Всероссийская Октябрьская политическая стачка

Мир еще не знал такой грандиозной забастовки. В октябре 1905 г. в России прекратили работу более 2 млн. человек — примерно 1,5 млн. промышленных рабочих и железнодорожников, 200 тыс. чиновников и служащих, студенты, учителя, врачи, инженеры, адвокаты. И у всех на устах был в эти дни один и тот же призыв: «Долой самодержавие! Да здравствует политическая свобода!»

Всеобщая стачка железнодорожников, поддержанная по призыву РСДРП другими отрядами российского пролетариата, подняла на ноги всю страну. 6 — 7 октября забастовала Московско-Казанская дорога. 10 октября московская конференция большевиков постановила начать всеобщую политическую стачку, а к середине месяца забастовка приняла уже всероссийский характер.

2750-1.jpg

« Кровавая рука на манифесте». Сатира на царский манифест 17 октября 1905 г. Рисунок из журнала «Пулемет». 1905 г.

Стачка охватила Центральную Россию, Украину, Прибалтику, Польшу, Урал, Кавказ, Поволжье, Сибирь, Дальний Восток. Во главе ее шли рабочие Москвы и Петербурга.

По всей стране остановились поезда, не работали почта и телеграф, фабрики и заводы, магазины и аптеки. Бастовали электростанции, и по вечерам города погружались во мрак. В Петербурге центральные улицы освещались кострами, а Невский проспект — прожектором, установленным на здании Адмиралтейства.

Стачка парализовала экономическую жизнь страны, отрезала столицу от провинции, лишила правительство возможности перебрасывать воинские части для подавления новых очагов революции. Пролетариат убедительно доказал правоту слов героя пьесы Горького «Мещане», машиниста Нила, который с гордостью говорил: «Хозяин тот, кто трудится».

В высших учебных заведениях и на заводах проходили грандиозные митинги, на которые собирались тысячи рабочих, студентов, служащих. Здесь распространялись революционные прокламации, шел сбор денег на оружие.

«Барометр показывает бурю! — писал в разгар стачки Ленин. — ...Все и вся сорвано уже с места гигантским вихрем солидарного пролетарского натиска. Революция идет вперед с поразительной быстротой, развертывая удивительное богатство событий, и если бы мы захотели изложить перед нашими читателями подробную историю последних трех-четырех дней, — нам пришлось бы написать целую книгу».

Логика борьбы вплотную подвела рабочий класс к вооруженному восстанию. В Харькове, Екатерино-славе, Одессе всеобщая политическая стачка стихийно переросла в баррикадные бои.

Именно в этот период во многих городах и рабочих поселках возникли Советы рабочих депутатов (в октябре — декабре 1905 г. их насчитывалось более 50), которые должны были стать, по мысли Ленина, организаторами растущего и зреющего вооруженного восстания, зародышем новой, революционной власти рабочих и крестьян.

Сначала правительство пыталось задушить стачку силой. 13 октября петербургский генерал-губернатор Трепов издал свой знаменитый приказ: «Холостых залпов не давать, патронов не жалеть». Но уже 17 октября Николай II вынужден был подписать манифест, в котором обещал народу «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов», а также созыв законодательной Думы. А еще через три дня, 21 октября, была объявлена политическая амнистия, и кровавый палач Трепов получил отставку. Революция одержала первую крупную победу.

Однако силы царизма еще не были сломлены. На против, манифест 17 октября послужил толчком к активизации контрреволюции. Самодержавие решило мобилизовать всех своих сторонников. На улицы вышла так называемая «черная сотня» — погромщики и убийцы из «Союза русского народа», почетным членом которого был сам царь. Главную роль в этой реакционной монархической организации играли помещики, купцы, кулаки, духовенство, а исполнителями их планов были наиболее темные и политически отсталые элементы городской мелкой буржуазии, босяки и подонки общества.

Пользуясь поддержкой царских властей, черносотенцы безнаказанно убивали революционеров и сознательных рабочих, устраивали еврейские погромы, зверски расправлялись с демонстрантами и забастовщиками. 18 октября в Москве от руки черносотенца пал замечательный революционер-ленинец Николай Эрнестович Бауман. В Иваново-Вознесенске был убит один из наиболее опытных и популярных руководителей рабочего движения — Ф. А. Афанасьев. Всего менее чем за месяц после опубликования манифеста 17 октября черносотенцы убили около 4 тыс. человек, ранили и изувечили более 10 тыс. Так самодержавие мстило народу за те уступки, которые вырвала у царя революция.

Вот почему большевики призывали народ не верить царским обещаниям. «Нам нужны не бумажные обещания, а надежные гарантии свободы», — говорили они. Эти гарантии — немедленное вооружение народа, созыв Учредительного собрания, отмена сословного строя, 8-часовой рабочий день — все это, говорили большевики, еще нужно завоевать, а потому борьба народа должна продолжаться! На очереди было теперь вооруженное восстание.

Отвечая буржуазным политикам, считавшим, что манифест 17 октября означал вступление России на путь мирного конституционного развития, Ленин писал: «Не «перспективы» мирной конституции «открыло» 17-ое октября, это либеральная сказка, а гражданскую войну».

Убийство Н. Э. Баумана

Худощавое лицо с высоким лбом мыслителя, живые, умные глаза... Таким был замечательный революционер, большевик Николай Эрнестович Бауман, агент ленинской «Искры», участник II съезда РСДРП, руководитель московских большевиков.

В 1904 г. Бауман был арестован, но 8 октября 1905 г. власти были вынуждены выпустить его из Таганской тюрьмы. Бауман снова включился в революционную работу.

18 октября Николай Эрнестович был на митинге в Московском техническом училище. Здесь решили устроить демонстрацию и направиться к Таганской тюрьме, чтобы потребовать, освобождения политических заключенных. Демонстранты двинулись по Немецкой улице (теперь Бауманская). Бауман шел в первом ряду. Потом он сел в извозчичью пролетку и поехал на один из заводов, чтобы призвать рабочих присоединиться к демонстрации.

Черносотенцы и охранники подстерегли его. Пролетку остановили. Один из бандитов ударил Баумана куском железной трубы по голове. Удар оказался смертельным... Весть об убийстве быстро облетела Москву. Негодованию рабочих не было предела.

2750-2.jpg

20 октября состоялись похороны Баумана. По призыву Московского комитета большевиков около 300 тыс. рабочих и студентов, служащих, представителей демократической интеллигенции провожали тело убитого революционера на Ваганьковское кладбище. Шли организованно, сомкнувшись в грозных колоннах. Траурное шествие растянулось на несколько километров. Над морем голов колыхались красные стяги с надписями: «Российская социал-демократическая партия рабочих», «Долой самодержавие!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Долой черную сотню!», «Да здравствует восьмичасовой рабочий день!»

Власти не решились разогнать процессию, но когда похороны закончились, у Манежа на группу возвращающихся с кладбища студентов напала банда черносотенцев. Началась стрельба, вызвавшая новые жертвы.

Убийцу Баумана приговорили лишь к 1,6 годам тюрьмы. Впрочем, бандит не отсидел и этого срока — вскоре «по высочайшему повелению» его выпустили из тюрьмы и он даже получил денежное «воспомоществование».