Народы России в революции

Самодержавие жестоко угнетало многочисленные нерусские народности, составлявшие больше половины ее населения и официально именовавшиеся инородцами, препятствовало развитию национальных культур, разжигало в стране национальную рознь.

Вот почему неотъемлемой составной частью первой русской революции стало национально-освободительное движение угнетенных народов, выступавших союзниками русских рабочих и крестьян в общей борьбе против самодержавия.

В свою очередь, вождь революции — русский пролетариат был наиболее последовательным борцом за национальное равноправие, требуя предоставления всем без исключения народам Российской империи права на самостоятельное решение своей судьбы (самоопределение).

Наибольшего размаха национально-освободительное движение достигло в 1905 г. в Закавказье, Прибалтике, Польше и Финляндии. Характерными его формами были школьные забастовки — движение за обучение на родном языке, движение за создание национальных культурно-просветительных обществ и организаций и т. д.

В западной части Грузии — Гурии были созданы революционные крестьянские комитеты, опиравшиеся на вооруженные отряды «Красной сотни». Волнения крестьян начались в Гурии еще задолго до революции. Здесь происходили демонстрации, митинги, крестьяне отказывались платить налоги. 18 февраля 1905 г. власти объявили Гурию на военном положении.

В ответ гурийские крестьяне, у которых издавна было оружие, разогнали царскую администрацию и установили в Гурии власть народа.

Вот как описывал жизнь гурийской деревни тех дней очевидец событий: «Собрание следует за собранием. Сегодня суд, завтра обсуждение принципиальных общественных вопросов, послезавтра решение местных дел: школьного, дорожного, земельного... Бумажное делопроизводство совершенно устранено. Все дела ведутся устно. Суд принимает всякие жалобы и решает дела, не взыскивая ни копейки. Решения приводятся в исполнение беспрекословно, при неисполнении общество само выступает против ослушников».

Около 10 месяцев держалась в Гурии народная власть. Только в декабре 1905 г. царский палач генерал Алиханов-Аварский сумел навести здесь «порядок», оставляя после себя горящие селения и трупы расстрелянных жителей.

Острая борьба разгорелась и в Прибалтике, которая была одним из наиболее развитых в экономическом отношении районов царской империи. Здесь находились крупные пролетарские центры Рига и Ревель (Таллин). Социальные противоречия в деревне были обострены до предела. Здесь, как нигде в России, был значителен слой безземельных батраков и малоземельных крестьян-арендаторов. Земля же принадлежала немецким баронам, потомкам рыцарей-крестоносцев, начавших захватывать ее еще в XIII в. и поработивших местное население — латышей и эстонцев.

Революция началась в городах. В Риге известия о событиях 9 января были встречены мощными забастовками. В октябре 1905 г. на улицах Риги выросли баррикады, а Ревель на несколько дней полностью оказался во власти революционного пролетариата. Вслед за рабочими поднялась и латышская деревня. Здесь характерной особенностью были массовые забастовки батраков и многочисленные вооруженные столкновения крестьянских партизанских отрядов с царскими войсками. Восставшие крестьяне разгромили около 300 баронских имений. Помещики-немцы в ужасе бежали в соседнюю Пруссию. Царские власти особенно жестоко расправились с восставшими латышами и эстонцами. 10 тыс. убитых — таков итог карательной деятельности полевых судов и массовых расстрелов.

Образцы героизма показал в 1905 г. польский пролетариат, имевший к началу XX в. славные боевые традиции и свой марксистский авангард — социал-демократию Польши и Литвы. В ответ на события 9 января в Варшаве произошли первые вспышки уличных боев. В июне покрылась баррикадами Лодзь — город польских текстильщиков. Три дня (9 — 11 июня) лодзинские повстанцы, вооруженные лишь револьверами, а чаще всего просто камнями и кирпичами, оборонялись от наседавших на них царских войск. В знак солидарности с героической Лодзью вновь забастовала вся Варшава. Здесь демонстрациями и стачками рабочих руководил местный социал-демократический комитет во главе с Ф. Э. Дзержинским. Бастовало и большинство предприятий Домбровского угольного бассейна и других пролетарских центров Польши. Польские рабочие активно участвовали также во Всероссийской Октябрьской политической забастовке.

Годы революции оказались прекрасной школой, в которой трудящиеся всех национальностей учились крепить интернациональную дружбу, столь необходимую им для совместной борьбы и грядущей победы. Большевики неизменно поддерживали борьбу трудящихся масс всех народов России" против национального гнета, решительно выступая вместе с тем против любых проявлений буржуазного национализма, против любых попыток поставить свою нацию в какое-то особое, исключительное положение. Это была линия на укрепление пролетарского интернационализма, на создание прочного союза трудящихся всех наций во имя борьбы с самодержавием и капитализмом.