А. В. Суворов

Современников Суворова поражала его необычная, яркая личность. Одних он восхищал, в других вызывал зависть и злобу. Но всех — удивлял. Суворов был невысок ростом, узкоплеч, тщедушен. Лицо его было некрасиво, рано покрылось глубокими морщинами. Но взгляд светился умом и непреклонной волей. Сила духа победила телесную немощь: до самой старости он делил с солдатами все трудности и горести боевой и походной жизни. Дворяне, привыкшие к роскоши, удивлялись, что прославленный полководец и в мирное время спит на соломенной постели, ест простую солдатскую пищу, не носит дорогих нарядов. Удивляло, что Суворов во вред сгоей карьере не стремился ко двору, всячески подчеркивал свое отвращение к придворным и придворной жизни.

Суворов был действительно человеком и полководцем необычным, очень самобытным. Но в чем причина этой необычности? Почему в России второй половины XVIII в. мог появиться такой полководец, как Суворов?

Александр Васильевич Суворов родился в 1729 г. в дворянской семье, не очень знатной, но достаточно известной. Дед его был при Петре I генеральным писарем в Преображенском полку, отец — крестник Петра, его адъютант (денщик) — дослужился до генеральского чина. Юный Суворов рос среди людей, которые сложились под воздействием петровских реформ. Эти реформы принесли много нового в русскую жизнь.

В судьбе будущего полководца известную роль сыграл Ганнибал — предок А. С. Пушкина. Александр Васильевич в детстве был хилым, болезненным. Отец не хотел отдавать его в военную службу. Но мальчик увлекся военной историей, он зачитывался книгами о знаменитых сражениях, читал произведения крупных полководцев, в особенности Юлия Цезаря. Он поставил перед собой цель — стать воином. Он закалял свое тело и волю: в любую погоду скакал на лошади, плавал, занимался физическими упражнениями. Прилежно учился. Ему было 11 лет, когда к его отцу приехал в гости Ганнибал. Поговорив с мальчиком, старый генерал с удивлением увидел, как серьезно и настойчиво стремится к своей цели его юный собеседник. Он посоветовал отцу не препятствовать призванию сына. Совет был принят. Пятнадцати лет Суворов стал солдатом Семеновского гвардейского полка.

В 1747 — 1754 гг. Суворов, по его словам, «состоял в унтер-офицерских чинах с исправлением разных должностей и трудных посылок». Его командир рассказывал, что Суворов всегда просил давать ему самые трудные поручения, любил учить солдат, бывать у них в казармах, что солдаты его очень любили.

Суворов ни на шаг не отклонялся от поставленной перед собой цели. Он изучал солдатское дело «с фундамента», как этого требовал воинский устав Петра I, упорно занимался своим военным и общим образованием. Впоследствии он говорил, что генералу необходимо «непрерывное образование себя науками с помощью чтения». Суворов стал одним из самых образованных людей своего времени.

В 1755 г. Суворов был произведен в офицеры. Вскоре началась Семилетняя война (1756 — 1763), и Суворов получил боевое крещение. Он был замечен как храбрый, расторопный, решительный офицер. После войны Суворов получил в командование Суздальский пехотный полк. Здесь он начал применять разработанные им методы обучения и воспитания солдат. Вот как это происходило. Ночь. Солдаты суворовского полка крепко спят. Неожиданно — тревога, подъем, построение. «Марш!» Дождь, холодно? Не беда, быстрый — «суворовский» — шаг всех разогреет. Речка на пути? Преодолеем вброд и вплавь! Пересеченная местность, скользкие тропинки, тяжело идти? «Где пройдет олень, пройдет и солдат!» Суворов вместе с солдатами, шутит, подбадривает. Трудно? «Трудно в ученье — легко в бою!»

2390-1.jpg

А. В. Суворов. Гравюра, сделанная с портрета в 1800 г.

Суворов учил войска для боя, учил в обстановке, наиболее приближенной к боевой, учил применяться к местности, действовать решительно, наступательно, находчиво. Свою систему подготовки солдат Суворов совершенствовал на основе боевой практики русской армии, армий противников и, конечно, своего собственного богатейшего опыта.

2390-2.jpg

Сражение под Рымником 11 сентября 1789 г. Гравюра ХУШ в.

Он ставил своей целью создать из крепостного полураба сильного духом, смелого человека, патриота. Воспитанные и обученные им солдаты становились чудо-богатырями, как любил их называть Суворов.

Военное искусство Суворова лишено шаблонности, рутины. «Все кампании разнятся одна от другой», — говорил он. Суворов считал, что для достижения скорой победы важнее разгромить в бою армию противника, чем тратить время и силы на взятие крепостей. Но когда в 1790 г. обстановка сложилась так, что от взятия крепости Измаил зависел исход русско-турецкой войны, он штурмом взял эту крепость.

«Воюют не числом, а уменьем», — утверждал Суворов и доказывал это своей боевой практикой. В число главных «умений» он включал глазомер, быстроту и натиск. Глазомер Суворова был непревзойденным. Никто не умел, как он, мгновенно учесть все многообразие условий кампании в целом и каждого конкретного боя (силы противника и свои, качество дорог, рельеф местности и т. д.). Быстрота передвижений суворовских войск поражала современников. «Время дороже всего», «я действую не часами, а минутами», — любил повторять полководец. Под натиском Суворов имел в виду стремительность и неудержимость удара, преследование противника до полного его уничтожения или пленения.

2390-3.jpg

Штурм Очакова 6 декабря 1788 г. Гравюра ХУШ в.

«...Вот моя тактика: храбрость, мужество, проницательность, предусмотрительность, порядок, мера, правило, глазомер, быстрота, натиск, гуманность, умиротворение, самозабвение». Это Суворов написал незадолго до смерти. Здесь каждое слово полно смысля и требует размышления. Обратим внимание на слово «гуманность». Во всех суворовских обращениях к солдатам содержится призыв и приказ: «Весьма щадить жен, детей и обывателей...», «безоружных, женщин и детей не трогать», «солдат не разбойник».

Суворов участвовал почти во всех войнах, которые вела Россия во второй половине XVIII в. Каждая война становилась новой ступенью в развитии суворовского военного искусства. В русско-турецкой войне 1768 — 1774 гг. Суворов осуществил два поиска (боевая разведывательная операция) на важный укрепленный пункт противника — Туртукай. Туртукай находился на правом берегу Дуная, русские войска — на левом. Задачей Суворова было переправиться через Дунай, разгромить противника и отвлечь таким образом внимание турецкого командования от действий основных сил русской армии под командованием П. А. Румянцева.

Диспозиция первого поиска начиналась по-суворовски решительно: «Атака будет ночью с храбростию и фуриею российских солдат». Суворов наметил общий план, «а подробности, — писал он, — зависят от обстоятельств, разума и искусства, храбрости и твердости командующих». Суворов никогда не сковывал инициативу подчиненных, наоборот, все обучение и воспитание и офицеров и солдат было направлено на развитие у них умения самостоятельно мыслить и действовать в самых сложных условиях боевой обстановки. Этот принцип в суворовской военной системе очень важен. Оба поиска закончились полным успехом. П. А. Румянцев давал Суворову и другие ответственные поручения.

В русско-турецкой войне 1787 — 1791 гг. роль Суворова более значительна. В этой войне Турция стремилась вытеснить Россию из Крыма и овладеть крепостью Кинбурн. Защита Кинбурна была возложена на генерал-аншефа Суворова. Приняв командование, Суворов немедленно приступил к обучению войск.

1 октября 1787 г. неприятель после сильной канонады с военных кораблей высадил на Кинбурнскую косу более 5 тыс. отборных войск. Они укрепились, отрыли окопы и начали продвигаться к крепости. Суворов дал приказ открыть огонь, когда турки приблизились до двухсот шагов. После артиллерийского залпа пехота и казаки бросились в штыки и копья. Турок оттеснили к их укреплениям. Под Суворовым была ранена лошадь, на него бросились два конника. Спас его мушкетер Новиков: одного заколол, другого застрелил, бросился один на 30 человек, увлекая за собой товарищей. Суворов был ранен картечью в бок, а в конце боя в руку навылет, но бой довел до полной победы. Десант был почти полностью уничтожен.

В кампании 1789 г. войска, которыми командовал Суворов, взяли город Фокшаны и разгромили неприятеля на реке Рымник 11 сентября. Рымникское сражение — одно из самых выдающихся по полководческому искусству. Турок было в четыре раза больше, чем войск у Суворова. Умело маневрируя на поле боя, суворовские войска громили противника по частям. Впервые в военной истории русская конница на полном аллюре атаковала окопы, в которых засели янычары.

Суворову был присвоен титул графа Рымникского и дан орден Георгия первого класса. 11 (22) декабря 1790 г. Суворов и его войска взяли штурмом неприступную крепость Измаил. Даже Суворов признался после штурма, что на такое можно отважиться только раз в жизни. Тогда он не знал еще, что ему предстоит Швейцарский поход...

После взятия Измаила войска, по обычаям того времени, делили добычу. Суворов никогда в этом не участвовал. Ему подвели прекрасного коня в богатом уборе. Он ответил: «Донской конь привез меня сюда, на нем же я отсюда и уеду».

За падением Измаила последовал выгодный для России мир. Но все лавры достались любимцу Екатерины II — Г. А. Потемкину. Звание фельдмаршала Суворов получил лишь в 1794 г.

В 1796 г. на престол вступил Павел I. Он начал перестраивать русскую армию по прусскому образцу. В прусской наемной армии путем жестоких наказаний и муштры солдата превращали в механического, безропотного исполнителя приказаний командира. Не только Павлу I, но и многим офицерам-крепостникам такой нерассуждающий, послушный автомат казался идеалом солдата.

Они придавали большое значение шагистике, красоте исполнения ружейных приемов, стройности построений на парадах. Для солдат были введены башмаки, сложные прически, которые скреплялись салом и посыпались пудрой. Это было негигиенично и мучительно для солдат.

У Суворова эти нововведения вызывали презрение и негодование: «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенимать?» Военные взгляды Суворова и царя были несовместимы. Суворова и его единомышленников удалили из армии.

Павел I сослал знаменитого полководца в его село Кончанское Новгородской губернии и установил за ним надзор. Суворов томился от бездеятельности. Здоровье его стало слабеть. Однако прошло два года, и суворовский военный гений понадобился вновь.

Россия приняла участие в коалиционной войне Англии, Австрии и других стран против Франции. Война шла на территории Северной Италии. Союзники терпели неудачи. Англия и Австрия обратились к Павлу с просьбой поставить во главе союзной армии Суворова. В 1799 г. Павел вызвал его из ссылки. Он был вынужден сказать Суворову: «Воюй как знаешь».

Перед Суворовым стояла нелегкая задача. Противник был сильный. Французской армией командовали талантливые генералы. От эпохи революционных войн Франции они унаследовали новую тактику, новые боевые порядки: колонны в сочетании с рассыпным строем. Но в русской армии такие порядки в необходимых случаях применялись еще со времен Семилетней войны (первый их применил учитель Суворова — фельдмаршал П. А. Румянцев-Задунайский).

С апреля по август 1799 г. Суворов несколько раз встречался с французскими войсками и всякий раз одерживал победы.

Самые выдающиеся сражения — при реке Адда, на реке Треббия, при городе Нови. Семидесятилетний полководец действовал с прежним искусством и решительностью. Переходы его войск были необыкновенно быстры, боевые порядки гибки, атаки неудержимы. Первая фраза суворовской диспозиции к сражению при реке Треббия звучала так: «Неприятеля взять в полон!»

Северная Италия была освобождена от французского господства. Теперь Англия и Австрия стали бояться усиления России. Они решили удалить русские войска из Италии. Суворову было предложено идти в Швейцарию на соединение с русским корпусом под командованием Римского-Корсакова. Австрийский гофкригсрат (придворный военный совет) вел предательскую политику. Суворову не предоставили обещанных вьючных мулов, продовольствия и фуража. У солдат не было теплой одежды и подходящей для горных условий обуви. А им пришлось с тяжелыми боями пробиваться через труднодоступные горы, часто по узким, скользким, покрытым глубоким снегом тропинкам, порой и без тропинок. Суворов разработал для своих войск «Правила для горной войны» — целесообразные, ясные, простые. Благодаря искусству и воле Суворова, беспредельному доверию к нему солдат, их мужеству и терпению был совершен этот славный Альпийский переход.

2390-4.jpg

Переход через Панике 25 сентября 1799 г. Картина А. Е. Коцебу.

Пока Суворов побеждал неприятеля, император был в восторге. За Швейцарский поход он присвоил Суворову звание генералиссимуса — высшее в русской армии, приказал подготовить ему пышную встречу. Но потом отменил все приготовления. Павел понимал, что Суворов никогда не смирится с прусскими порядками в армии. Великого полководца вновь ожидала опала и ссылка. Но он был уже болен. 18 мая 1800 г. он скончался.

Как-то Суворов попросил Г. Р. Державина составить для него намогильную надпись. «Здесь лежит Суворов» — предложил поэт. «Помилуй бог, как хорошо!» — воскликнул Суворов. Державинская надпись вырезана на надгробии полководца. На кончину Суворова Державин написал одно из лучших своих стихотворений — «Снигирь».

Жизнь Суворова была нелегкой. Он испытал полную меру горестей. Военные труды, раны, контузии. Но больнее ранили скрытое и явное недоброжелательство, непонимание, несправедливость властей, опалы. Что же было побудительной силой деятельности Суворова? Он сам ответил на этот вопрос: «...я заключал доброе мое имя в славе моего Отечества и все успехи относил к его благодеянию. Никогда самолюбие... не управляло моими деяниями. Я забывал себя там, где надлежало мыслить о пользе общей... Я унываю в праздной жизни, свойственной низким душам, которые живут только для себя...»