Тридцать два года среди коренных жителей Австралии

Одним из первых европейцев, кто близко, на собственном опыте, узнал жизнь диких племен, был Вильям Бакли. В начале XIX в. его вместе с другими осужденными привезли из Англии в одну из каторжных тюрем, выстроенных английскими властями в далекой Австралии.

Через три месяца Вильям Бакли бежал, но заблудился, в окрестных лесах. Случайно наткнувшиеся на обессилевшего Бакли аборигены (коренные жители) Австралии спасли его от грозившей ему голодной смерти.

1020-1.jpg

Австралиец-абориген возвращается с охоты на кенгуру. В его руке копье и копьеметалка.

Вильям Бакли прожил среди аборигенов Юго-Восточной Австралии 32 года и вернулся в цивилизованный мир уже в преклонном возрасте. Его подробный многодневный рассказ был записан и издан в 1835 г.

Аборигены Австралии ничего не знали о земледелии, и у них не было домашних животных, если не считать полудикой собаки динго. Все орудия они изготовляли из камня, раковин, костей и дерева. Этими грубыми инструментами они мастерили охотничье оружие, браслеты и пояса, плели мешки и сумки, вили веревки. Огонь добывали трением двух палок друг о друга.

Из года в год кочевали аборигены в поисках пищи. Охотились на животных и птиц, ловили рыбу в реках и озерах, выкапывали корни и луковицы растений, собирали ягоды, листья, личинки насекомых, опустошали птичьи гнезда, забирали мед у пчел и ос, вылавливали моллюсков и ракообразных на морском побережье.

1020-2.jpg

Австралиец за изготовлением каменного орудия.

Там, где пищи было мало, аборигены разбивали лагерь, задерживаясь на одном месте на два-три дня, где много — устраивались надолго. При длительных остановках строили прочные хижины — шалаши из жердей, веток, камней, земли, торфа.

Посуды для приготовления пищи у австралийцев не было. Зато у каждой семьи была зернотерка — большой плоский камень, на котором женщины небольшим булыжником растирали твердые корни и зерна, раскалывали орехи, дробили кости животных. Корни, клубни, семена предварительно вымачивали в воде или подпекали в костре, а уж затем растирали на камне. Змей сворачивали кольцом и запекали в золе. Мелких животных, птиц, гусениц и улиток жарили на углях. Крупную дичь разрубали на части и жарили на раскаленных камнях, закрыв сверху кусками коры и песком.

Как только запасы пищи истощались, люди двигались дальше, захватывая весь свой немудреный скарб. Мужчины несли каменные топоры, копья, метательные палицы — бумеранги, палки для добывания огня; женщины — корытца из коры, сосуды для воды из высушенных тыкв, мешки и сумки, плетенные из растительных волокон, зернотерки. Женщины переносили и маленьких детей.

Единственной одеждой взрослым служили наброшенные на плечи и подвязанные спереди у шеи шкуры кенгуру или динго.

1020-3.jpg

Орудия труда австралийцев: вверху — два бумеранга; в центре — зернотерка с пестом; внизу слева направо — каменный топор, два наконечника копий, два гарпуна, клевец.

Каждая община, т. е. группа совместно живущих людей, состояла из некоторого числа семей. Между общинами обычно царил мир. Порой они враждовали, и изредка дело даже доходило до вооруженных столкновений. Но чаще общины приглашали друг друга в гости, устраивая время от времени шумные совместные пиры, празднества, вместе охотились и ловили рыбу, регулярно обменивались пищей и изделиями; члены соседних общин вступали в браки и т. д.

Аборигены Австралии отнюдь не были каким-то странным исключением. Со временем ученые и путешественники обнаружили племена полубродячих охотников и собирателей во многих других уголках мира: в Северной и Южной Америке — индейские племена (шошоны, команчи, индейцы Калифорнии, ботокуды, огнеземельцы и многие другие), в Африке — бушмены, в Юго-Восточной Азии — кубу, андаманцы, тоала, семанги, аэта. Повсюду основные средства труда этих народов, их хозяйственный и семейный быт, общинная организация в главных своих чертах, несмотря на тысячи местных особенностей, были удивительно похожи.