Грюнвальдская битва

Обосновавшись в XIII в. на нижней Висле, Тевтонский орден (см. ст. «Борьба русского народа против иноземных рыцарей»), словно спрут, стал захватывать одну область за другой. Подчинив пруссов, орден начал вклиниваться в глубь литовских и славянских земель. Владения ордена преграждали Польше, Литве, Руси выход к Балтийскому морю. Тевтонские рыцари стремились подчинить своему влиянию торговлю на Балтике, их манили богатые польские и литовские земли (см. карту).

Опасность, грозившая со стороны Тевтонского ордена, заставила Польшу и Литву, в состав которой в то время входили и обширные западные русские области, объединиться. Это произошло в 1386 г. 6 августа 1409 г. великий магистр ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польше и Литве. Вначале военные действия шли с переменным успехом. Обе стороны накапливали силы. В июле 1410 г. армии противников сблизились. Захватчикам противостояло союзное войско, которое насчитывало примерно 40 тыс. человек — поляков, литовцев, русских, чехов. Большую часть его составляли ополченцы. Немало отрядов набрали в русских, украинских и белорусских землях. В армии крестоносцев, численность которой несколько уступала войску союзников, было много наемников, они вербовались из обнищавших рыцарей и авантюристов всей Европы. Однако главной опорой и гордостью ордена были отряды тяжеловооруженных рыцарей.

1490-1.jpg

Польский король Ягайло расположил свое войско на опушке леса, на границе широкого поля, между деревнями Танненберг и Грюнвальд. На рассвете 15 июля 1410 г. к палатке короля прискакал гонец. Вражеские отряды пришли в движение!

На левом фланге союзной армии находились поляки, на правом — литовско-русское войско великого князя Витовта.

Топкая, поросшая густым кустарником местность, где стояли польские войска, была очень опасна для немецких рыцарей, одетых в тяжелые доспехи. Желая выманить неприятеля в открытое поле, великий магистр послал вызов — обнаженные мечи.

Вызов был принят. В славяно-литовском стане затрубили трубы. Конница Витовта бросилась на врага. Немцы-пушкари, едва успев выстрелить по два раза, были смяты. Войска столкнулись, словно лавины.

«Когда же ряды сошлись, — писал польский летописец Ян Длугош,—то поднялся такой шум и грохот от ломающихся копий и ударов о доспехи, как будто рушилось какое-то огромное строение, и такой резкий лязг мечей, что его отчетливо слышали люди на расстоянии даже нескольких миль... Было даже невозможно ни переменить места, ни продвинуться на шаг, пока победитель, сбросив с коня или убив противника, не занимал место побежденного. Наконец, когда копья были переломаны, ряды той и другой стороны и доспехи с доспехами настолько сомкнулись, что издавали под ударами мечей и секир, насаженных на древки, страшный грохот, какой производят молоты о наковальни, и люди бились, давимые конями...»

Почти час длилась схватка, когда великий магистр бросил в бой основные силы — сотни закованных в железо рыцарей. Не выдержав натиска, литовцы немного отступили. Крестоносцы стали теснить их еще сильнее, и они были вынуждены отходить все дальше и дальше. Рыцари думали, что сражение близится к концу. Великий магистр сам повел в бой на полном галопе шестнадцать лучших полков конницы. Часть польских войск дрогнула. Король Ягайло едва не погиб. Немцы наседали...

В этот самый опасный момент битвы три смоленских полка стояли насмерть. «В этом сражении, — писал Длугош, — русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу. Хотя под одним знаменем они были жестоко изрублены и знамя их было втоптано в землю, однако в двух остальных отрядах они вышли победителями, сражаясь с величайшей храбростью, как подобало мужам и рыцарям, и, наконец, соединились с польскими войсками...»

Доблесть смолян ободрила и вдохновила их соратников. Поляки снова сомкнули ряды и ринулись на врага. Витовту удалось вернуть отступающих литовцев. Все вместе, плечом к плечу, поляки, русские, литовцы и чехи с утроенным ожесточением принялись бить крестоносцев.

Великий магистр и его главные полководцы были убиты, битва была ими проиграна. Хотя трудно установить, сколько точно погибло врагов, отмечал Длугош, «но известно, что дорога на протяжении нескольких миль была устлана телами павших». В лагере крестоносцев нашли телеги, нагруженные оковами и цепями, которые предназначались для пленников.

Битва под Грюнвальдом остановила немецкую агрессию в славянские земли. С этого времени начался неуклонный упадок Тевтонского ордена. Крестоносцы вынуждены были вернуть ряд захваченных польских и литовских земель, выплатили большую контрибуцию, обязались не препятствовать свободной торговле Польши и Литвы. В 1466 г. Тевтонский орден признал себя вассалом Польши. Грюнвальдская битва стала образцом воинской доблести и боевого содружества народов в борьбе за свободу.