«Царский парламент»

В декабре 1905 г. революция прошла высшую точку своего развития. Однако поражение московского восстания вовсе не означало окончания революционной борьбы. Несмотря на все репрессии царских властей (общее число расстрелянных, повешенных и убитых превысило к апрелю 1906 г. 14 тыс. человек, а в тюрьмах томилось около 75 тыс. заключенных), революция продолжалась. Об этом убедительно свидетельствовали и высокие показатели забастовочного движения — в 1906 г. в стачках участвовало более 1 млн. рабочих, и многие сотни крестьянских выступлений, и непрекращавшиеся восстания солдат и матросов.

Поэтому царизм вынужден был пойти на создание в стране хотя бы видимости конституционных порядков, рассчитывая расколоть таким образом освободительное движение и укрепить в народных массах веру в возможность «мирного» обновления России путем реформ.

27 апреля 1906 г. в Георгиевском зале Зимнего дворца собрались депутаты I Государственной думы. Рядом с царским троном разложены специально привезенные из московской Оружейной палаты императорские регалии: корона, скипетр, держава и государственная печать. По правую сторону трона стоят в расшитых золотом мундирах члены Государственного совета и сенаторы, по левую — депутаты Думы. Большинство одеты в парадные черные сюртуки, некоторые во фраках и белых галстуках. А рядом — рабочие в скромных пиджаках и крестьяне в высоких сапогах и серых армяках. Две России — официальная, дворянско-чиновничья, и народная — стали лицом к лицу в беломраморном зале царского дворца. И между ними, несмотря на все внешнее «единение», была пропасть.

Думе было далеко до подлинного народного представительства. Права ее по сравнению с парламентами западных стран были сильно урезаны. Кроме того, избирательное право в России было не всеобщим и не равным. По закону 11 декабря 1905 г. один голос помещика приравнивался на выборах к 3 голосам городской буржуазии, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих. Выборы были многостепенными (четырехстепенными для крестьян и трехстепенными для рабочих) и практически не тайными.

Всего было избрано 499 депутатов. Характерно, что черносотенцы не смогли провести в Думу ни одного своего представителя. Тон всей думской работе задавала окончательно сформировавшаяся в октябре

1905 г. главная партия русской либеральной буржуазии — конституционные демократы (кадеты), которым принадлежало около трети депутатских мандатов. Второй по численности думской фракцией была Трудовая группа, насчитывавшая около 100 крестьянских депутатов (трудовиков).

С первых же дней своей работы Дума натолкнулась на полное нежелание правительства идти навстречу интересам народа. Смысл ответа главы царского правительства Горемыкина депутатам Думы одна из газет того времени кратко выразила в трех словах: «Никому, никогда, ничего». Лишь 28 мая 1906 г. в Думу был внесен для обсуждения первый правительственный законопроект... об устройстве оранжереи и прачечной при Юрьевском университете!

Вполне естественно, что в центре внимания депутатов был аграрный вопрос. В мае 1906 г. в Думу были внесены два аграрных законопроекта — кадетов и трудовиков. Оба проекта предусматривали создание государственного фонда из казенных, удельных, монастырских и помещичьих земель для дополнительного наделения малоземельных крестьян. Однако между этими проектами существовало и важное принципиальное различие. Кадеты, страшно боявшиеся «обидеть» господ помещиков, стремились обеспечить им «справедливое вознаграждение» за счет крестьян и допускали целый ряд выгодных для дворянства исключений из провозглашенного ими принципа «принудительного отчуждения» помещичьих земель. Трудовики же, несмотря на все свои колебания, склонялись к безвозмездной передаче всех без исключения дворянских латифундий народу, отстаивая, по существу, принцип национализации земли.

Обсуждение этих законопроектов убедительно показало, чего стоят заботы буржуазных либералов о «благе народа», и способствовало освобождению депутатов-трудовиков от влияния кадетов. Горячие дискуссии по аграрному вопросу грозили превратить Думу в революционную трибуну. Между тем царское правительство не хотело и слышать об отчуждении земель помещиков — этой главной опоры самодержавия. 9 июля 1906 г. депутаты, прибывшие на очередное заседание Думы, нашли двери Таврического дворца запертыми. На воротах красовался указ о роспуске Думы.

Немногим более трех месяцев просуществовала и собравшаяся в феврале 1907 г. II Дума, которая была по своему составу левее первой (социал-демократы получили в ней 65 мест). Ее работа вновь показала угодничество кадетов перед царизмом и полное нежелание господствующих классов удовлетворить справедливые требования народных масс. Противоречия между народом и самодержавием оказались настолько глубокими, что кадетам не удалось «примирить» рабочих и крестьян с царизмом. Опыт обеих Дум убедительно свидетельствовал о том, что коренные вопросы русской жизни могли быть решены не в залах Таврического дворца, где заседала бессильная Дума, а лишь в ходе революционной борьбы народных масс за свои права.

Но революция явно шла на убыль, и 3 июня 1907 г. оправившийся от недавних потрясений царизм разогнал неугодную ему Думу по сфабрикованному охранкой обвинению социал-демократической фракции в «военном заговоре» против существующего строя. Одновременно в обход Думы был изменен в пользу господствующих классов избирательный закон, что явилось прямым нарушением манифеста 17 октября и было равносильно государственному перевороту.

События 3 июня 1907 г. означали конец первой русской революции и временное торжество реакции.