Парижская коммуна и ее герои

18 марта 1871 г. трудовой народ Парижа взял власть в городе в свои руки и создал первое в мире правительство рабочих, вошедшее в историю под названием Парижской коммуны.

Парижской коммуне предшествовала франко-прусская война. 4 сентября 1870 г. в Париже стало известно, что император Наполеон III с 80-тысячной армией сдался пруссакам в плен под Седаном (см. ст. «Переворот 2 декабря 1851 г.»). В городе вспыхнула революция. Народ покончил с прогнившим бонапартистским режимом и добился провозглашения республики. Новое буржуазное правительство объявило себя «правительством национальной обороны». На деле же оно стремилось как можно скорее заключить мир с Пруссией, чтобы бросить все силы на подавление революции. Но трудящиеся Парижа не собирались сдавать врагу столицу Франции и требовали решительной борьбы с захватчиками.

Помимо регулярных войск Париж защищали 60 батальонов национальной гвардии — добровольного ополчения из жителей города. Под давлением масс правительство вынуждено было согласиться на создание более 200 батальонов из числа рабочих, ремесленников, трудовой интеллигенции. В тайне же оно начало переговоры с пруссаками о капитуляции. Генералы, возглавившие оборону Парижа, вели предательскую политику. Они хотели убедить парижан, что продолжать борьбу бесполезно. Они посылали рабочие батальоны в заведомо безнадежные вылазки, обрекая их на большие, потери. Народ видел, что правительство предает его интересы, и назвал его правительством национальной измены.

В Париже закрывались фабрики и мастерские, рабочие оставались без заработка. Сократилась торговля; разорялись мелкие лавочники и ремесленники. Над городом нависла угроза голода. Даже конина стала редкостью.

Но осада несла бедствия не всем. Те, .у кого был тугой кошелек, ни в чем не испытывали недостатка. В начале 1871 г. делегаты 215 батальонов национальной гвардии избрали свой Центральный Комитет. Среди его членов были деятели I Интернационала, будущие руководители Парижской коммуны. Народ Парижа, вооруженный и сплоченный в рядах национальной гвардии, превратился в грозного противника французской буржуазии.

Правительство «национальной измены» торопилось с заключением мира. В стране были проведены выборы в Национальное собрание, которое должно было утвердить мирный договор с пруссаками. Большинство населения Франции составляли крестьяне. Они находились под влиянием церкви, чиновников и помещиков. Поэтому в собрании, открывшемся в г. Бордо, подальше от революционного Парижа, преобладали крайние реакционеры. Главой нового правительства стал Тьер — корыстолюбивый, жестокий и коварный человек, отличавшийся своим малым ростом. «Карлик-чудовище» — так назвал Маркс этого лютого врага рабочих. Ставленник крупных капиталистов, Тьер видел свою задачу в «заключении мира и усмирении Парижа».

В феврале 1871 г. был подписан унизительный для французов предварительный мирный договор. Франция отдавала Германии Эльзас и Лотарингию и должна была уплатить 5 млрд. франков контрибуции. Вплоть до ее уплаты немецкие войска оставались на французской земле.

Правительство Тьера хотело спровоцировать население Парижа на новое восстание и утопить его в крови. Национальных гвардейцев лишили пособий, бывших для многих единственным средством существования. Была отменена отсрочка уплаты долгов и квартирной платы. Мелким лавочникам и ремесленникам это несло разорение, а тысячи рабочих семей оказались под угрозой лишиться крова. Тьер закрыл наиболее популярные среди рабочих газеты. Правительство решило арестовать членов Центрального Комитетами захватить пушки, отлитые на деньги рабочих.

В ночь с 17 на 18 марта 1871 г. колонны солдат, обмотав тряпками копыта лошадей, двинулись по безлюдным улицам города к высотам Монмартра и Бельвилля, где располагалась большая часть артиллерии национальной гвардии. Так началась гражданская война: правительство открыло военные действия против народа. 3-тысячный отряд генерала Леконта скрытно подошел к Монмартрскому холму, обезоружил часовых и захватил орудия. Но увезти пушки не успели. Проснувшиеся жители Монмартра заметили, что творится что-то неладное. Ударили в набат. Рабочие и национальные гвардейцы ринулись на защиту пушек. Солдат окружила плотная стена людей. Их призывали не пускать в ход оружия против народа. Леконт трижды отдавал приказ стрелять. Солдаты не подчинились ему и начали брататься с народом.

Отбив ночное нападение, трудовой Париж поднялся на борьбу. Повсюду сооружались баррикады. Батальоны национальной гвардий по приказу своего ЦК стягивались к центру города. Они овладели казармами, вокзалами, мостами. Вечером 18 марта над парижской ратушей затрепетал на ветру красный флаг победившего восстания.

А по дороге в Версаль мчалась карета, окруженная плотным конвоем драгун. В ней покидал Париж насмерть перепуганный Тьер. Он поминутно выглядывал из окна и хрипло кричал: «Скорей! Скорей!» Вслед за ним в Версаль бежали министры, чиновники, крупные буржуа. Генералы по приказу Тьера вывели из Парижа регулярные войска. Власть в Париже перешла в руки ЦК национальной гвардии.

2500-1.jpg

Эжен Варлен.

Почти 10 дней ЦК был хозяином города. Опираясь на поддержку народа и имея под ружьем 300 тыс. бойцов, члены Центрального Комитета имели все основания объявить себя правительством. Но они считали, что законной может быть только власть, возникшая в результате всеобщих выборов, а не вооруженного восстания. ЦК назначил выборы в Парижскую коммуну.

28 марта 1871 г. перед ратушей, при огромном стечении народа, под звуки оркестров и гром салюта была торжественно провозглашена избранная задень до этого Парижская коммуна.

Кому же трудовой Париж вручил свою судьбу? Среди членов Коммуны были рабочие Огюстен Авриаль и Эжен Варлен, члены I Интернационала, прошедшие большую школу революционной борьбы, не раз сидевшие в бонапартовских тюрьмах; литейщик Виктор Дюваль, ставший генералом Коммуны; журналисты и историки Огюст Верморель и Гюстав Тридон; поэты рабочих предместий Эжен Потье, будущий автор «Интернационала», и Жан Батист Кле-ман; выдающийся французский художник Гюстав Курбе. Прокурором Коммуны стал 24-летний студент-медик Рауль Риго, а военными делами в последние майские дни ведал 60-летний революционер Шарль Делеклюз. В Коммуну входил цвет парижского пролетариата и трудовой интеллигенции.

В деятельности Парижской коммуны участвовали не только французы. Ее видным членом был венгерский рабочий Лео Франкель. Армию коммунаров возглавляли поляки Ярослав Домбровский и Валерий Врублевский, гарибальдиец Ля Сесилиа. В народных клубах и на баррикадах города часто видели русских революционеров Елизавету Дмитриеву, Анну Корвин-Круковскую, Михаила Сажина. Адъютантом генерала Домбровского был Валериан Потапенко.

Коммуне досталось тяжелое наследство. Большинство чиновников бежали в Версаль. Не было денег. Стояли брошенные хозяевами фабрики и заводы.

Строить новое общество с помощью старых органов власти, приспособленных для угнетения масс, было невозможно. Самой жизнью Коммуна была поставлена перед необходимостью сломать государственную машину буржуазии и создать на ее месте государство нового типа — диктатуру пролетариата. И коммунары, хотя они в большинстве своем были далеки от понимания сущности и значения того, что им предстояло совершить, первыми в истории приступили к выполнению этой неслыханно трудной задачи.

2500-2.jpg

«Коммунары в бою». Гравюра.

Государственных служащих выбирал народ, и он же мог отозвать того из них, кто не оправдал его доверия. Государственная служба перестала быть источником обогащения. Члены Коммуны получали столько же, сколько квалифицированные рабочие.

Коммуна сама принимала законы и сама проводила их в жизнь. Во главе министерств были поставлены члены Коммуны. Национальная гвардия заменила старую армию и полицию. Кончилось всесилье духовенства, церковь была отделена от государства, священников изгоняли из школ, в церквах открывались народные клубы.

Коммуна торжественно провозгласила стремление к миру и осудила захватнические войны. Она приказала разрушить Вандомекую колонну, отлитую при Наполеоне I из трофейных пушек. «...Принимая во внимание, — говорилось в декрете Коммуны, — что императорская колонна представляет собой символ грубой силы и ложной славы... колонна на Вандомской площади будет разрушена». При огромном стечении народа 40-метровая колонна была повержена и разбилась на куски.

Коммуна улучшила положение простых людей Парижа. Была отменена задолженность по квартирной плате, беднякам больше не грозило выселение; их семьи переселялись из сырых подвалов в пустующие квартиры бежавших богачей. Коммуна отсрочила уплату долгов: она спасла от разорения тысячи мелких лавочников и ремесленников. Коммуна распорядилась бесплатно возвратить парижанам вещи, заложенные в ломбарде, в основном это были предметы первой необходимости: домашняя утварь, постельные принадлежности, рабочие инструменты.

2500-3.jpg

Ярослав Домбровский.

Правительство пролетариата — Коммуна в первую очередь стремилась облегчить положение рабочих. Последовали декреты: запретить произвольные штрафы и вычеты из зарплаты рабочих; отменить ночной труд пекарей, подрывающий их здоровье; передать рабочим обществам все предприятия, хозяева которых бежали в Версаль. На некоторых фабриках рабочие установили свой контроль над производством.

Реакция бесновалась: ведь коммунары подняли руку на основу буржуазного общества, его святыню — на частную собственность!

Коммунары не всегда были последовательны в своих действиях. Им не хватало решительности, ясного понимания стоящих перед ними задач. Коммуна не осмелилась взять в свои руки Французский банк, и оттуда потоком текли в Версаль деньги на борьбу с Парижем. Коммунары были излишне гуманны и доверчивы по отношению к врагам. В городе долго продолжали выходить буржуазные газеты, сеющие ложь и клевету о правительстве рабочих.

Но при всех ошибках Коммуна, как писал В. И. Ленин, была величайшим пролетарским движением XIX в. Она доказала, что рабочий класс может самостоятельно, без помощи буржуазии, управлять государством.

2500-4.jpg

Рауль Риго.

В огромном городе, окруженном со всех сторон врагами, была налажена нормальная жизнь. Работала почта, выходили газеты. Распахнулись для народа двери музеев. В бывшем императорском дворце устраивались концерты. Театры были переполнены. Не было ни краж, ни грабежей.

Большое внимание Парижская коммуна уделяла детям: она видела в них будущее революции. Государство рабочих взяло на себя заботу о сиротах. Дети бедняков получили возможность учиться. В школах бесплатно раздавали учебники и тетради. Выло открыто первое профессиональное училище.

Враги не дали коммунарам довести до конца их благородное дело. Коммуна продержалась всего 72 дня, и 57 дней она вела неравную, ожесточенную борьбу.

Парижане потеряли много времени на выборы в Коммуну. Они упустили момент, когда можно было одним решительным ударом покончить с гнездом контрреволюции в Версале: у Тьера в первые дни после бегства из Парижа было всего около 20 тыс. солдат.

Версальское правительство сумело использовать ошибку коммунаров. Оно обратилось за помощью к Пруссии. Бисмарк приказал отпустить из плена французских солдат, которые выразили готовность служить буржуазному правительству. Попы и офицеры распространяли среди солдат слухи о зверствах и беззакониях, якобы происходящих в Париже.

2500-5.jpg

ПАРИЖСКАЯ КОММУНА (18.III-28.V 1871г.)

В Версале была подготовлена 150-тысячная, хорошо вооруженная армия. 2 апреля 1871 г. версальцы начали обстреливать город из тяжелых орудий. 10 тыс. солдат атаковали позиции национальной гвардии, которые защищало всего 2 тыс. бойцов. Они вынуждены были отступить с большими потерями. Всех попавших в плен версальцы расстреляли.

Париж охватило возмущение. На следующий день коммунары выступили в поход на Версаль. Но военное руководство Коммуны недооценивало силы противника и допустило серьезные просчеты в организации наступления. Результат оказался трагическим. Национальная гвардия Парижа потерпела тяжелое поражение. Отряд генерала Дюваля попал в окружение и почти полностью погиб. Дюваль и два его помощника были расстреляны версальцами. Попал в плен и был зверски зарублен любимец революционного Парижа, член Коммуны, талантливый ученый Гюстав Флуранс.

С начала апреля военные действия не прекращались ни на день. Вражеская артиллерия била по городу зажигательными бомбами. Версальцы вели огонь по жилым кварталам, лазаретам, школам.

Солдаты Тьера прибегали к гнусным уловкам: переодевались в форму национальных гвардейцев или поднимали сигнал сдачи и, подойдя вплотную, внезапно открывали огонь. Используя военное превосходство и помощь немецких войск, версальцы шаг за шагом продвигались к оборонительным линиям Парижа.

Командующим парижским укрепленным районом был назначен польский революционер Ярослав Домбровский. Офицер царской армии, он за участие в подготовке восстания в Польше в 1863 г. был приговорен к 15 годам каторги, но сумел бежать из тюрьмы и эмигрировал во Францию.

2500-6.jpg

Расстрел коммунаров. Картина Э. Пиккио.

Талантливый военачальник, Домбровский решил вырвать инициативу из рук врага. При поддержке бронепоездов он атаковал версальцев и отбросил их, но не имел подкреплений, чтобы развить успех.

Положение коммунаров с каждым днем становилось все более тяжелым. В городе действовали шпионы и диверсанты. Они взорвали патронный завод и пороховой склад.

21 мая, в ясный солнечный день, предатель, пробравшийся в ряды коммунаров, показал версальцам слабозащищенный участок городской обороны. Не встретив сопротивления, версальцы захватили ворота Сен-Клу. К утру следующего дня в Париж вошло уже 11 дивизий Тьера — 90 тыс. человек.

За ночь 600 баррикад перегородили городские улицы. Коммунары дрались за каждый квартал, каждый дом. Над городом стояло дымное зарево пожаров.

Редели ряды защитников Коммуны. Смертельно ранен Домбровский. Под градом пуль и картечи нашел смерть Шарль Делеклюз. Версальцы схватили прокурора Коммуны Рауля Риго. «Кричи: да здравствует версальская армия!» — потребовал капрал, приставив к его виску пистолет. «Да здравствует Коммуна! Долой убийц!» — воскликнул Риго и рухнул с простреленной головой.

Рядом со взрослыми героически сражались дети рабочего Парижа. Десять суток без отдыха сражался на баррикаде в пригороде Парижа 15-летний Шарль Бандеритте. Отличился в боях с версальцами молодежный отряд «Дети Коммуны». И сегодня популярна в Париже песня «Время вишен», в которой говорится о юной героине, перевязывавшей раненых на одной из последних баррикад.

Ожесточенный бой развернулся на кладбище Пер-Лашез. Рукопашная схватка шла между склепами и памятниками. У кладбищенской стены версальцы расстреляли около 1600 взятых в плен коммунаров.

28 мая 1871 г. последний защитник последней баррикады на улице Рампонно выпустил по врагу последнюю пулю. Коммуна пала.

Жестокость победителей не знала границ. За коммунарами охотились с собаками, как за зверями, их искали с факелами в парижских катакомбах. Расстреливали всех, у кого находили следы пороха на руках или след ружейного ремня на плече. Убивали людей с польскими и итальянскими фамилиями (среди коммунаров было много поляков и итальянцев). Расстреливали детей, женщин, стариков. В госпиталях перебили раненых коммунаров и врачей, пытавшихся их спасти. В спешке в могилы вместе с трупами сбрасывали еще живых.

Эжен Варлен — один из талантливейших вожаков парижских рабочих, человек благородного сердца и редкого мужества — был опознан священником и схвачен. Под градом ударов и плевков, истекающего кровью, его несколько часов водили по улицам. Когда он не мог идти, его волочили по мостовой. Перед смертью он успел воскликнуть: «Да здравствует Коммуна!»

Днем и ночью работали военные суды. Смертные приговоры следовали один за другим. Коммунары мужественно держались перед своими палачами. «Я полагаюсь на будущее, оно сохранит память обо мне и позаботится об отмщении», — сказал в последнем слове член Коммуны Теофиль Ферре. Он не дал завязать себе глаза перед расстрелом.

Битком набитые суда отходили от берегов Франции. В темных вонючих трюмах бойцов Коммуны отправляли в ссылку в далекие заокеанские колонии, где многих из них ждала смерть от малярии и тропической лихорадки.

Париж лишился около 100 тыс. своих лучших сынов, расстрелянных, сосланных, бежавших. Парижская коммуна погибла. Час освобождения пролетариата не пробил. Окруженный врагами, Париж не был поддержан ни рабочими других городов, ни крестьянами. В нескольких городах рабочие пытались поднять восстания, но были разбиты. Французская буржуазия смогла задушить парижскую революцию только благодаря помощи немецких войск.

Коммуне мешало отсутствие единства среди ее руководителей, слишком много времени уходило на ненужные споры и разногласия. Коммунары первыми в истории попытались построить общество, где у власти стоят люди труда. У них не было перед глазами никакого примера и никакого опыта.

И все-таки, уничтоженная, расстрелянная, залитая кровью, Коммуна осталась примером для борцов за лучшее будущее человечества. Она была первой в истории революцией пролетариата, доказавшей на практике, что только рабочий класс может освободить общество от угнетения и несправедливости.

Каждый год в последнее воскресенье мая тысячи рабочих Парижа идут в строгом молчании на кладбище Пер-Лашез к Стене коммунаров, чтобы почтить память тех, кого Маркс назвал «штурмующими небо».

А за много километров от Парижа — в Москве, в Центральном музее В. И. Ленина, — хранится пробитое пулями знамя одной из последних баррикад Коммуны, переданное потомками коммунаров — парижскими коммунистами — трудящимся первой в мире страны социализма.

«Интернационал» и его авторы

В мире нет песни более распространенной, вдохновенной, боевой, чем гимн коммунистов всех стран «Интернационал». Недаром после Великой Октябрьской социалистической революции он стал первым Государственным гимном Советской страны, а позже гимном Коммунистической партии Советского Союза.

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущенный
И в смертный бой вести готов.
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем — тот станет всем...

Автор текста. «Интернационал» — французский рабочий, поэт Эжен Потье (1816 — 1887). Во время революции 1848 г. Потье сражался на баррикадах Парижа.

В дни Парижской коммуны 1871 г. Эжен Потье защищал от врагов первое в мире рабочее правительство. В кровавую майскую неделю, когда враги Коммуны торжествовали победу, Потье вынужден был скрываться. В этой обстановке он написал гимн «Интернационал», полный несокрущимой веры в грядущую победу рабочего класса.

После подавления Коммуны Потье 10 лет провел на чужбине. Он умер 6 ноября 1887 г. Тысячи рабочих Парижа пришли отдать последние почести тому, кто был поэтом революции и ее солдатом.

Через 17 лет после создания «Интернационала» друзьям Э. Потье удалось издать сборник его революционных песен. Тогда с «Интернационалом» познакомился Пьер Дегейтер (1848 — 1932), рабочий-мебельщик г. Лилля, любитель музыки.

Сильные, полные гнева и веры в будущее человечества слова «Интернационала» потрясли Дегейтера до глубины души. Он создал музыку к «Интернационалу». 23 июня 1888 г. впервые было исполнено произведение Потье — Дегейтера.