Средневековый город

Средневековье не унаследовало города от древнего мира. После падения Римской империи и варварских вторжений жители античных городов либо разбрелись по деревням, либо стали заниматься сельским хозяйством.

В раннем средневековье (V—XI вв.), в пору господства в Европе замкнутого натурального хозяйства, крестьянин был вынужден не только возделывать землю, но делать все остальное, необходимое для жизни: строить жилье, изготовлять орудия труда, домашнюю утварь; выделывать шкуры домашних и диких животных для шитья теплой одежды и обуви; плести лапти, выдалбливать деревянные башмаки (сабо) и многое другое.

Ремесленная сноровка ценилась не только в крестьянской семье, но и в феодальном поместье. Кто подкует лошадь сеньора или починит колесо его повозки, сломавшееся на ухабах и колдобинах средневековых дорог? Сеньору необходимы и собственный крепостной сапожник, и мастер-оружейник. Ведь рыцарю не обойтись без сапог, чешуйчатой металлической кольчуги и блестящих лат, шлема и копья, медных шпор. А как знатная сеньора выйдет к гостям без украшений из драгоценных камней в золотой и серебряной оправе?!.. А кто, кроме золотых дел мастера, может сделать обручальное кольцо или застежки к переплету для Евангелия?!..

Деревенский крепостной пока не продавал, а отдавал своему господину ремесленные изделия, которые еще не стали товаром и не предназначались для рынка. Ремесло пока не отделилось от сельского хозяйства.

Но жизнь не стояла на месте... С течением времени у крестьянина накапливались опыт и знания по обработке земли и выращиванию посевов. Появилась трехпольная система, усовершенствовались орудия труда. Крестьянин научился собирать урожай в два-три раза больший, чем собирали его деды.

Гончар и сапожник, кузнец и бондарь и другие ремесленники тоже что-то придумывали и изобретали... У каждого из них после выполнения барского заказа начали оставаться дополнительные изделия. И вот в большие церковные праздники, когда в монастырь стекалось много народа, у стен монастырей стали стихийно возникать торжища — базары. Такие же торжища возникают у стен замков, стоящих на перекрестках больших дорог и у многолюдных переправ. Товарообмен ширился, и торжища-базары постепенно становились регулярными. Они уже происходят не только в дни больших церковных праздников, но и по воскресеньям.

Но крестьянину-гончару, например, ездить на базар каждое воскресенье из своей родной деревни за 30—40 верст было обременительно. И он покупает у монастыря небольшой клочок земли вблизи базарной площади и поселяется на нем постоянно. Так же поступает и оружейник. Оружие и рыцарские доспехи стоили очень дорого и являлись соблазном для разбойников, которых было много на больших дорогах.

В средние века в Европе все перевозки делали на лошадях. Поэтому не удивительно, что в поселок около монастыря или замка перебираются деревенские кузнецы и поселок все разрастается.

Переезжает поближе к базару и смекалистый, расторопный крестьянин. Его осенила идея... В базарные дни на торжища съезжается и приходит тьма-тьмущая народа. В жаркий летний день все хотят пить, а в осенние холода и зимнюю стужу надо же где-нибудь немного согреться и отдохнуть от базарной сутолоки... Он открывает трактирчик, где можно выпить кружку кваса или пива и отведать горячей яичницы... А знатному господину здесь подадут и зажаренного барашка, и настоящее вино.

Но крестьянину без разрешения господина уехать из деревни нельзя. И будущий горожанин нередко предлагает сеньору платить после переезда на новое место двойной оброк.

1470-1.jpg

В средневековом итальянском городе Сиене. Фреска. XIV в.

Города возникали под защитой стен монастырей и замков. Отсюда их названия: Сен-Жермен, Сант-Албанс, Сант-Яго или Страсбург, Аугсбург, Гамбург (от латинского слова «санктус» — святой, от немецкого слова «бург» —замок). Особенно часто они появлялись у речной переправы или брода, отсюда названия : Франкфурт-на-Майне, Оксфорд (брод — по-немецки «фурт», по-английски «форд»).

Но где бы ни возникали города, это были поселения нового типа. Главным занятием их жителей являлись ремесло и торговля.

1470-2.jpg

Золотых дел мастера за работой. Гравюра XVI в.

Причиной, вызвавшей к жизни европейские города, было отделение промышленного ремесленного труда от труда сельскохозяйственного, последовавшее в большинстве европейских стран в X в. Постепенно возвращаются к жизни и те из античных городов, которые оказались расположенными на торговых путях или в сфере их влияния.

Средневековый город, как правило, был окружен высокой толстой зубчатой каменной стеной со сторожевыми башнями и охвачен широким и глубоким рвом, заполненным водой. На день через ров напротив городских ворот перекидывался мост, и в город можно было попасть только по этому мосту и через ворота, в которых стояли вооруженные часовые. На ночь массивные дубовые ворота, обитые толстыми железными листами, закрывались и запирались крепкими засовами. А мост на ночь поднимался и загораживал собой ворота со стороны рва. Часовые же в сторожевых башнях дежурили круглосуточно.

В центре города обычно располагался кремль — последнее убежище горожан, если враг уже ворвался в город. Нередко из кремля, церкви или часовни через подвал шел тайный подземный ход в безопасное место далеко за чертой города. Прорытые под землей с удивительным мастерством, эти дороги жизни кое-где сохранились до наших дней.

Разросшийся, окрепший город старался избавиться от опеки владельца земли, на которой он стоял. За крупную сумму город покупал у сговорчивого сеньора право самому распоряжаться своими делами.

Если же феодал старался удержать город в подчинении, то начиналась борьба... Феодал чинил всевозможные насилия. Слуги феодала проникали в город и загрязняли и отравляли воду в колодцах, устраивали пожары и т. п. На дорогах они грабили обозы, вывозившие изделия ремесленников и доставлявшие в город продукты, угоняли скот горожан и т. д.

Начиналась настоящая война. Падение города означало потерю свободы, возврат под ненавистное ярмо сеньора, и поэтому горожане, как свидетельствуют современники, сражались геройски. Взять город приступом было очень трудно. Сеньоры предпочитали не штурмовать восставшие города, а душить их в кольце долгой осады.

Когда в осажденном городе кончались запасы продовольствия и защитники начинали умирать от голода и ран и если не прибывала помощь от соседнего города либо от короля, над стенами приходилось в знак сдачи поднимать белый флаг. Но бывало и так, что последние защитники города спасались через подземный ход, оставив врагу мертвый непокоренный город.

В XI—XV вв. у городов и у короля был общий противник — крупные феодалы. Городам, их торговле, их независимости мешали властные сеньоры и их непрестанные междоусобные войны. Те же могущественные сеньоры были препятствием на пути к созданию единого централизованного государства под властью короля. Поэтому короли и помогали городам в их борьбе с феодалами. Король выдавал городу жалованную грамоту, признававшую его вольной коммуной (общиной), и брал его под свою защиту. Город же был обязан ежегодно выплачивать королю известное количество денег и поставлять в его войско определенное число солдат. Во внутреннюю жизнь города-коммуны король не вмешивался.

Вольным городом отныне управлял свой выборный городской совет, город имел свой выборный суд, свое войско и знамя. Некоторые города чеканили свою монету. Города располагали правом свободной торговли и землевладения.

Но власть в вольном городе принадлежала патрициату — именитым купцам, ростовщикам, владельцам городских земель. Ремесленникам, объединенным в цехи, приходилось в упорной и продолжительной борьбе добиваться участия в городском совете и его правящих органах.

Город нуждался в притоке населения. Во многих местностях крепостной, укрывшийся за стенами города и проживший в нем один год и один день, становился свободным. Тогда сложилась поговорка: «Воздух города делает человека свободным».

На центральной площади города висел вечевой колокол. По его зову все мужское население города собиралось для решения важных вопросов городской жизни. На той же площади находилась и ратуша, где заседал городской совет и городской суд. В подвале ратуши помещался общегородской склад оружия (арсенал). Но каждый горожанин обязан был иметь и собственное оружие в своем доме. Горожане, всегда готовые к обороне родного города, изучали военное дело и практически постигали приемы и тактику рукопашного боя. Они владели холодным оружием и метко стреляли из лука и арбалета. Всюду в городах купцы объединялись в гильдии для защиты от происков феодалов, для организации торговли.

1470-3.jpg

Строительство городских зданий. Французская миниатюра XV в.

Ремесленники города постепенно стали объединяться в союзы — цехи. Существовали цехи кузнецов, ткачей, кожевников и многие другие. Цехи защищали себя от соперничества ремесленников других городов и деревенских ремесленников. И в этой борьбе важнейшей задачей стало достижение высокого качества изделий. Стремясь к этому, цехи обеспечивали заготовку и доставку сырья, тщательно контролировали работу каждого из своих членов. Они также налаживали сбыт готовых изделий. Мастерство ремесленников постепенно возрастало. Их специализация становилась более узкой, и цехи стали дробиться: так, из цеха ткачей выделились цехи красильщиков, прядильщиков, чесальщиков шерсти и др. Из цеха кузнецов обособились оружейники, монетчики, котельщики и др.

1470-4.jpg

Крепостные стены средневекового города Каркассона на юге Франции.

К середине XIV в. в Париже, например, было уже около 350 ремесленных цехов, в Лондоне — 60, в Кёльне — 50. Каждый ремесленный цех имел свой герб, выборного старшину — главу цеха, казначея и контролеров. В каждом цехе был свой устав, и все члены цеха должны были строго соблюдать все его параграфы. С нарушителей его брался штраф, который шел в цеховую казну.

Первоначально ремесленник-мастер (владелец мастерской и инструментов), его подмастерье (один или два) и несколько учеников совместно трудились и одинаково дорожили честью своего цеха. Способный подмастерье, овладев всеми навыками и секретами профессии, сдавал экзамен и получал звание мастера.

Но со временем, с притоком деревенских переселенцев, все большее число подмастерьев стало притязать на звание мастера. И прежние члены цеха превратили его в замкнутую организацию, куда имели доступ лишь сыновья мастеров и их зятья. Таким образом появились «вечные подмастерья», по существу ставшие наемными работниками мастеров, которые их жестоко эксплуатировали.

Угнетенные подмастерья создавали свои «братства» для борьбы с хозяевами-мастерами, организовывали восстания. Разбогатевшие мастера нередко увеличивали свои мастерские, нанимали многочисленных подмастерьев, отдавали обедневшим мастерам перерабатывать сырье или раздавали такое сырье деревенским беднякам, превращая также и их в своих наемных тружеников. Таким путем разлагались средневековые цеховые порядки, создавалось неравенство между членами цеха.

Запрещая всякие новшества и изобретения, цехи в последние столетия средних веков стали тормозить развитие производства. На смену им пришло более прогрессивное мануфактурное производство (см. ст. «Промышленный переворот в Англии»),