немецких епископов... Оживленными были торговые связи древней Москвы. С первых десятилетий, еще не став градом (крепостью), Москва была уже торговым промышленным городом, и основали его простые, трудовые люди.

Наступил страшный для Руси 1237 год. Из далеких восточных степей хлынули на Русскую землю полчища монголо-татарского хана Батыя. Разорена до основания Рязань, нависла угроза над стольным городом Владимиром, конница Батыя оказалась под стенами Москвы. «Взяли Москву татаре... а людей всех убили от старца до самого маленького ребенка, а град и церкви предали огню, и все монастыри и села сожгли и, взяв много богатств, ушли» — так описано в летописи взятие Москвы Батыем. Конечно, не мог деревянный Кремль устоять

1840-1.jpg

Кремль времен Ивана Калиты. За дубовыми стенами видны городские строения. Среди них первые каменные церкви. Художник А. В. Васнецов.

Голое пепелище осталось от многолюдного города после ухода завоевателей. С трудом залечивала Русская земля свои раны после кровавого нашествия. Некоторым городам не удалось подняться из пепла. Но Москву ждала иная судьба. Снова сюда пришли люди, застучали топоры плотников, и встали избы горожан.

Редко в эти места из Золотой Орды доходили татарские ханы, а с запада враждебные дружины воинственных литовских князей. Здесь было спокойнее, и поэтому с запада и востока, из пограничных княжеств, стекались в Москву люди. Здесь смешивались разные русские племена и рождалась русская народность.

Расположенная на удобных торговых путях, Москва богатела, Московское княжество становилось все больше и могущественнее. Начинался процесс объединения всех русских земель вокруг Москвы в единое государство.

Меньше ста лет прошло после нашествия Батыя, а московский князь уже глава всех русских князей, великий князь владимирский и московский. В 1339 г. при князе Иване Калите строится дубовый Кремль из мощных бревен (70 см в диаметре) и ряд каменных соборов. Вскоре страшный пожар уничтожил дубовый Кремль. Вместо него тут же начали строить еще более обширный — каменный.

1840-2.jpg

Строительство белокаменного Кремля. Начато в 1367 г., при Дмитрии Донском. Миниатюра из летописного свода XVI в.

В 1365 г. зимой начали заготавливать белый камень — известняк в каменоломнях к юго-востоку от Москвы, при впадении Пахры в Москву-реку. По санному пути возили камень, с весны приступили к строительству. Известный советский археолог профессор Николай Николаевич Воронин подсчитал: чтобы заготовить материал для возведения стен белокаменного Кремля, в каменоломнях ежедневно в течение пяти месяцев должно было работать около 350 человек и около 4500 подвод должны были перевозить камень.

Московский Кремль, построенный в 1367 г. при князе Дмитрии Ивановиче, занимал почти всю территорию современного Кремля. Он был первой каменной крепостью, построенной на Руси после нашествия Батыя. Москва единственная (если не считать далекого и несколько обособленного Новгорода) среди русских городов стала белокаменной.

Разрастался и московский посад, росли торговые связи города. От Кремля расходились дороги на Смоленск, Тверь, Владимир, Серпухов, Калугу, в Орду. Вдоль дорог строились слободы. Так появились улицы Тверская, Калужская и др. Некоторые московские улицы и площади, как, например, Смоленская площадь, улица Ордынка, до сих пор сохранили названия того времени.

Москва становилась крупнейшим центром русских земель. Вокруг Москвы объединялись силы русского народа для борьбы с ненавистным игом золото-ордынских ханов.