Оборона Севастополя

Величественно стоит над Черным морем город-герой Севастополь. Это гордое звание присвоено ему за мужественный отпор врагу в Великой Отечественной войне.

Первые героические страницы были вписаны в историю Севастополя свыше ста лет назад, во время Крымской войны 1853 — 1856 гг.

К середине XIX в. обострились противоречия между Россией, Англией и Францией на Ближнем Востоке. Русский царизм стремился подчинить своей воле турецкую империю, установить свое господство над проливами Босфор и Дарданеллы и в конечном счете укрепить свое влияние на Балканах. Но эти планы сталкивались с агрессивными целями других европейских держав, в первую очередь Англии и Франции. Развивающаяся английская и французская буржуазия была заинтересована в новых рынках на

Ближнем и Среднем Востоке. Англия и Франция боролись за влияние в Константинополе. Осенью 1853 г. турецкий султан, подстрекаемый английским и французским правительствами, объявил России войну.

В марте 1854 г. к Турции официально присоединились Англия и Франция. Началась Крымская война, в которой и царизм, и его противники преследовали захватнические цели.

Главный свой удар противник решил нанести на Черном море, чтобы уничтожить русский Черноморский флот, разрушить его основную базу — Севастополь, захватить Крым, а затем и другие окраинные русские земли.

Ясным и теплым сентябрьским днем 1854 г. к крымскому городку Евпатория подошла большая вражеская эскадра — 89 боевых кораблей и свыше 300 транспортных судов. На берег высадилось 63 тыс. английских, французских и турецких солдат.

Русские войска в Крыму насчитывали около 50 тыс. солдат. Они были вооружены устаревшими гладкоствольными ружьями, из которых можно было с уверенностью попасть в цель только на близком расстоянии — до 120 м. Враги же могли стрелять в пять-шесть раз дальше, потому что у них были новые, нарезные ружья — штуцеры.

В русском флоте преобладали устаревшие парусные корабли и пароходы, которые уступали по своим качествам судам противника. Англо-французский флот в четыре раза превосходил русский по количеству кораблей, и в нем преобладали новейшие винтовые пароходы, вооруженные дальнобойной артиллерией, быстроходные и маневренные, легко ускользавшие от ударов противника. Таким образом, на стороне союзников был перевес не только в живой силе, но и в боевой технике.

Военно-техническая слабость России объяснялась ее общей отсталостью, тем, что в стране все еще сохранялся давно ставший преградой для дальнейшего развития феодально-крепостнический строй. В стране не хватало металла для орудий, порох был низкого качества.

Военные заводы России, основанные на крепостном труде, не справлялись с заказами для армии и флота, не в состоянии были производить новейшее вооружение.

2470-1.jpg

Портрет адмирала П. С. Нахимова. Литография по рисунку с натуры. 1856 г.

Из Евпатории неприятельская армия двинулась к Севастополю. Попытка задержать противника на реке Альме не удалась, хотя русские солдаты сражались с изумительной храбростью. Путь на Севастополь был открыт.

В Севастополе было всего 20 — 22 тыс. матросов и солдат. На каждого приходилось три неприятельских солдата! Но беда заключалась не только в этом. Севастополь был военно-морской крепостью. Тяжелые пушки его береговых батарей грозно смотрели в море, а подступы к городу со стороны суши не имели укреплений.

2470-2.jpg

Портрет адмирала В. А. Корнилова. Литография по рисунку с натуры. 1854 г.

Для обороны родного города русские моряки затопили старые, парусные корабли при входе в большую бухту, чтобы вражеский флот не смог прорваться в нее с моря, а снятые с кораблей пушки установили на подступах к городу с суши. Жители Севастополя помогали матросам и солдатам рыть окопы и глубокие рвы, строить блиндажи для укрытия от неприятельских бомб, воздвигать на возвышенных местах восемь больших укреплений — бастионов. Оборонительными работами руководили известные флотоводцы Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Им помогали военные инженеры Тотлебен, Ползиков, Мельников и другие.

2470-3.jpg

Групповой портрет солдат и матросов — защитников Севастополя (в центре П. Кошка). Литография по рисунку с натуры. 1855 г.

Однако важно было не только укрепить город, но и поддержать в защитниках волю к борьбе. Обращаясь к матросам и солдатам, адмирал Корнилов говорил: «На нас лежит честь защиты Севастополя, защиты родного нам флота. Будем драться до последнего! Если кто из начальников прикажет бить отбой, заколите такого начальника... Если б я приказал ударить отбой, не слушайте, и тот подлец будет из вас, кто не убьет меня».

2470-4.jpg

Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя». Художник Ф. А. Рубо и другие.

Подойдя к Севастополю, враг начал усиленно обстреливать город и укрепления, чтобы потом броситься на штурм. Но севастопольские артиллеристы отвечали метким огнем и нанесли противнику такой урон, что он не отважился штурмовать русские бастионы. Первое испытание было выдержано с честью. Но радость севастопольцев была омрачена гибелью адмирала Корнилова. Последние слова Корнилова, обращенные к защитникам города, были: «Отстаивайте же Севастополь!»

Наступила сырая черноморская зима, с холодными дождями, мокрым снегом, северными ветрами. Враги подвозили в Крым новые подкрепления, но на штурм не решались. В неприятельских войсках свирепствовали болезни; настроение солдат, оторванных от родины на тысячи километров, падало. Немало их перебегало к русским и сдавалось в плен.

Очень трудно было защитникам Севастополя. У них не хватало оружия, пороха, продовольствия, лекарств для раненых. Они сражались на далекой окраине, которая тогда не была связана с внутренними районами страны ни железной, ни шоссейной дорогой. Медленно тащились на юг запряженные волами повозки с оружием и провиантом. Обозы застревали в грязи, в снежных сугробах. Солдаты, посланные на подкрепление севастопольцам, шагали месяцами в пешем строю. Герои Севастополя питались гнилыми сухарями и на каждые три выстрела противника могли отвечать только одним. Николай I и его министры были не способны наладить руководство и снабжение армии. Царские чиновники разворовывали армейское продовольствие и медикаменты.

Но русские матросы и солдаты, оборонявшие севастопольские бастионы, не только мужественно выносили все трудности осады: они совершали частые вылазки и контратаки, проявляя смелость, отвагу и находчивость.

Особенным мужеством отличался матрос Петр Кошка. Участвуя в самых отчаянных вылазках, он никогда не возвращался без ценных сведений, пленных, трофеев. Несколько раз он был ранен, но всегда возвращался в строй. Кошка стал героем Севастополя, о его подвигах говорили не только в Севастополе и по всей России, но и в лагере противника.

Враги рыли под землей галереи, чтобы, заложив мины, взорвать русские укрепления. Севастопольцы также копали подземные ходы. Услышав шум работы неприятельских саперов, они закладывали мины и взрывали их галереи. Русскими саперами руководил капитан Мельников. Полгода он почти не выходил на поверхность земли. В шутку его прозвали «обер-крот».

Женщины и девушки Севастополя приносили на бастионы пищу и воду, ухаживали за ранеными. Особенно бесстрашной была девушка по имени Даша. Ее так и прозвали Дарья Севастопольская.

Помогали защитникам Севастополя и мальчишки: они носили патроны, бегали с донесениями, даже ходили в разведку. Двенадцатилетний Максим Рыбальченко служил в корниловском бастионе. Десятилетнего Колю Пищенко за храбрость наградили боевым орденом. Об этих юных героях рассказал писатель К. М. Станюкович в повести «Севастопольский мальчик». Изо дня в день десятки тысяч прославленных и безвестных героев совершали в Севастополе свой подвиг. С исключительным героизмом отстаивали русские воины Малахов курган — ключевой укрепленный пункт. Он выдерживал ураганный огонь и неоднократные штурмы противника.

349 дней держался осажденный Севастополь, приковывая к себе главные силы противника. 18 июня 1855 г. враги наконец решились на штурм. Предварительно они ожесточенно обстреливали город. На рассвете вражеская пехота пошла в атаку, но уже к 7 часам повсюду была отброшена назад, потеряв свыше 7 тыс. солдат.

Силы защитников Севастополя таяли. Каждый день вражеский огонь выводил из строя до 1000 человек, а в последние дни бывало и до 2000. Еще в марте погиб адмирал Истомин, защитник Малахова кургана, а в июле — Павел Степанович Нахимов, душа Севастопольской обороны.

Лучшие люди России стремились помочь осажденному Севастополю. Добился перевода туда молодой артиллерийский офицер Л. Н. Толстой. Он написал потом знаменитые «Севастопольские рассказы» — вечный памятник славы героям Севастопольской обороны. В севастопольских лазаретах раненых лечил выдающийся русский ученый-хирург Н. И. Пирогов.

Царское правительство не обеспечило защитников Севастополя необходимой поддержкой. Все реже русские бастионы отвечали многочисленным батареям врага. Подкрепления прибывали медленно и не могли, восполнить потери. Защитникам Севастополя буквально своей кровью приходилось расплачиваться за отсталость крепостной России.

В конце августа после новых сильных бомбардировок врагам удалось разрушить многие укрепления и захватить Малахов курган. Главнокомандующий князь Горчаков приказал взорвать уцелевшие укрепления и оставить город. Через бухту навели плавучий мост, по которому защитники Севастополя перешли на северный берег. Итак, после более чем 11-месячной осады противнику достались дымящиеся развалины города. Это стоило ему больших средств и человеческих жертв.

Наступать в глубь России обескровленные под Севастополем враги не отважились и согласились на мирные переговоры. В марте 1856 г. в Париже был подписан мирный договор. Русский царизм потерпел поражение.

Перед всем миром обнаружилась гнилость отжившего крепостного строя. Длительная война обострила нужду и бедствия трудящихся. В стране нарастала волна народного гнева. Стараясь предотвратить революцию, царское правительство было вынуждено взяться за подготовку отмены крепостного права.