Этруски

В центральной Италии с VIII в. до н. э. жил народ, который греки называли по имени легендарного героя Тиррена тирренами, а римляне — этрусками. Этруски были создателями древнейших в Италии рабовладельческих государств. Свои города этруски строили на холмах, обнося их мощными каменными стенами, которые способны были выдержать удары таранов и катапульт. Во главе этрусских государств первоначально стояли выборные цари, носившие титул лукумонов. Они возглавляли войско, творили суд и были верховными жрецами. Символами власти лукумонов были золотая диадема, скипетр, расшитая золотом тога и трон из слоновой кости. В V в. до н. э. царская власть сменяется республиканской формой правления. Но потомки лукумонов сохраняют богатство и политическое влияние.

1330-1.jpg

Этрусская гробница, высеченная в скале и засыпанная землей. Такие гробницы появляются с VII в. до н. э.

Независимые города-государства этрусков объединились в союз из 12 городов с общим центром в Вольсиниях. Здесь каждой весной в святилище богини Волтумны собирались главы и представители государств. К этим собраниям приурочивались общенародные игры и ярмарки.

Этруски покорили многочисленные племена в долине рек Тибра и По, захватили плодородную область Кампанию. В колонизованных этрусками областях также возникли союзы 12 городов, связанные с центральным союзом общими политическими интересами. По словам римского историка Тита Ливия, слава этрусков «наполняла земли и моря с одного края Италии до другого, от Альп до Мессинского пролива».

Этруски обладали сильным военным флотом, позволившим им в союзе с карфагенянами разбить греков в 535 г. до н. э. и обосноваться на островах Корсика, Сардиния, Эльба. Их торговые корабли достигали портов Греции и Ливии и даже заплывали в Атлантический океан.

Память о морском могуществе и широком размахе торговли этрусков сохраняется в названиях омывающих Италию морей — Тирренское (по имени тирренов) и Адриатическое (по имени этрусского города Атрия).

В начале VII в. до н. э. этруски захватили Рим — небольшое поселение латинов и сабинов — и превратили его в настоящий город. Болотистая площадь между холмами была осушена и превращена в центр торговой и политической деятельности — форум. Ручьи, протекавшие по низинам города и уносившие вместе с водой нечистоты, были пропущены в специально прорытые каналы (клоаки) и покрыты сверху каменными сводами. Самый крупный из этих подземных каналов (Большая клоака) до сих пор входит в систему канализации Рима. На Капитолийском холме этруски построили храм своим трем основным божествам и украсили его расписными глиняными плитами.

1330-2.jpg

Крылатые кони. Раскрашенная этрусская скульптура, найденная в одной из гробниц недалеко от Рима.

Этрускам принадлежат древнейшие на Апеннинском полуострове памятники письменности. Римляне заимствовали у этрусков знаки государственной власти, одежду, устройство дома, цирк, гладиаторские бои. От этрусков в римскую архитектуру перешла конструкция купола и свода. Этрускам приписывают изобретение якоря и медного тарана, укреплявшегося на носу корабля в его подводной части.

Многие боги, которым приносили жертвы римляне, были богами этрусков. Этрусское происхождение имела и влиятельная коллегия римских жрецов — гадателей по внутренностям животных — гаруспиков. Без их советов и заключений римляне не начинали ни одного сражения, не приступали к обсуждению государственных дел. Собрание правил и поучений гаруспиков римляне называли «этрусской дисциплиной».

1330-3.jpg

Золотые пластины с этрусскими надписями.

При каких обстоятельствах появились этруски на территории Италии? Этот вопрос волнует ученых уже много столетий. На него пытались ответить как современники и очевидцы расцвета этрусков, так и историки, искусствоведы, языковеды нового времени.

«Отец истории» Геродот считал этрусков переселенцами из Лидии (Малая Азия), покинувшими свою родину из-за свирепствовавшего там голода. Современник Геродота Гелланик также считал этрусков выходцами с востока, но их предков видел не в лидийцах, а в древнейших обитателях Греции — пеласгах. Взгляд на этрусков как на выходцев из Лидии получил в античности почти единодушное признание. Лишь один историк — грек Дионисий, происходивший из того же города Галикарнаса, откуда был родом Геродот, считал, что этруски ни откуда не переселялись, а были древнейшим местным народом Италии, отличавшимся от других ее обитателей языком и обычаями. Сами этруски считали себя лидийцами.

Для решения этого и многих других вопросов этрусской истории ученые используют рассказы древних авторов, тщательно изучают остатки этрусских храмов, крепостей, жилых домов, а также многочисленные предметы этрусского быта и искусства, извлеченные из могил. Ищут они ответа и в этрусских надписях, которыми покрыты каменные плиты, стены гробниц, металлические изделия, стенки сосудов. Надписи эти, исполненные вариантом финикийско-греческого алфавита, легко читаются, но почти не поддаются переводу и пониманию. Например, мы читаем слова: Мимнис ерут кадрес тавес. Но значение их никто понять не может.

1330-4.jpg

Флейтист. Фреска в одном из склепов Тарквинии. V в. до н. э.

Многие века ученые пытаются заставить этрусков «говорить», но они упорно молчат, вызывая отчаяние исследователей. Разными ухищрениями удалось вырвать значение нескольких десятков слов, таких, как сын, дочь, мать, день, луна, как цифры первого десятка. Но этого недостаточно, чтобы понять смысл хотя бы одного большого связного текста, запечатленного на камне или металле.

В 1964 г., при раскопках этрусского города Пирги, были найдены золотые пластины с надписями на этрусском и финикийском языках. Они представляют собой посвящение богине Юноне — Астарте, сделанное Тиберием Валианой — правителем крупнейшего, тесно связанного с Римом этрусского города Цере.

Надпись относится к концу VI — началу V в. до н. э., когда этрусское владычество в Северной и Средней Италии заколебалось под ударами греческих колонистов и местного италийского населения (именно в это время из Рима был изгнан последний этрусский царь Тарквиний Гордый). В таких условиях город Цере искал союза с карфагенянами. Поэтому Тиберий Валиана и посвятил храм в Пирги (он был портом для Цере) финикийско-карфагенскому божеству Астарте.

Несмотря на параллельный финикийский текст, мы понимаем лишь приблизительный смысл большинства этрусских слов и надписей на золотой пластине. Даже после этой замечательной находки нельзя сказать, что тайна этрусского языка раскрыта.