Крестьянское восстание 1907 года в Румынии

Весной 1907 г. по Румынии прокатилось восстание, которое современники сравнивали то со средневековой французской жакерией, то с крестьянской войной XVI в. в Германии, то с восстанием под предводительством Пугачева в России. Сотни деревень поднялись на борьбу; насмерть перепуганные помещики бежали в города, под защиту штыков. Но вскоре к городским стенам стали прибывать «четы» повстанцев. У застав, а иногда и на улицах разыгрывались кровавые схватки. Только ценой напряжения всех сил правившие тогда Румынией крупная буржуазия и помещики подавили движение.

Глубоко в крестьянскую нужду уходили корни восстания. Земля Румынии сказочно плодородна. Дунайская пшеница славилась на мировом рынке, ее вывозили в Лондон и Амстердам, Берлин и Вену. Но в такой плодородной стране нужда, голод и лишения были вечными спутниками крестьян. Румынские землепашцы питались мамалыгой (кашей из кукурузной муки) и овощами, мясо ели лишь по большим праздникам. Недостаток земли превратился для них в хроническое бедствие. Две тысячи крупнейших помещиков имели почти столько же земли, сколько миллион крестьянских хозяйств. Гонимые нуждой крестьяне каждый год вынуждены были арендовать землю или наниматься на работу. Крестьянин вспахивал помещичье поле и засевал его своими семенами, ухаживал за посевами, убирал урожай и свозил его в амбар землевладельца. И за эту работу он получал обычно не больше половины урожая.

Вслед за приказчиком в крестьянскую хату являлся сборщик налогов, вместе с жандармами одну за другой обходил он крестьянские глиняные мазанки и, если не было денег, уводил со двора скот, отбирал последние початки кукурузы, не оставляя и котла для варки мамалыги. Как говорила румынская пословица, «забирали даже золу из печи».

Периодически засуха губила посевы, и тогда тысячи голодных, оборванных людей брели из деревни в город в поисках работы. Но слаборазвитая промышленность Румынии не могла обеспечить их работой.

Тяжелая болезнь на почве голода — пеллагра — стала в Румынии повседневным явлением. В начале XX в. здесь было, по официальным данным, более 100 тыс. больных пеллагрой. А во всей стране в то время насчитывалось менее 7 млн. жителей! С годами положение крестьян становилось все хуже. В конце XIX — начале XX в. сбыт румынского зерна за рубежом наталкивался на растущую конкуренцию. Помещики стали требовать более высокую арендную плату. В 1890 — 1906 гг. она увеличилась в ряде уездов в два-три раза.

Темные, почти поголовно неграмотные крестьяне пытались добиться правды где только могли, писали прошения во всевозможные канцелярии. «Трудно объяснить, в какой нищете мы живем, — говорилось в одной жалобе, посланной в Министерство внутренних дел. — Мы дошли до того, что умираем с голоду».

Однако ни нищета, ни бесправие не превратили крестьян в покорных рабов. Почти каждый год вспыхивали крестьянские волнения. Жандармы и солдаты с помощью плетей и штыков наводили «порядок» и восстанавливали в селах «спокойствие».

В 1905 г. свежий ветер из России ворвался в Румынию, по румынским селам разнеслась весть о русской революции. Всколыхнулся рабочий класс, усилилась стачечная борьба. Много людей переходило русско-румынскую границу; народ узнавал от них о революционных событиях в России. Морякам броненосца «Потемкин», высадившимся в Румынии, рабочие оказали теплый прием.

Достаточно было искры, чтобы в румынской деревне запылал огонь восстания. Такой искрой оказалось требование крестьян села Флемынзи (что в переводе означает «голодные») о снижении арендной платы. Произошло это в феврале 1907 г. С быстротой молнии движение распространилось по всей стране.

Повсюду толпы крестьян шли в сельское правление либо к помещику требовать снижения арендной платы и облегчения условий работы.

5 марта 1907 г. толпы повстанцев, оттеснив войска, вошли в г. Ботошани (на севере страны). В центре города завязалась ожесточенная схватка. Солдаты стали стрелять в воздух, а затем и в людей. Конница с шашками наголо атаковала крестьян, вооруженных лишь кольями, вила,ми и топорами. Повстанцы, потеряв много убитыми и ранеными, отступили. Тысячи повстанцев окружили г. Яссы, но гарнизону удалось отбить их натиск.

В портовом городе Галац крестьяне и присоединившиеся к ним рабочие явились к зданию городского управления. Из сотен уст раздавалось требование: «Дайте нам землю!» Вызванные на место гусары выстрелами в упор рассеяли толпу.

Не было ни одного уезда, где не произошло бы крупных выступлений. Восставшие требовали уже не только снижения арендной платы, но и раздела помещичьих земель. Крестьяне делили между собой землю, помещичий скот, сельскохозяйственный инвентарь и зерно. Пылали помещичьи усадьбы. Повстанцы осаждали города. В некоторых местах, не полагаясь на верность солдат, власти спещно вооружали буржуазию. Крестьяне начали организовывать отряды во главе с признанными вожаками, главным образом из бывших солдат.

В десятых числах марта колонны повстанцев двинулись с разных сторон к Бухаресту, отмечая свой путь пожарами помещичьих усадеб. «Требуем земли!», «Требуем ваших голов!» — провозглашали крестьяне. В самом Бухаресте происходили демонстрации рабочих, добивавшихся прекращения расправ над повстанцами.

Правительство подняло против повстанцев 140 тыс. солдат. «Не сообщайте мне о количестве пленных, сообщайте только о числе убитых!» — приказывал один генерал. «Косите из пулеметов!» — вторил ему другой. Вот как описывал свидетель расправу, учиненную над одним из крестьянских отрядов: «По восставшим открыли огонь из пулеметов. После первых же выстрелов сотни крестьян пали мертвыми и ранеными, остальные в ужасе бросились бежать по направлению к близлежащему лесу. Раздался залп из пушек по скрывшимся в лесу. Из огромной колонны восставших едва две сотни спаслись... после этой жуткой бойни». Артиллерийский огонь карательных отрядов сметал с лица земли целые деревни.

Подавив жестокими мерами сопротивление крестьян, правительство продолжало расправу. По дорогам Румынии потянулись бесконечные колонны схваченных повстанцев. Избитые, голодные, оборванные, часто босые, с руками, выкрученными за спину и связанными у всех одной веревкой, брели они под конвоем. Падавших от усталости кавалеристы добивали шашками. Тюрьмы были переполнены. В застенки были превращены даже баржи на Дунае. Одиннадцать тысяч расстрелянных, замученных, запоротых, погибших от ран, десятки сожженных селений, десятки тысяч пущенных по миру крестьянских семей — таков был итог расправы с повстанцами.

Рабочие поддерживали восставших, протестовали против расправы над ними, пытались организовать их борьбу. Но в Румынии в то время не было еще подлинно революционной партии, которая могла бы возглавить борьбу рабочих и крестьян.

Крестьянское восстание 1907 г. не прошло бесследно. Оно оказало большое влияние на развитие революционной борьбы в Румынии. Рабочим стало ясно, какая огромная революционная энергия скопилась в массах крестьянства. А многие крестьяне поняли, что им не от кого ждать помощи в борьбе за землю, кроме рабочего класса.

Память о восстании 1907 г. вдохновляла последующие поколения. В новой, свободной Румынии осуществилась мечта, за которую погибали повстанцы: земля навечно перешла в руки тех, кто ее обрабатывает. Рабочие и крестьяне социалистической Румынии с благоговением склоняют головы перед светлой памятью героев и мучеников 1907 г.