Борьба русского народа против иноземных рыцарей

Русь издавна поддерживала политические и торговые связи со многими странами Европы, в том числе и с Германией. Правители Руси и Германии обменивались посольствами. Новгородские, киевские, галицкие, смоленские купцы торговали в десятках немецких городов; немецкие купцы бывали в Новгороде, Киеве, Смоленске, Луцке.

В начале XIII в. эти мирные отношения нарушились. Летописцы в разных городах Руси записали тревожные известия: немецкие рыцари высадились в устье Западной Двины, вторглись в Латвию и основали здесь крепость Ригу (1201). Столицей их стала крепость Венден, где жил магистр, глава ордена — строгой военной организации рыцарей. Вскоре датчане напали на эстонское побережье, разорили древнюю крепость Колывань (Таллин) и заложили свою — Ревель (1219). Вместе с немцами они начали завоевывать Эстонию.

Шведские рыцари начали наступать с севера на земли финнов и карелов. Население этих земель издавна торговало с северными русскими княжествами. Русские князья и бояре собирали здесь дань — меха, мед, серебро.

Несколько позже немецкие рыцари заняли устье реки Вислы и стали воевать против пруссов и поляков Поморья. Каким же образом немецкие и иные рыцари оказались в Восточной Прибалтике, у русских границ?

С конца XI в. короли, графы, князья Франции, Англии, Германии и других европейских стран, стремясь захватить богатое побережье Средиземного моря, не раз отправлялись в кровавые походы против Египта, Сирии. Это были крестовые походы, которые поддерживала католическая церковь (см. ст. «Детские крестовые походы»).

В то же время правители западноевропейских стран не упускали из виду и земли Восточной Европы. Католические монахи и немецкие рыцари не раз наведывались к финнам, эстонцам, пруссам.

Потерпев поражение в войнах с арабами, немецкие князья в конце XII в. решили перенести войну в Прибалтику; их поддержал папа римский. Завоевание Прибалтики и Руси сулило ему новые земли и доходы. Папа охотно взял на себя роль верховного руководителя и провозгласил через епископов в Германии, Дании и Швеции крестовый поход на прибалтийских язычников и на «неверных» жителей Руси.

По призыву католической церкви и князей под черное с белым крестом знамя собрались рыцари из разных частей Германии. Крестовый поход начался успешно. В Прибалтике не было больших войск, мощных крепостей, и жители ее были вооружены хуже, чем закованные в латы рыцари. Завоевав Эстонию и значительную часть Латвии, рыцари вторглись в Литву и угрожали Руси. Если бы соединились дружины всех русских князей, то набралось бы больше 100 тыс. воинов. Такое войско наверняка отбросило бы рыцарей. Но, как писал автор «Слова о полку Игореве», в разные стороны смотрели боевые стяги русских князей. Почти непрерывно воевали между собой князья волынские и черниговские, суздальские и смоленские, полоцкие и минские; не затихали ожесточенные распри князей с боярами Великого Новгорода и Пскова.

Именно в это время на русские земли обрушились с Востока монгольские полчища. В течение 1237 — 1241 гг. они разорили Владимир-на-Клязьме, Москву, Киев, Чернигов, Галич и многие другие цветущие города, перебили и увели в рабство сотни тысяч людей. Уцелели лишь земли Белоруссии и Новгородско-Псковской Руси.

Этим и решили воспользоваться Швеция, немецкий орден и Дания. Однажды на рассвете июльского дня 1240 г. новгородская морская стража увидела в Финском заливе множество шведских судов. Начальник стражи тотчас же поспешил в Новгород известить князя о вторжении неприятеля.

1810-1.jpg

Александр Невский. Картина П. Д. Корина.

Шведская флотилия прошла по реке Неве до Ижоры, где сделала временную остановку. Часть судов вошла в устье Ижоры, а другая, большая, пристала к берегу Невы, где был устроен лагерь. Слуги раскинули для предводителей шведского войска большой шитый золотом шатер. Ярл (герцог) Биргер отправил новгородскому князю посла, велев ему передать: «Если можешь, то сопротивляйся. Знай, я пришел и пленю землю твою».

Получив известие о высадке шведов, молодой новгородский князь Александр понял, что сможет добиться успеха только внезапным стремительным ударом.

Собрав свою небольшую дружину и воодушевив ее горячей речью, Александр выступил навстречу врагу. Кроме дружины он успел взять в поход часть пешего ополчения новгородцев. Войско двинулось вдоль Волхова и Ладоги к Ижоре.

1810-2.jpg

Ледовое побоище. Немецкие рыцари бегут с поля боя. Миниатюра из летописного свода.

Утром 15 июля 1240 г. русское войско внезапно обрушилось на шведский лагерь. Конная дружина и пешее ополчение ударили одновременно вдоль Невы и Ижоры. Большая часть вражеского войска была отрезана от судов и зажата в угол, образуемый реками. Соединившись, обе русские рати оттеснили врага и сбросили его в воду. В летописи сохранился рассказ одного из участников битвы. Он сообщает о наиболее выдающихся подвигах русских воинов в этом бою. Они были «страшны в ярости мужества своего». Александр Ярославич с группой воинов пробился в центр шведского лагеря, сразился с Биргером и ранил его: «Возложил ему на лицо печать острым своим копьем». Дружинник Савва в пылу боя увидел невдалеке блестящий шатер Биргера и бросился к нему. Несколько ударов топором — и шатер рухнул. Пеший отряд новгородца Миши, продвигаясь вдоль Невы и отбиваясь от шведов с суши и реки, захватил и уничтожил три корабля. Дружинник Таврило Олексич, преследуя врага, верхом ворвался на мостки, сброшенные на берег с судна, и там рубился с неприятелями. Княжеский слуга Ратмир, как сказано в летописи, сражался пешим и после жаркой схватки он «от многих ран паде и тако скончася». Стремительный бой принес блестящую победу русскому войску. В панике бежали шведские захватчики. Летописец рассказывает: «Множество много их пало».

За одержанную на Неве победу народ прозвал князя Александра «Невским». От Ратмира вели свой род Пушкины. А. С. Пушкин, сам прекрасный историк, в стихотворении «Моя родословная» писал:

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил...

Вскоре после Невской битвы, в том же 1240 г., немецкие и датские рыцари, собрав все свои силы, перешли русский рубеж. Им удалось захватить обширную территорию и взять Псков. Нависла угроза и над Новгородом.

Между тем новгородские бояре, ставя свои корыстные интересы выше интересов Родины, поссорились с князем Александром и заставили его покинуть Новгород. В городе началось народное движение. Новгородский трудовой люд, не желавший попасть в рабство к рыцарям, добился отправки послов к князю.

Александр Невский вновь прибыл в город с войском, которое сумел собрать во Владимиро-Суздальской земле, недавно разоренной монголами. Во главе дружины, новгородского ополчения и присоединившегося отряда карелов князь выступил против врага. Быстрыми ударами русские войска выбили рыцарей из Копорья и Пскова.

Русские стояли на западном берегу Чудского озера, когда дозорный отряд обнаружил, что рыцари вновь движутся на Псков по кратчайшему пути — через озеро. Тогда Александр Невский приказал своему -войску отступить на лед Чудского озера и расположил полки на полуострове Сиговец.

5 апреля 1242 г. произошла битва. Закованные в доспехи рыцари врезались в русское войско и прорвались сквозь русский полк. Добившись успеха в центре, они считали битву выигранной, но были внезапно атакованы с флангов главными силами русских конных дружинников и пеших лучников. «Бысть сеча тут велика немцам», — повествует летописец.

Русские воины, «исполнишася духа ратна», наголову разбили врага. Захватчики потеряли только убитыми 400 рыцарей, 50 рыцарей попали в плен, многие, спасаясь бегством, утонули в озере. Так закончилось знаменитое Ледовое побоище.

Благодаря победам на Неве и Чудском озере шведские, немецкие и датские захватчики были отброшены от Новгородской земли и берегов Финского залива. Здесь, в Северной Руси, народ мог накапливать силы для дальнейшей борьбы с монгольской ордой за свою независимость.

Победные битвы 1240 — 1242 гг. глубоко отразились на судьбах народов Прибалтики. Они облегчили литовцам их вековую борьбу за свою независимость. Вновь поднялась на крестоносцев Латвия. С оружием в руках выступили эстонцы острова Сааремаа, завоеванного орденом. Вспыхнуло восстание в Пруссии, поддержанное Польшей и Литвой. 15 июня 1243 г. в битве у Рейзенского озера под руководством поморского князя Святополка пруссы нанесли рыцарям тяжелое поражение.

Борьба восставших народов затянулась на долгие десятилетия. После Ледового побоища, как сообщает наша летопись, немецкие рыцари «прислаша с поклоном» на Русь. Послы заявили, что рыцари «отступаются» от всех земель, в которые они «зашли мечем».

Советский народ свято хранит память о Невской и Чудской битвах. В честь князя Александра Невского учрежден орден, которым в годы Великой Отечественной войны было награждено более 40 тыс. офицеров Советской Армии. Его именем называли танки и корабли.

В Ленинграде есть площадь Александра Невского, его именем названы мост через Неву и станция метро. Память Невского чтут во Пскове, Новгороде и в его родном Переяславле, где на главной площади ему поставлен памятник.

Наши историки и археологи внимательно изучают события тех лет. Подводные археологические изыскания на дне Чудского озера позволили установить давно исчезнувшую береговую линию, обнаружить скрытую в Теплом озере глыбу Вороньего камня, которая упоминается в летописном рассказе о битве, и определить место сражения — полуостров Сиговец.