Власть монополий

Шел 1894 год. Бастовали рабочие заводов Пульмана в Чикаго. Борьба разрасталась. Напуганное правительство назначило судебное разбирательство. Рабочие надеялись: судья беспристрастно изучит причины забастовки, познакомится с их бедами и нуждами. Они наивно верили в «справедливость» буржуазного суда. А в это время судья писал из Чикаго своей жене: «Возмутительная забастовка. Необходимо, чтобы военные убили несколько человек из этой черни для прекращения беспорядков... До тех пор, пока не будет кровопускания, положение не улучшится...»

Имя судьи — Вильям Тафт — уже тогда было известно в Америке. Позже он стал президентом США. Да и события в Чикаго не были чем-то из ряда вон выходящим. Это один из многих примеров того, как послушные капиталистам полиция и суд расправлялись в США с рабочими, если те осмеливались поднять голос в защиту своих интересов.

После гражданской войны 1861 — 1865 гг. (см. ст. «Авраам Линкольн») в США началось быстрое сосредоточение богатств и политической власти в руках небольшой горстки крупных капиталистов. США в короткий срок догнали, а затем оставили далеко позади себя старые капиталистические страны — Англию и Францию. К началу нынешнего столетия они заняли первое место в мире по производству промышленной продукции. Быстро развивались автомобилестроение, нефтяная промышленность, строились электростанции. За 15 лет, с 1890 по 1905 г., производство электроэнергии в США увеличилось в 100 раз.

Соединенные Штаты вырвались вперед в своем промышленном развитии, потому что были свободны от феодальных пережитков, которые опутывали европейские государства и тормозили развитие капитализма. Они неизмеримо меньше других стран страдали от разорительных войн. Важным условием быстрого развития промышленности США был приток рабочей силы из Европы и Азии. Миллионы людей, полных инициативы и энергии, переселялись в Америку. Их гнала сюда нужда, манила мечта о счастье.

С 1870 по 1900 г. в США прибыло из Европы и Азии около 14 млн. человек, а в начале XX столетия приезжало по миллиону человек ежегодно. Но и здесь переселенцев ожидала жестокая эксплуатация, нужда, иногда и безработица.

Американской буржуазии казалось, что все идет хорошо, что капитализм навечно утвердился на земле. Но это были обманчивые надежды. Не желания капиталистов, а глубокие экономические процессы определяют ход истории. Именно в эти годы капитализм вступил в свою последнюю стадию — империализм. Начался упадок, загнивание капитализма.

2520-1.jpg

Хозяева конгресса. Американская карикатура 1889 г. Надпись сверху: «Сенат монополий, избранный монополистами и служащий монополиям». Надпись на фигурках: «сахарный трест», «железный трест», «стандарт ойл» (нефтяной трест), «медный трест».

Что же такое империализм? Цель капиталистического производства — получение прибыли. Каждый капиталист, как бы богат он ни был, стремится стать еще богаче. Поэтому он старается, чтобы его предприятие произвело побольше товаров, и стремится продать их с наибольшей для себя выгодой. Товаров на рынок, как правило, поступает больше, чем их могут приобрести покупатели. Между капиталистами разгорается ожесточенное соперничество — конкуренция. Крупные капиталисты самыми разнообразными способами разоряют своих более слабых соперников и присоединяют их предприятия к своим. Так постепенно на месте сотен и тысяч мелких и средних предприятий образуется несколько крупнейших. Этот процесс называется концентрацией (сосредоточением) производства.

Пока производство было распылено между большим числом мелких предприятий, капиталисты не могли сговориться между собой о ценах на товары. Если бы какой-нибудь предприниматель назначил более высокую цену на свой товар, чем его конкуренты, то его товар просто не стали бы покупать. Иное положение создалось в конце XIX в., когда происходила концентрация производства и капитала в руках небольшого числа капиталистов. Крупные капиталисты получили возможность объединять производство и повышать цены на товары, тем самым увеличивая свои прибыли. Такие объединения называются монополиями (от греческих слов «монос» — один и «полео» — торгую).

Образование и господство монополий — главная черта империализма. Поэтому В. И. Ленин назвал империализм монополистическим капитализмом.

В конце XIX — начале XX в. монополии появились во всех развитых капиталистических странах. Они захватили все важнейшие отрасли производства.

В США в начале века насчитывалось около 500 крупных монополий. Они производили около 3/4 всей промышленной продукции страны.

По меткому выражению одного американского журналиста, монополии США похожи на джунгли, а путь к богатству усеян костями соперников.

Наибольшим экономическим могуществом обладали два объединения. Первое из них — нефтяной трест — возглавляли Рокфеллеры. История «нефтяной империи» Рокфеллеров (так называют этот трест) показывает, какими бесчеловечными и подлыми методами наживались огромные богатства.

Создатель нефтяного треста Рокфеллер-старший был богомольным человеком. Он любил повторять: «Бог спустил меня на землю, чтобы делать деньги». И он «делал» деньги, не останавливаясь ни перед чем. Вот один из многих примеров действий Рокфеллера. В 1913 г. шахтеры в штате Колорадо в знак протеста против невыносимых условий труда объявили забастовку. Ни угрозы, ни голод не могли сломить их боевой дух. Забастовка длилась 15 месяцев. Тогда Рокфеллер нанял и вооружил шайку бандитов, которые учинили кровавую расправу с рабочими: они расстреляли и заживо сожгли более 100 человек, в том числе много женщин и детей.

Сын и наследник основателя треста Джон Рокфеллер-младший в первую мировую войну нажил около 450 млн. долларов, т. е. на каждом убитом на войне «заработал» 45 долларов. О богатствах американских миллиардеров В. И. Ленин с гневом писал: «...на каждом долларе видны следы грязи... На каждом долларе следы крови».

В начале нынешнего века Рокфеллеры контролировали 95% всей нефтяной промышленности страны. И в наши дни Рокфеллерам принадлежат разбросанные по всем континентам нефтепромыслы, доки, склады, промышленные предприятия, тысячи километров нефтепроводов.

Не менее колоритной фигурой капиталистического общества США был Морган, положивший начало другой династии «некоронованных королей» Америки. Он начал свою деловую карьеру с жульнической проделки — с продажи негодных ружей революционному правительству Севера во время гражданской войны 1861 — 1865 гг. В начале XX в. банкир и промышленник Морган владел крупнейшими металлургическими предприятиями США. В 1901 г., например, стальной трест Моргана продавал 43% производимого в США чугуна. Моргану принадлежала четвертая часть всех железных дорог страны.

В автомобильной промышленности образовались три монополии: «Форд», «Крайслер», «Дженерал моторе». Они охватывали 80% производства автомобилей в США. Прибыли монополий баснословно росли. Беспощадная эксплуатация рабочего класса обогащала кучку финансовых королей Америки. Стремясь еще больше увеличить свои прибыли, в поисках рынков сбыта, дешевой рабочей силы и сырья они рвались в другие страны.

Но к этому времени мир уже был поделен. Европейские державы захватили все, что можно было захватить. Монополии США стали готовиться к переделу мира путем захватнических войн.

В 1898 г. США спровоцировали войну с Испанией и оккупировали Кубу, Пуэрто-Рико, Филиппины, бывшие до этого колониями Испании. Президент США Теодор Рузвельт провозгласил разбойничий принцип в международной политике: «Говори мягко, а в руках держи большую дубинку». Эти слова стали девизом империалистов США.

2520-3.jpg

Предвыборная кампания в США. (Слон — символ республиканской партии, осел — демократической.) Американская карикатура.

Внутри страны монополии полностью подчинили себе государственную власть.

Даже буржуазные деятели не скрывают, что избрание президента США сопровождается закулисными сделками между крупнейшими монополиями. В конгресс избираются ставленники монополий — миллионеры, попадают туда также их родственники, юристы и другие служащие крупных капиталистов. Они верой и правдой служат тем силам, которые обеспечили их избрание на доходное место в конгрессе. И сами президенты признавали иной раз, что настоящая власть в стране принадлежит «большому бизнесу» — так называют в США клику крупнейших капиталистов. Правда, такие признания появлялись лишь тогда, когда президент оказывался не у дел или был еще не у дел. Например, Вильсон до его избрания в президенты в 1913 г. заявил, что «хозяевами правительства Соединенных Штатов являются объединения промышленников и других капиталистов Соединенных Штатов». После своего избрания Вильсон верно служил монополиям.

2520-4.jpg

Забастовка на заводах Пульмана в Чикаго. 1894 г. Столкновение рабочих со штрейкбрехерами.

В США издавна установилась двухпартийная система. Обе буржуазные партии — республиканская и демократическая — сменяют друг друга у власти. Обе партии защищают интересы «большого бизнеса». В стране часто проводятся выборы: президента, членов конгресса, губернаторов штатов и т. д. Американские буржуазные политики не устают хвастаться своей избирательной системой. На деле «свободные» выборы лишь маскируют господство крупных капиталистов. Еще в конце XIX в., на заре эпохи империализма, один из американских миллионеров откровенно заявил: «Не играет абсолютно никакой роли, какая из политических партий стоит у власти или какой президент держит бразды правления... Мы богачи, и мы владеем Америкой».

Монополии финансируют избирательные кампании, дают деньги обеим партиям. На эти средства покупаются голоса, нанимаются специальные ораторы, устраиваются митинги, карнавалы, ночные шествия. В США часто говорят: «Слон и осел едят из одного корыта» (слон — эмблема республиканской партии, осел — демократической).

Во время выборов буржуазные партии шумно обвиняют друг друга в жульничестве, продажности и т. д. Жизненно важные проблемы подчас умышленно топятся в шумихе и трескотне избирательной кампании, подменяются спорами из-за пустяков. Не раз становились известными факты подкупа, сделок и прямого мошенничества во время выборов.

Но двухпартийная система в США чрезвычайно выгодна господствующим в стране монополистам. Как только партия, стоящая у власти, дискредитирует себя в глазах масс, государственный руль пере дается в руки другой партии. Действительная же власть всегда остается в руках монополий.

Уже первые годы эпохи империализма были отмечены обострением классовой борьбы и наступлением монополий на жизненные интересы трудящихся. Буржуазия использовала все способы подавления революционного движения в стране. Жестокая расправа с забастовщиками и лидерами рабочего класса с помощью полиции, войск или специально нанятых шаек гангстеров (бандитов) стала обычным явлением. Одновременно правящие круги США пытались расколоть ряды пролетариата путем подкупа руководителей профсоюзов, повышения зарплаты и создания некоторых привилегий для определенной части рабочего класса, организации угодных монополиям профсоюзов и т. д. Один из богачей Америки признал однажды: «Правящий класс интересует только один вопрос — что дешевле: принуждать или подкупать».

Пролетариат Америки упорно боролся за свои права, за лучшую жизнь, за демократию, против капиталистического гнета. Перед первой мировой войной в США прокатилась мощная волна классовых боев, показавшая силу американского рабочего класса.

Хосе Марти.

11 апреля 1895 г. в северо-восточной части Кубы, в районе Плайитас, обманув бдительность береговой охраны, благополучно высадилась группа кубинских патриотов. Среди них был худощавый человек с выразительными, грустными глазами и огромным лбом мыслителя — Хосе Марти. Вся его жизнь была посвящена освобождению многострадальной родины от испанского господства.

Еще в начале XVI в. Кубу захватили испанские завоеватели. Жестоко расправившись со всеми, кто отстаивал свободу и независимость, они поработили коренное индейское население. От непосильного труда, болезней и нечеловеческого обращения индейцы быстро вымирали. Тогда на Кубу из Африки стали ввозить негров-рабов. С раннего утра до глубокой ночи они работали на своих хозяев, и бич надсмотрщика гулял по их" слинам.

В этой стране рабства и насилия 28 января 1863 г. в бедной семье сержанта артиллерии в Гаване родился Хосе Марти. С детских лет он проникся горячей любовью к угнетенным и написал свои первые стихи о мальчике, который над телом замученного раба дал клятву отомстить «за всех, кто жизнь влачит в неволе». Этой клятве Хосе Марти остался верен всю жизнь.

2520-2.jpg

Когда 10 октября 1868 г. на Кубе вспыхнула освободительная война, она оказала огромное влияние на пятнадцатилетнего Хосе Марти, и он посвятил ей страстные, волнующие стихи: «Сбылась моя мечта... Воспрянул мой народ... народ любимой Кубы! Три века он страдал, до боли стиснув зубы, три века он терпел насилья черный гнет». За эти стихи юного Марти арестовали, и военный трибунал приговорил его к шести годам каторжной тюрьмы. Друзья сумели добиться того, что каторжную тюрьму, грозившую Марти верной гибелью, ему заменили высылкой в Испанию.

Талантливый юноша вскоре стал известен как поэт, писатель, журналист, пламенный оратор и блестящий организатор. «Я потому, лишь и живу, что жду, когда смогу отчизне послужить», — писал Марти. Он, как никто, понимал, что нужно объединить все силы, весь кубинский народ, чтобы свергнуть ненавистное иго испанской монархии. После упорного многолетнего труда, в 1892 г., Марти создал

Кубинскую революционную партию, которая подготовила и 24 февраля 1895 г. возглавила мощное общенародное восстание. Повстанцам не хватало провизии, боеприпасов, оружия, и они захватывали его у врага и пользовались мачете — кривыми ножами для рубки сахарного тростника, как саблями. Мачете против пушек! Силы были неравные, но кубинцы успешно применяли тактику партизанской войны и крепко верили в победу.

19 мая 1895 г. кубинский народ понес тяжелую утрату: в бою с испанцами при Дос Риос погиб его признанный вождь и руководитель Хосе Марти — пламенный борец за независимость Кубы.

Идеи и мысли Марти не устарели и в наше время, вот почему имя Марти бессмертно!