Как была развязана первая мировая война

К началу XX в. Англия, Франция, Германия, США и другие державы захватили обширные территории в Азии и Африке, превратив их в свои колонии. Раздел мира между империалистическими державами был завершен, и началась борьба за его насильственный передел.

Германские империалисты считали себя обойденными при разделе мира и готовились к захватам в Европе и в колониях. Но капиталисты Англии и Франции не собирались уступать свои позиции. В эту борьбу были вовлечены Австро-Венгрия, Россия, США, Япония, Италия и другие страны.

Германские империалисты намеревались отнять у Англии и Франции заморские колонии, у России отторгнуть Украину, Польшу, Прибалтику.

Развернулась гонка вооружений. Германия стремилась догнать Англию в морских вооружениях и к 1914 г. построила крупный военно-морской флот, в том числе 14 дредноутов (крупных броненосцев нового типа). У Англии было 20 дредноутов, и ее морской флот превосходил немецкий, но она опасалась, что со временем может потерять преобладание на море. Англия стремилась уничтожить военную и экономическую мощь своего главного конкурента — Германии, захватить у Турции Месопотамию и Палестину.

Французская буржуазия стремилась к реваншу, т. е. возврату путем новой войны отнятых у нее Германией в 1870 г. провинций — Эльзаса и Лотарингии, к приобретению новых колоний.

Правившая в Австро-Венгрии австрийская династия Габсбургов угнетала славянские народы: чехов, поляков, сербов, хорватов, которые боролись за свою независимость. Сербы и хорваты мечтали освободиться от австрийского гнета и соединиться со своими соотечественниками в Сербии. Австрийская монархия была накануне распада. Ее правящие круги рассчитывали путем победоносной войны против небольшой Сербии укрепить свою власть над славянскими народами Австро-Венгрии. Царская Россия поддерживала Сербию.

У русских капиталистов и помещиков были свои захватнические планы. Царское правительство намеревалось отнять у Турции Константинополь и проливы, ведущие из Черного моря в Средиземное, подчинить своему влиянию страны Балканского полуострова.

Турция же хотела восстановить свое господство над балканскими народами, отнять у России Крым и Кавказ.

Образовались два мощных военных блока. В один из них входили Германия, Австро-Венгрия и Италия («Тройственный союз»), в другой — Англия, Франция и Россия («Антанта» — в переводе с французского «согласие»).

Перед первой мировой войной обострились классовые противоречия во всех капиталистических странах. Грозные забастовки, демонстрации, революционные настроения рабочего класса вызывали страх у буржуазии.

Правительства империалистических держав, готовясь к войне, рассчитывали, что она поможет отвлечь массы от классовой борьбы, вызовет национальную вражду, захватнические вожделения.

Первую мировую войну 1914 — 1918 гг. готовили правительства всех европейских держав. Это была война империалистическая, несправедливая, захватническая. Виновники войны — империалисты всех стран. Но главную роль в ее развязывании сыграли империалисты Германии.

В июне 1914 г. австро-венгерское правительство решило провести военные маневры у самой границы с Сербией. Па маневры прибыл эрцгерцог (наследник австрийского престола) Франц Фердинанд. Было известно, что он вынашивает планы уничтожения Сербского государства. 28 июня эрцгерцог проезжал в автомобиле по узким улицам пограничного городка Сараево. Неожиданно из толпы вырвался юноша и бросился к автомобилю. Раздались два выстрела. Эрцгерцог был убит. Убийцей был серб — студент Таврило Принцип, член тайной организации, которая ставила целью освободить сербов, находившихся под властью Австро-Венгрии. Убийство эрцгерцога было местью за притеснения сербов.

Сараевский выстрел прозвучал как удар грома в душной атмосфере надвигающейся грозы. Правительства империалистических стран стали спешно завершать давно начатую подготовку к войне. Но прошло немало лет, пока стали известны подробности того, как была развязана мировая империалистическая война, подробности тех лихорадочных тайных переговоров, которые развернулись за кулисами буржуазных правительств. Они стали известны из опубликованных после войны документов, из воспоминаний некоторых лиц, близко стоявших к вдохновителям и организаторам страшной четырехлетней кровавой бойни 1914 — 1918 гг.

После сараевского убийства в Вене решили, что более удобного предлога для давно замышлявшейся расправы над Сербией не придумаешь. Но за Сербией стояла царская Россия. Союзником России была Франция. Если Россия выступит на защиту Сербии, то разгорится всеевропейская война. Прогнившая и слабевшая с каждым днем австрийская монархия не могла отважиться на собственный страх и риск на такое дело. Все зависело от того, что скажет ее могущественный союзник — Германия. Вопрос о войне решался в Берлине.

2840-1.jpg

Захватнические планы Германии. Карикатура на Вильгельма II и германский империализм.

Правящие круги Германии во главе с кайзером (императором) Вильгельмом II рассуждали так. Россия к войне не готова. Воевать она, очевидно, побоится. Если Россия не вмешается в австро-сербскую распрю, то Австрия раздавит Сербию. Это будет крупным выигрышем для австро-германского блока. Если же Россия все-таки решится воевать, то большая война начнется в условиях, выгодных для Германии. Германия лучше подготовлена к войне, чем ее враги. У нее лучшая в Европе сухопутная армия, больше опытных офицеров, больше тяжелых орудий. «Всякое выжидание означает уменьшение наших шансов», — твердил влиятельный начальник генерального штаба германской армии фон Мольтке. Чем скорее начнется война, тем лучше для Германии — так решили Вильгельм и его окружение. Они были уверены в победе.

Германский генеральный штаб давно разработал план «молниеносной войны» против Франции и России. Сначала предполагалось всеми силами обрушиться на Францию через территорию Бельгии (то, что придется нарушить нейтралитет Бельгии, германских империалистов нисколько не смущало). Продиктовав свои условия побежденной Франции, Германия перебросит свои войска против России и без труда одержит победу над более слабым противником. Нужно только три месяца, чтобы победоносно завершить войну, утверждали на секретных совещаниях германские генералы. Исходя из этих планов и расчетов, правительство Германии и начало действовать.

«С сербами надо покончить! Теперь или никогда!» — инструктировал своих министров 5 июля Вильгельм II. Он пригласил к себе посла Австро-Венгрии и передал через него в Вену совет «не мешкать с выступлением» против Сербии. Теперь у Австрии были развязаны руки. Решающий шаг к мировой войне был сделан.

В эти тревожные дни июля 1914 г. президент Франции поспешил в Петербург. Французские правящие круги давно готовились к войне. За войну решительно стоял президент республики Пуанкаре. Недаром он заслужил прозвище Пуанкаре-война. Пуанкаре заверил русского царя и его министров, что в случае войны с Германией Франция выполнит обязательства, вытекающие из ее военного союза с Россией. Царское правительство решило не отступать перед опасностью войны.

23 июля австрийцы вручили ультиматум Сербии. Ей дано было 48 часов для ответа. В ночь с 23 на 24 июля весть о содержании ультиматума распространилась по Европе. Повсюду она породила одну мысль: Австрия хочет войны и, конечно, Германия обещала ей помощь.

Когда стало известно, что ультиматум предъявлен, в Берлине ликовали. «Браво!» — писал Вильгельм II и призывал «покрепче наступить на ноги» славянским народам. Проникнутый вздорной мыслью о превосходстве немцев над всеми народами, кичливый и наглый, Вильгельм II считал себя гениальным политическим деятелем. Но он оказался весьма недальновидным и вместе со своими дипломатами и генералами совершил крупный просчет. Правители Германской империи были убеждены, что им придется воевать только с Францией и Россией, что Англия не выступит; они недооценили и военные силы России.

Недосягаемая в то время для противника благодаря островному положению, Англия располагала крупнейшим в мире флотом. Свыше 400 млн. человек населяли Британскую империю — Англию, ее колонии и владения. Вступление Англии в войну означало, что ее колоссальные материальные ресурсы будут использованы против Германии, английский флот отрежет Германию от ее колоний и других стран. Это сулило длительную войну с весьма сомнительным исходом. Достаточно было предупреждения со стороны Англии — и воинственный пыл германских империалистов сразу бы охладел.

Но английское правительство не сделало такого предупреждения. Английский министр иностранных дел Эдуард Грей, всегда сдержанный и невозмутимо спокойный, нарочито выражал свои мысли так, что их трудно было понять. Он не раз высказывал соображения о возможности войны, но при этом называл в качестве участников войны четыре державы — Германию, Австро-Венгрию, Францию и Россию. Следовательно, Англия воевать не будет, сделали вывод в Берлине. Брат Вильгельма II приехал в Лондон. Английский король сказал ему: «Мы приложим все усилия, чтобы остаться нейтральными». Так до последних дней английское правительство стремилось создать у Вильгельма II и его министров впечатление, что Англия не намерена вмешиваться в европейский конфликт, и этим подталкивало германских империалистов к войне.

25 июля истек срок ультиматума, предъявленного Сербии. Сербы ответили, что принимают все австрийские требования, и только в отношении одного из них просили дать отсрочку. Но австро-германскому блоку этого было мало. Придравшись к тому, что ультиматум не принят целиком, Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Австрийцы бомбардировали Белград. И только после того как заговорили пушки, английское правительство раскрыло свои карты. 29 июля Эдуард Грей заявил, что в случае участия в войне Франции и Германии Англия не сможет «остаться в стороне». Вильгельм II был в панике: он так просчитался! Но отступать было поздно.

Россия объявила всеобщую мобилизацию. Германия потребовала, чтобы Россия к 12 часам 1 августа отменила ее. Германский посол явился к царскому министру иностранных дел Сазонову. «Намерено ли русское правительство дать удовлетворительный ответ на германские требования?» — спросил он. Сазонов ответил отрицательно. Посол еще два раза повторил свой вопрос. «Я не могу дать вам иной ответ», — сказал Сазонов. Тогда посол дрожащими от волнения руками протянул министру бумагу. Это был документ, чреватый неисчислимыми последствиями: Германия объявляла войну России.

Германия спешила начать войну с Францией, чтобы приступить к осуществлению задуманного военного плана. Но французское правительство хотело, чтобы Германия напала первой: в этом случае можно было бы говорить, что Франция ведет справедливую войну, защищается от агрессии. Французские войска во избежание конфликтов были даже отведены на 10 км от границы. Тогда германское правительство выдумало, что французские летчики сбросили бомбы где-то на территории Германии, и 3 августа объявило войну Франции. Германские дивизии двинулись через границу нейтральной Бельгии.

Это было на руку англичанам. За много лет до войны Англия гарантировала неприкосновенность бельгийской границы. Теперь у Англии был благовидный предлог вступить в войну. 4 августа британское правительство предъявило Германии ультиматум: соблюдать нейтралитет Бельгии. Ответ предлагалось дать не позднее 11 часов вечера.

Собрались английские министры. В глубоком и напряженном молчании ожидали они, бросая взгляды то на дверь зала, то на стрелки часов. Наконец часы на башне парламента мерно пробили одиннадцать раз. Срок ультиматума истек, а ответа не поступило. Англия объявила Германии: «Правительство Его Величества считает, что между обеими странами с 11 часов вечера 4 августа существует состояние войны». Вместе с Англией были вовлечены в войну зависимые от нее государства и колонии, разбросанные по всему миру. Война из европейской сразу же начала превращаться в мировую. В нее было вовлечено большинство стран мира.