Льюис Генри Морган

В ходе европейской колонизации большинство ирокезов было уничтожено или вытеснено со своих территорий. Жалкие остатки когда-то многолюдных племен доживали свой век в разбросанных и удаленных друг от друга небольших деревнях. Здесь-то в 1818 г. около одного из ирокезских поселений, в небольшой живописной деревеньке с поэтическим названием Аврора, родился будущий неутомимый исследователь культурно отсталых народов Льюис Генри Морган.

Дети-ирокезы были его сверстниками и товарищами по играм. С юношеских лет Морган крепко дружил с Элисом Паркером — ирокезом из племени сенека. В сопровождении своего друга Морган посещал селения ирокезов, изучая их прошлое и современный быт, их общественные порядки. В 1847 г. некая компания добыла у правительства обманным путем договор на уступку ей за ничтожную цену части территории, еще остававшейся у племени ирокезов сенека. Морган выехал в столицу США Вашингтон и добился расторжения жульнического договора.

Ирокезы высоко оценили услугу Моргана. 31 октября 1847 г. в торжественной обстановке Морган был принят в род Ястреб племени сенека. После этого Морган узнал много нового: старики открыли ему немало сведений, державшихся в строжайшем секрете от «бледнолицых» европейцев.

Исследуя общественное устройство ирокезов, Морган узнал, что все взаимоотношения между ними строго зависели от степени их родства. Кровные родственники овачир образовывали так называемый род. Каждый род имел родовое имя: Волк, Медведь, Олень, Черепаха, Бобр, Ястреб и т. д. Сородичи, члены одного рода, были обязаны помогать друг другу. Весь род нес ответственность за преступление, совершенное кем-либо из его членов. Деятельностью рода и его сношениями с другими родами руководил родовой совет, в который входили все взрослые мужчины и женщины. Мужчина и женщина, принадлежавшие к одному роду, не имели права вступать в брак. Муж и жена поэтому всегда принадлежали к разным родам, а каждая семья всегда состояла из членов по меньшей мере двух родов. Несколько родственных между собой родов образовывали племя. Все члены племени говорили на одном языке.

Продолжая свои исследования, Морган обнаружил сходное общественное устройство и у остальных племен североамериканских индейцев. Его заинтересовало, как обстоит дело у других народов мира. И Морган разослал письма буквально во все концы земли. Полученные им ответы были удивительно однообразны. Оказалось, что у всех без исключения культурно отсталых народов: и у полубродячих охотников и собирателей, и у оседлых земледельцев — племенной строй, родовая организация, отношения родства лежали в основе их общественного устройства. При этом чем ближе, чем теснее было родство, тем больше и чаще родичи были обязаны помогать друг другу. Недаром взаимная помощь, коллективизм отношений были основным законом жизни этих народов.

Обдумывая эти факты, Морган задал себе вопрос: а что если этот общественный порядок — обязательный этап в историческом развитии человеческого общества? Но тогда он должен был господствовать в далеком прошлом и у ныне цивилизованных народов Европы и Азии. С обычным для него энтузиазмом и энергией Морган немедленно обратился к изучению прошлого греков, римлян, германцев. Результаты исследований превзошли самые смелые его ожидания.

В 1877 г. в знаменитом труде «Древнее общество» Морган нарисовал величественную картину истории первобытного общества. Он доказал, что родо-племенной строй и отношения родства определяли в прошлом общественное устройство всех без исключения народов Земли.