Детские крестовые походы

Летом 1212 г. по дорогам Франции и Германии двигались небольшими группами и целыми толпами мальчики от 12 лет и старше, почти все в простых холщовых рубахах поверх коротких штанов, босиком и с непокрытыми головами. У каждого спереди на рубахе был нашит матерчатый крест красного, черного или зеленого цвета. Это были юные крестоносцы. Над толпами детей реяли пестрые флаги: на одних было изображение Иисуса Христа, на других — богородицы с младенцем. Звонкими голосами крестоносцы распевали религиозные гимны, прославлявшие бога. Куда же и с какими целями направлялись эти отряды детей? В конце XI в. римский папа Урбан II призвал западных христиан к крестовым походам. На равнине близ французского города Клермона он обратился к рыцарям, крестьянам, горожанам, монахам, собравшимся под открытым небом, с призывом двинуться войной против турок-сельджуков, которые незадолго до того захватили город Иерусалим, считавшийся у христиан священным. По преданиям, там находился гроб, в котором был похоронен основатель христианской религии (см. ст. «Как возникло христианство»). На призыв папы откликнулось множество рыцарей и сотни тысяч деревенских бедняков во Франций и других странах Западной Европы. В 1096 г. они отправились в Палестину под предлогом освобождения «гроба господня». В знак того, что война предпринята с религиозной целью, воины прикрепляли к своей одежде кресты.

В действительности для многих рыцарей-крестоносцев освобождение «гроба господня» и других почитавшихся христианами «святых мест» в Палестине имело далеко не главное значение. Их манили богатые заморские земли. К тому времени в Западной Европе уже не осталось неподеленных земель. По феодальным обычаям наследовать поместье сеньора мог только его старший сын. Младшие сыновья образовали многочисленный слой феодалов, не имевших земли. Они жаждали получить ее любым путем. Со своей стороны католическая церковь не без основания опасалась, как бы эти рыцари не стали покушаться на ее владения. Папа римский не прочь был поэтому спровадить разбойничьи ватаги рыцарей подальше, за море. Кроме того, церковники во главе с папой стремились распространить свое влияние на новые территории и поживиться за их счет. Алчность рыцарства была возбуждена слухами о богатствах стран Восточного Средиземноморья.

1450-1.jpg

Крестоносцы в Иерусалиме. Миниатюра XIII в.

Первое время в крестовых походах участвовала и крестьянская беднота, жестоко страдавшая от притеснений феодалов, от неурожаев, голодовок. Священники и монахи уверяли, что если крестоносцы отвоюют у мусульман «гроб господень», то всемогущий бог сжалится над бедняками и облегчит их участь. За участие в крестовом походе папа обещал прощение грехов, а также долгов, в случае же гибели воина его душа должна была непременно удостоиться места в раю. Во время первого и последующих двух крестовых походов погибли сотни тысяч крестьян. Неудачи второго и третьего крестовых походов сильно поколебали веру бедняков в спасительность священных войн на востоке.

В 1204 г. крестоносцы, захватив столицу христианского государства Константинополь, предали его огню и мечу. Многие жители города были убиты. В огне пожаров погибли прекрасные произведения античного искусства, богатейшие библиотеки. Крестоносцы вывезли из города несметные богатства. Это событие сильно опорочило папскую идею «священной войны» на востоке. И все-таки в народе не совсем угасла смутная надежда на то, что бог будет милостивее к беднякам, если удастся отвоевать Иерусалим у «неверных». Это представление по-прежнему усердно поддерживали священники и монахи в своих проповедях. Церковники не прочь были погасить усиливавшееся недовольство и ропот крепостных против их сеньоров с помощью новых крестоносных предприятии.

В такой обстановке и возникли детские крестовые походы. Средневековые монахи-летописцы рассказывают о них следующим образом. В мае 1212 г. в аббатство святого Дионисия в Париже пришел неведомо откуда 12-летний мальчик-пастушок Этьен. Он объявил, что послан самим богом возглавить поход детей против «неверных» в «святую землю» (так называли тогда Палестину). Затем этот мальчуган пошел по деревням и городам. На площадях, на перекрестках дорог, во всех людных местах он произносил пылкие речи перед толпами собиравшихся людей, призывая своих сверстников готовиться в путь ко «гробу господню». Он говорил: «Взрослые крестоносцы — дурные люди, жадные и корыстолюбивые грешники. Всесильный господь не желает даровать грешникам победу над своими врагами. Милость божью могут заслужить только безгрешные дети. Безо всякого оружия им удастся освободить Иерусалим из-под власти мусульман. По велению божьему море расступится перед ними, и они перейдут по сухому дну, подобно библейскому герою Моисею, и отберут у неверных «святой гроб». Сам Иисус Христос приходил ко мне во сне и открыл, что дети избавят Иерусалим от ига язычников». Для большей убедительности мальчик поднимал над головой грамоту. «Вот письмо, — утверждал он, — которое дал мне Спаситель, поручив предводительствовать вами в заморском походе во славу господа».

Тут же, на виду у многочисленных слушателей и зрителей, рассказывают летописцы (хронисты), Этьен совершал различные «чудеса»: он будто бы возвращал зрение слепым и исцелял калек от недугов одним прикосновением рук.

Этьен приобрел широкую известность во Франции. По его призыву толпы мальчиков двинулись в город Вандом, ставший сборным пунктом юных крестоносцев. Наивные рассказы хронистов не объясняют, откуда взялось такое удивительное религиозное рвение у детей. Бедняки, крестьяне и горожане все еще надеялись на лучшую долю в сказочных восточных странах. Эта слепая вера заражала также и детей.

За юродивым (психически больным) пастушком Этьеном стояли ловкие церковнослужители. Им было нетрудно подучить его творить заранее подстроенные «чудеса». Крестоносная лихорадка охватила десятки тысяч детей бедняков сначала во Франции, а затем в Германии.

За пастушком Этьеном двинулись 30 тыс. детей. Они прошли Тур, Лион и другие города, кормясь милостыней. Папа римский Иннокентий III ничего не сделал, чтобы остановить этот безумный поход. Напротив, он заявил: «Эти дети служат укором нам, взрослым: пока мы спим, они с радостью выступают за «святую землю».

По пути к детям примкнуло немало взрослых крестьян, бедных ремесленников, священников и монахов, а также воров и всякого преступного сброда. Нередко эти грабители отбирали у детей продукты и деньги, которые им подавали местные жители. Наконец толпы крестоносцев достигли портового города Марселя. Здесь все тотчас бросились к пристани, ожидая чуда, но, конечно, море перед ними не расступилось. Зато нашлись два торговца, которые предложили перевезти крестоносцев за море ради успеха «дела божьего». Детей погрузили на семь больших кораблей. Недалеко от берегов острова Сардиния суда попали в бурю. Два корабля вместе со всеми пассажирами пошли ко дну, а остальные пять были доставлены корабельщиками в гавани Египта, где детей продали в рабство.

В одно время с французскими детьми в крестовый поход пустились 20 тыс. немецких ребят. Их увлек 10-летний мальчик по имени Николай. Толпы юных немецких крестоносцев из Кёльна двинулись вдоль Рейна на юг. С трудом дети перешли Альпы: от голода, жажды, усталости и болезней две трети их погибли ; остальные кое-как добрались до итальянского порта Генуя. Правитель города, решив, что приход такого множества детей не иначе, как козни врагов Генуэзской республики, приказал крестоносцам немедленно убираться прочь. Измученные дети отправились дальше. Только небольшая их часть достигла города Бриндизи. Вид оборванных и голодных ребятишек был настолько жалок, что местные власти воспротивились продолжению похода. Юным крестоносцам пришлось возвращаться домой. Большинство их погибло от голода на обратном пути. По свидетельству очевидцев, трупы детей многие недели валялись неубранными на дорогах. Уцелевшие крестоносцы обратились к римскому папе с просьбой освободить их от обета крестового похода. Но папа согласился дать им отсрочку лишь на время, пока они достигнут совершеннолетия.

Страшную историю детских крестовых походов некоторые ученые склонны считать вымыслом. Однако о детских крестовых походах повествуют многие хронисты ХIII в., составлявшие свои хроники независимо друг от друга. Это дает основание считать, что детские крестовые походы быль, а не легенда.