Реформация в Германии

XVI век был временем бурных перемен в жизни европейских народов. Развивались новые капиталистические отношения. Росло число простейших капиталистических предприятий — мануфактур, возникали горные промыслы и металлургические предприятия, где применялся наемный труд. Это были первые шаги европейской буржуазии. Великие географические открытия раздвинули границы мира, известного европейцам. Из земель Нового Света корабли колонизаторов доставляли золото, серебро и другие сокровища. Рынки наводнялись множеством товаров, местных и заморских.

Неукротимая жажда обогащения охватила и католическую церковь. Служители церкви учили презирать житейские блага. В то же время епископы и управители монастырей (аббаты) владели поместьями и за счет своих крепостных вели праздную жизнь. Священники вымогали у верующих деньги и подношения за крещение ребенка, за свадьбы, за похороны, в дни праздников. Крестьян заставляли отдавать десятую долю урожая в пользу церкви.

Купцы и дворяне покупали для своих сыновей доходные должности священников. Обладатель такой должности для выполнения докучных церковных обязанностей нанимал бедного священника, а сам проводил время в праздности и веселье.

В резиденции папы, Риме, открыто торговали должностями епископов. Церковь по сходной цене продавала грабителям, убийцам и мошенникам индульгенции — особые грамоты, скрепленные папской печатью. Индульгенция прощала совершенные и даже будущие грехи и обещала доступ в рай.

Торговля индульгенциями оказалась последним толчком, вызвавшим взрыв всенародного негодования против католической церкви. Реформация (преобразование) церкви началась в Германии.

Немецкие князья и дворяне с завистью взирали на обширные земли и доходы епископов и монастырей. Дворянский поэт Ульрих фон Гуттен призывал к «веселой и легкой войне» против попов и монахов. Богатые горожане подсчитывали убытки от католических праздников, во время которых приходилось запирать двери лавок и мастерских, и прикидывали, во что обходятся им церковные поборы.

Дворяне, богатые мастера и купцы хотели иметь новую, более дешевую и удобную церковь. Они также с раздражением смотрели на политическое влияние князей церкви.

Мартин Лютер. Портрет работы художника Луки Кранаха. XVI в.

Столетиями церковная проповедь внушала забитым и неграмотным труженикам страх перед всемогуществом бога и призывала безропотно повиноваться своим господам и государям. Но число смелых людей, которые упорно отбрасывали навязанное церковью смирение, неуклонно росло. Этих смельчаков называли еретиками. Их преследовали, пытали, сжигали на кострах. Еретики говорили о божьей правде, о божественной справедливости, но в эти слова вкладывали вековую мечту о настоящем равенстве, о таком обществе, в котором не будет ни угнетателей, ни угнетенных, ни богачей, ни бедняков.

Библию считали священной книгой. Она стала особенно доступной после того, как Лютер перевел ее на немецкий язык. Читая Библию, крестьяне, ремесленники убеждались, что в ней нет упоминаний о папе, епископах, феодалах-помещиках, барщине, оброках. Это объяснялось тем, что Библия возникла за много столетий до европейского феодализма. Они умозаключали, что сам господь-бог против ненавистных им феодальных порядков. Они ожидали, что крушение католической церкви будет и падением крепостничества, бесправия, нищеты, и торжеством долгожданной «божьей правды».

1550-2.jpg

Монах Тецель, беззастенчиво пропагандировавший продажу индульгенций для обогащения католической церкви.

Подобные надежды не имели ничего общего с планами князей, дворян и зажиточных горожан. Это означало, что всенародная борьба против католической церкви должна была неизбежно смениться столкновением двух течений: умеренной реформации и реформации народной.