Рабочий университет на Талке

12 мая 1905 г. в Иваново-Вознесенске началась грандиозная стачка текстильщиков, которая продолжалась 72 дня и захватила все близлежащие фабричные села — 70 тыс. рабочих. Забастовкой руководила местная большевистская организация, во главе которой стояли опытный революционер-подпольщик рабочий Ф. А. Афанасьев (ивановцы любовно называли его «Отец») и двадцатилетний Михаил Фрунзе — бывший студент Петербургского политехнического института, исключенный оттуда за революционную пропаганду и направленный Московским комитетом РСДРП на работу к ивановским ткачам.

Для руководства стачкой и ведения переговоров с фабрикантами и властями бастующие избрали около 150 представителей, которые и составили «Собрание уполномоченных депутатов». Это был первый в России выборный орган рабочих в масштабе целого города — один из первых Советов рабочих депутатов. До этого рабочие депутаты и уполномоченные выбирались лишь на отдельных предприятиях. Свыше трети депутатов «Собрания» были большевиками, несколько человек — эсерами, а остальные — беспартийными.

2730-1.jpg

Митинг на реке Талке. Фотография.

Первые собрания депутатов происходили в самом Иванове, но затем полиция запретила их, и рабочие стали собираться за городом, у опушки леса на берегу тихой речки Талки. Сюда ежедневно приходили тысячи людей. Сначала кто-нибудь из депутатов информировал рабочих о ходе забастовки. Дальше шло краткое обсуждение практических вопросов, а затем, как правило, следовала агитационная политическая речь о положении рабочего класса, причинах его бесправия и нужды, пролетарском движении в России и за рубежом и т. д. Собравшиеся слушали такие выступления с огромным вниманием, часто прерывая их возгласами одобрения и аплодисментами. За первым оратором на трибуну, которой служила простая бочка, поднимался второй, третий... А затем наступало время для революционных песен — «Дубинушки», «Рабочей Марсельезы» и знаменитой «Машинушки», в которой были такие слова:

Но страшись, грозный царь!
Мы не будем, как встарь,
Терпеливо сносить свое горе.
И на место вражды
Да суровой нужды
Установим мы братство и волю!

Популярность стачки и авторитет Совета росли с каждым днем. Совет организовал охрану фабрик и заводов, закрыл все винные лавки и трактиры. Специальная продовольственная комиссия контролировала снабжение рабочих продуктами питания и не разрешала лавочникам повышать цены. Был организован также сбор средств и выдача пособий особо нуждающимся семьям рабочих (за время стачки со всех концов страны в Иваново поступило около 15 тыс. руб.). Наконец, была создана рабочая милиция, которая поддерживала в городе порядок.

Стачка приобрела постепенно ярко выраженный политический характер, и те же самые рабочие, которые вначале и слушать не хотели речи, направленные против царя, теперь, после «университета на Талке», шумно требовали Учредительного собрания, 8-часового рабочего дня и демократических свобод.

Однако 2 июля губернатор категорически запретил собрания на Талке, а на следующий день казаки уже стреляли в участников очередного митинга. Но сломить волю рабочих царским властям так и не удалось. Только крайнее истощение сил заставило бастующих прекратить стачку, ставшую для пролетариата превосходной школой политической борьбы и явившуюся прологом новых, еще более решительных классовых битв.