Свержение царизма в России

27 февраля (12 марта) 1917 г. рухнули твердыни самодержавия. В течение нескольких дней развалилась монархия, державшаяся веками, устоявшая под ударами грозного 1905 года.

— Народ
разорвал
оковы царьи, Россия в буре,
Россия в грозе,— Читал
Владимир Ильич
в Швейцарии, дрожа,
волнуясь
над кипой газет.

(В. Маяковский. «Владимир Ильич Ленин».)

 

Сбылось то, очем мечтали поколения русских революционеров, чего жаждал народ. Падение самодержавия было определено всем ходом исторического развития.

Поражение первой русской революции вовсе не означало, что народные массы смирились со своим бесправным и голодным существованием. Причины, породившие революционный взрыв 1905 г., сохранились. Уже в 1910 г. в стране обозначился революционный подъем, а к лету 1914 г. Россия стояла на пороге новой революции. Мировая война лишь на короткий срок приостановила революционное движение. Военные поражения и хозяйственная разруха вконец расшатали правительственный механизм. Царизм метался в бессильных попытках предотвратить катастрофу. Один из царских министров признавал позднее, что у правительства не было никакого плана и оно шло, «закрыв глаза, по инерции». Даже буржуазия испытывала разочарование в царе, который не сумел организовать победоносной войны и предотвратить революцию, а признаки ее становились все более ощутимыми.

«Идея всеобщей забастовки, — доносила охранка в начале 1917 г., — со дня на день приобретает новых сторонников и становится популярной, какой была и в 1905 году». Резко усилилось крестьянское движение. Не прекращалась национально-освободительная борьба в Средней Азии и Казахстане. Участились революционные выступления в армии. Таким образом, «верхи» уже не могли управлять страной по-старому, а «низы» явно не хотели жить по-старому, мириться с ужасами войны и преступной политикой царизма.

В стране сложилась революционная ситуация. Но самодержавие не могло рухнуть само. Нужна была активная сила, способная направить стихийное недовольство масс в сознательное революционное русло и свалить царизм. Такой силой был закаленный в классовых битвах российский пролетариат и его испытанный авангард — большевистская партия.

Уже январские забастовки 1917 г., самые внушительные за 30 месяцев войны, показали, что рабочее движение поднялось на качественно новую ступень и носит ярко выраженный политический характер. Во главе его шел петроградский пролетариат, насчитывавший в своих рядах около 400 тыс. человек. Он-то и выступил застрельщиком всеобщего выступления и вынес на своих плечах основную тяжесть борьбы.

2890-1.jpg

Так солдаты Волынского полка приняли весть о падении самодержавия.

23 февраля (8 марта) 1917 г. питерские рабочие отметили Международный женский день забастовкой, в которой участвовало около 128 тыс. человек. Тысячи работниц, домохозяек, солдаток вышли на демонстрацию с лозунгами: «Хлеба!», «Долой войну!», «Верните нам наших мужей!» То тут, то там возникали митинги. Они не были похожи на митинги прошлых лет, когда ораторам приходилось прятаться от полиции. Теперь революционеры выступали открыто, смело бросая в толпу яркие революционные призывы. И это был не «голодный бунт», как расценили события 23 февраля царские власти. Рабочие выступали не с протестом против отдельных мероприятий властей, не с целью добиться отдельных уступок. Они поднялись на борьбу, чтобы свергнуть царизм. Это был первый день народной революции.

24 февраля в Петрограде бастовало свыше 200 тыс. рабочих, а на следующий день остановились все предприятия столицы. Забастовка приняла всеобщий характер. Из рабочих кварталов людские потоки неудержимо хлынули к центру города. Полицейские оказались не в силах сдержать эту лавину. «Надвинулось время открытой борьбы, — говорилось в листовке Петроградского комитета большевистской партии. — Впереди борьба, но нас ждет верная победа! Все под красные знамена революции! Долой царскую монархию!»

Настал критический момент борьбы. Пролетариат ввел в бой все свои силы. Теперь успех дела во многом зависел от поведения армии. Привлечение ее на сторону народа стало важнейшей задачей момента. Петроградский комитет РСДРП обратился со специальной листовкой «К братьям солдатам». Лучшие свои силы большевики направили в казармы, чтобы вести там революционную агитацию.

Между тем командующий Петроградским военным округом генерал Хабалов получил грозный царский приказ: «Завтра же прекратить в столице беспорядки». В ночь на 26 февраля были произведены массовые аресты революционеров. В числе арестованных оказалось пять членов городского комитета большевистской партии. Руководство движением взял на себя комитет Выборгского района — одного из главных бастионов революции.

День 26 февраля начался как будто бы тихо. Пусто было на улицах, стояли трамваи, не работали заводы. Хабалов телеграфировал царю: «С утра в городе спокойно». Но это была обманчивая тишина, затишье перед бурей. К полудню многотысячные толпы рабочих, пробиваясь через полицейские и войсковые заслоны, двинулись с окраин к центру города. Просторная Знаменская площадь и Невский, Лиговка и Литейный проспект едва вмещали в себя плотную массу людей. И тут Хабалов решил применить «последнее средство». Рабочие были встречены свинцом. Правда, солдаты большей частью стреляли в воздух, но полицейские беспощадно расстреливали демонстрантов. Только на Знаменской площади было убито 40 человек. Демонстранты вступили в бой с врагом. В этот день на сторону пролетариата перешла рота запасного батальона Павловского полка. Стачка стала перерастать в вооруженное восстание.

С раннего утра 27 февраля восстание вспыхнуло с новой силой. Рабочие крупнейших питерских заводов вновь вышли на улицы, полные решимости продолжать борьбу до полной победы. Восстали солдаты Волынского полка, к ним присоединились гвардейцы Преображенского и Литовского полков. Число восставших солдат уже утром достигло 10 тыс. Приступом был взят Арсенал, где рабочие захватили 40 тыс. винтовок. Распахнулись тяжелые ворота тюрем — «Крестов» и Литовского замка, в казематах которых томились сотни рабочих-революционеров. Повсюду срывали и уничтожали эмблемы ненавистного самодержавия — гербы с двуглавым орлом и трехцветные флаги.

2890-2.jpg

Сатирическая открытка 1917 г.

В течение дня восставшими были захвачены вокзалы и центральные учреждения. К вечеру на сторону восставшего народа перешло вв тыс. солдат. Хабалов вынужден был донести в ставку, что «исполнить повеление о восстановлении порядка не мог», и обещал «продолжать борьбу». Но сделать этого ему уже не пришлось. «Верные части» таяли, как снег под весенним солнцем. Весь петроградский гарнизон стал под красные знамена революции. Это был боевой союз рабочих и крестьян, одетых в солдатские шинели. В восстании солдат отразилась вековая ненависть крестьян к своим угнетателям. Принесла свои плоды и многолетняя революционная работа большевиков в армии. В этот день были арестованы председатель Совета министров князь Голицын и другие члены царского правительства.

Народ запрудил улицы, прилегающие к Таврическому дворцу, где находилась Государственная дума. Депутаты от помещичьих и буржуазных партий ненавидели народ и боялись его. Они хотели убрать одного царя и посадить на его место другого. А народ вооруженной рукой сметал самодержавие и бился за настоящую свободу, за хлеб, за мир. «Пулеметов — вот чего мне хотелось»,— вспоминал позднее монархист Шульгин, с бессильной злобой в тот день смотревший на рабочих и солдат из окна дворца. Главари Думы делали отчаянные попытки овладеть положением. Спешно был, избран «Временный комитет Государственной думы» из 11 членов во главе с ее председателем помещиком Родзянко. Для «водворения порядка» в столице комитет предложил солдатам «немедленно возвратиться в свои казармы» и подчиниться офицерам. Но солдаты не подчинились этим призывам и вместе с рабочими довершили победоносное восстание.

2890-4.jpg

Не угодно ли присесть на престол? Карикатура из журнала «Бич». 1917 г.

Вечером 27 февраля жители столицы читали манифест ЦК РСДРП «К гражданам России». «Граждане! — говорилось в нем. — Твердыни русского царизма пали. Благоденствие царской шайки, построенное на костях народа, рухнуло. Столица в руках восставшего народа... Да здравствует демократическая республика! Да здравствует революционный рабочий класс! Да здравствует революционный народ и восставшая армия!» Это был документ большой политической важности. Он провозгласил требования демократической республики, восьмичасового рабочего дня, конфискации помещичьих земель, немедленного прекращения грабительской войны.

На улицах еще кипела вооруженная борьба, а рабочие уже приступили к выборам своих представителей в Совет рабочих депутатов. Мысль о Советах жила в сердцах рабочих со времени революции 1905 г. И теперь они начали создавать свою власть — Советы. Это был замечательный акт революционного творчества масс. Вечером 27 февраля в Таврическом дворце состоялось первое заседание Петроградского Совета рабочих депутатов, а 1 марта он объединился с солдатской секцией в единый Совет рабочих и солдатских депутатов.

Совет в эти дни являлся настоящей реальной властью. Изданный им 1 марта 4 Приказ JM» 1» по войскам Петроградского гарнизона обязывал солдат подчиняться только Совету. Вооруженные рабочие и солдаты полностью поддерживали созданную ими власть. Под контролем Совета находились вокзалы и важнейшие правительственные учреждения. «Мы в плену у революции»,— признавался Родзянко одному иностранному дипломату. Совет имел возможность беспрепятственно устранить бессильный «Временный комитет Государственной думы» и стать полновластным революционным правительством, к созданию которого призывали большевики. Однако этот решающий шаг не был сделан. В то время, как силы и все внимание большевиков были прикованы к уличной борьбе, большинство мест в Совете досталось меньшевикам и эсерам; председателем Совета был избран меньшевик Чхеидзе, его заместителями — эсер Керенский и меньшевик Скобелев. Лидеры мелкобуржуазных партий меньшевиков и эсеров (см. статьи «II съезд РСДРП», «Первая русская революция»), оказавшиеся в Совете в большинстве, стремились передать власть буржуазии. Рабочие и солдаты, не понимавшие еще тогда истинной сущности подобной политики, наивно верили россказням меньшевиков и эсеров о том, что правительство из думских буржуазных деятелей может дать народу хлеб, долгожданный мир и свободу, и не воспротивились этим действиям.

В ночь с 1 на 2 марта эсеро-меныневистские лидеры Совета договорились с членами думского «Временного комитета» о сформировании Временного правительства, главным образом из представителей контрреволюционных буржуазных партий октябристов и кадетов. Во главе этого буржуазно-помещичьего правительства стал помещик и капиталист князь Львов, которого еще царь прочил в премьеры. Министром иностранных дел был назначен ярый сторонник империалистической захватнической политики кадет Милюков, военным и морским министром — злейший враг революции октябрист Гучков. В качестве' представителя «демократии» в правительство вошел эсер, адвокат по профессии, Керенский, получивший портфель министра юстиции.

Первым же шагом этого правительства была попытка спасти монархию от окончательной гибели. В Псков, где в штабе Северного фронта находился в это время царь, тайно выехали Гучков и Шульгин. Николай II подписал отречение от престола в пользу своего брата Михаила. Известие об этом вызвало открытое возмущение в народе. «Хрен редьки не слаще»,— говорили рабочие. Вернувшийся из Пскова Гучков выступил на митинге железнодорожников. Но когда он закончил свою речь словами: «Да здравствует император Михаил!» — рабочие чуть не избили незадачливого спасителя монархии. От Михаила пришлось отказаться. Возврата к царизму не было.

Вслед за столицей революция победила по всей стране. Повсюду, и прежде всего в крупнейших промышленных центрах, создавались Советы — органы революционной власти рабочих и крестьян.

В России сложилась чрезвычайно своеобразная и редко встречающаяся в истории обстановка — двоевластие. Наряду с буржуазно-помещичьим Временным правительством и его органами на местах возникла другая власть — Советы рабочих и солдатских депутатов, власть рабочих и крестьян, власть трудящихся. Но долго такое положение, разумеется, сохраняться не могло. Перед Россией было два пути: либо всевластие помещиков и капиталистов, либо переход всей власти в руки пролетариата и его союзников.

Первый путь нес трудящимся массам нищету, политическое бесправие и продолжение империалистической войны. Второй означал спасение страны от национальной катастрофы, прекращение братоубийственной мировой бойни, достижение действительной свободы для всех народов России. Этот путь лежал через социалистическую революцию.

Партия большевиков, испытанная и закаленная в огне классовых битв, возглавляемая гением революции Владимиром Ильичей Лениным, уверенно повела рабочий класс и трудовое крестьянство на борьбу за светлое будущее, за социализм.

Амангельды Иманов  (1873—1919)

Мировая война, начавшаяся в 1914 г., принесла новые бедствия трудовому народу Средней Азии и Казахстана. Царские колонизаторы вывозили отсюда «на нужды войны» сырье, продовольствие, скот. Налоги, которые должны были платить казне узбеки, казахи, киргизы, туркмены, таджики, каракалпаки, за годы войны выросли в 15 раз. 25 июня 1916 г. был издан указ о мобилизации коренного населения Средней Азии и Казахстана «для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии». Мобилизации подлежали все мужчины от 19 до 43 лет.

Указ был получен в разгар сельскохозяйственных работ. Отвлечение мужчин грозило срывом уборки урожая и голодом. Это переполнило чашу народного терпения. В северных районах Таджикистана и в Узбекистане вспыхнуло стихийное восстание, которое охватило вскоре почти всю Среднюю Азию и Казахстан. В нем приняли участие сотни тысяч декхан (крестьян) и ремесленников. Они выступали под лозунгами: «Не дадим людей!», «Не отдадим своих детей царю!» Восставшие поджигали канцелярии и дома волостных управлений, сельских старшин, уничтожали списки мобилизуемых,

2890-3.jpg

Особенно упорный характер носило восстание в одной из северных частей Казахстана, в Тургайском уезде, которым руководил национальный герой казахского народа Амангельды Иманов.

Амангельды родился в 1873 г. в семье бедняка пастуха. Он рос подвижным, веселым, смелым мальчиком. С упоением Амангельды часами скакал по степи на необъезженной, норовистой лошади, был страстным охотником и метким стрелком. Его друг — известный впоследствии герой гражданской войны в Казахстане большевик Алибий Джангильдин вспоминал: «С юношеского возраста Амангельды был крепок, как алмаз, и остер, как булат. Он был признанным вожаком своих сверстников по детским играм. Уже тогда он не мог равнодушно видеть, как кого-либо незаслуженно обижали. В его темных глазах загорались грозные огоньки, и Амангельды самым решительным образом заступался за обиженного, как бы ни был силен обидчик».

Шли годы. И вот Амангельды Иманов уже широко известен в степи как смелый и прямой человек — враг царских чиновников и аульных богатеев. Он стал душой тургайского восстания, организатором повстанческих отрядов и их вождем.

В ноябре 1916 г. общее число восставших в Тургайском уезде достигало 50 тыс. человек. Они были вооружены охотничьими ружьями, пиками, топорами, но смело вступали в бой с царскими войсками. Против тургайских повстанцев был брошен экспедиционный корпус с орудиями и пулеметами, но карателям так и не удалось «умиротворить» этот район до самой Февральской революции.

После победы Октября большевик Амангельды Иманов стал тургайским военным комиссаром, руководил партизанской борьбой против белоказаков и алаш-ордынцев (члены контрреволюционной организации казахских кулаков и феодалов-скотоводов) и был зверски убит ими со всей своей семьей в мае 1919 г.

Казахский народ и народы всего Советского Союза чтят память Амангельды Иманова. И ныне в столице Казахской ССР Алма-Ате воздвигнут памятник бесстрашному батыру, стойкому большевику, отдавшему жизнь за счастье народа.