Мануфактуры петровского времени

В России первые мануфактуры, крупные промышленные предприятия, основанные на разделении труда, появились еще в XVII в. В конце этого столетия их насчитывалось немного — менее полутора десятка.

В петровское время бурно растет мануфактурная промышленность. Спешное строительство мануфактур было связано с напряженной Северной войной. В это время создавалась сильная армия, строился морской флот. На оснащение одного корабля затрачивалось 1800 м парусного полотна и около 13 тыс. м канатов. Открывались предприятия, снабжавшие армию и флот артиллерией, ружьями, порохом, сукном, пуговицами, ремнями и т. д.

Одновременно со строительством заводов в Европейской части России правительство приступило к поискам железных и медных руд на Урале. Здесь рядом с превосходными залежами руд стеной стоял таежный лес, необходимый для получения древесного угля. (Тогда еще не умели применять в металлургии каменный уголь.)

В 1709 г. был открыт Вышневолоцкий канал — первая в России искусственная водная система, соединявшая бассейн Волги с Балтийским морем. Таким образом дешевый речной путь связал Урал с центром страны.

Петербург, основанный Петром I на болотистом берегу Невы в 1703 г., быстро превратился в крупнейший порт, а через десятилетие стал столицей империи, важным торгово-промышленным городом и центром кораблестроения.

Адмиралтейская верфь в Петербурге была самой крупной мануфактурой России, где около 10 тыс. рабочих не только строили корабли, но и изготовляли все необходимое для их оснастки. Здесь были лесопильня, смолокурня, кузницы, канатное и парусное производство.

После блестящей победы русских войск под Полтавой в 1709 г. (см. ст. «Полтавская победа»), когда самый напряженный период Северной войны остался позади, началось строительство мануфактур, изготовлявших вещи, нужные в быту, предметы роскоши: обои, шелк, краски, ленты, курительные трубки, игральные карты и т. п.

К концу царствования Петра I, в 1725 г., в России действовало около 100 мануфактур (в это число не входят мелкие предприятия, где не было характерного для мануфактуры разделения труда): металлургические и металлообрабатывающие, полотняные, суконные, стекольные, шелковые и т. д. В Забайкалье был построен первый в России сереброплавильный завод. Страна освободилась от необходимости ввозить ряд промышленных изделий из-за границы. В XVII в. железо и медь Россия закупала в Швеции. Во время войны торговые связи с этой страной были прерваны, нехватка металла стала настолько острой, что Петр I после потери артиллерии под Нарвой в 1700 г. приказал перелить часть церковных колоколов в пушки. Но уже к концу первой четверти XVIII в. Россия стала вывозить железо за границу. Западноевропейские купцы закупали тогда в России также изделия парусно-полотняных мануфактур.

Для быстрого развития крупной промышленности Петр I предоставлял владельцам мануфактур различные льготы. Некоторые мануфактуры, построенные государством, передавались на выгодных условиях купцам. Так, Невьянский металлургический завод на Урале правительство передало в 1702 г. тульскому купцу Никите Демидову. Этот завод положил начало колоссальному богатству Демидовых. К середине XVIII в. они владели уже десятками заводов и многими тысячами крепостных крестьян.

Новое дело, непривычное для русских купцов, было связано с риском, и они не всегда добровольно соглашались принимать государственные заводы. В таких случаях Петр предписывал создавать купеческие компании в принудительном порядке: «Буде волею не похотят, хотя в неволю». Так, например, Суконный двор — крупнейшая мануфактура по производству сукна в Москве — был передан компании, составленной из 14 богатых купцов Москвы, Петербурга, Курска, Казани и других городов. Компания в придачу к мануфактуре получила крупную ссуду в 30 тыс. рублей (около 270 тыс. золотых рублей на деньги начала XX в.). Перед компанией была поставлена задача расширить производство до таких размеров, «чтоб из-за моря в несколько лет вывоз сукнам был пресечен». Но купцы всячески уклонялись от поручения правительства, и пришлось их доставлять в Москву при помощи солдат.

Чтобы привлечь купцов к строительству мануфактур. правительство освобождало владельцев крупных предприятий от обременительных повинностей, запрещало воеводам вмешиваться в их дела. В интересах русских промышленников на некоторые изделия, привозимые из-за границы, установили очень высокие пошлины. Тем самым правительство ограждало отечественную промышленность от конкуренции западноевропейских мануфактур.

Работали на мануфактурах главным образом вручную, лишь при выполнении некоторых трудоемких операций использовали энергию воды.

Металлургические заводы в то время строили на крутых берегах небольших речек, где было удобнее возводить плотины. При помощи плотины в осеннее и весеннее половодье создавался запас воды, необходимый для работы предприятия в зимние месяцы и в засушливое лето. Через «лари» — специальные каналы, проделанные в плотине, — вода поступала на колеса, которые приводили в движение мехи, нагнетавшие воздух в доменную печь.

Многие заводы и заводские поселки положили начало крупным городам. Свердловск (в прошлом Екатеринбург) ведет свою историю от Екатеринбургского завода, построенного в 1723 — 1724 гг. На месте нынешней столицы Карельской АССР Петрозаводска в 1703 г. был построен Петровский завод. Из заводских поселков петровского времени выросли города Липецк, Невьянск, Нижний Тагил и другие.

На всех мануфактурах России к концу петровского времени трудилось 25 — 30 тыс. рабочих. Это очень скромная цифра, даже если учесть, что население страны составляло тогда более 15 млн. человек. Средний металлургический завод имел 50 — 70 рабочих, а на мануфактурах по производству трубок, пуговиц, кожи, шелка обычно было занято два-три десятка человек.

Правительство, стремясь привлечь рабочих на мануфактуры, освобождало их от уплаты податей, а также от службы в армии и флоте. И все же наемных рабочих недоставало. Помещики не отпускали своих крестьян на работу в отдаленные места, а самое главное, условия жизни и работы на мануфактуре были каторжными. Не случайно один из указов правительства предписывал отправлять присужденных к каторге женщин на парусно-полотняные предприятия/

Заглянем на одну из самых крупных мануфактур того времени — Суконный двор в Москве. Все предприятие состояло из четырех каменных двухэтажных корпусов, образующих огромный прямоугольник. Внутри находился большой двор. Такая форма здания позволяла отгородить мануфактуру и работавших на ней от внешнего мира. У ворот днем и ночью стоял караул.

На первом этаже изготовлялось сукно. Здесь размещались кладовые и «покои» (комнаты) для сортировки, мытья и сушки шерсти, расчесывания и прядения. Пряжа поступала в ткацкую, оттуда сукно переносили в другие «покои» для окончательной отделки: стрижки ворса, окраски и просушки. На втором этаже размещались жилые комнаты. Большинство рабочих ютилось в страшной тесноте.

В половине пятого утра раздавался удар колокола, возвещавший о начале рабочего дня. Рабочий день с двухчасовым обеденным перерывом продолжался 131/2 часов в весенние и летние месяцы и 111/2 часов в остальное время года. За изнурительный труд в зловонных помещениях рабочий получал столько же денег, сколько в тюрьмах тратили на содержание арестанта. Да и порядки на Суконном дворе мало чем отличались от тюремных. Владельцы мануфактуры жестоко наказывали рабочих: заковывали в кандалы, били плетьми, не выплачивали им заработанных денег, накладывали на них высокие штрафы. Рабочих, живших при Суконном дворе, не выпускали в город, принуждая питаться в хозяйской харчевне недоброкачественными продуктами, к тому же стоившими значительно дороже обычного.

2340-1.jpg

План Екатеринбургского завода. Изображены все фабрики, то есть цехи: молотовая, проволочная, железодощатая и другие, а также схема водоснабжающего механизма: плотина, желоба, подающие воду, вешняк для отлива вешних вод. Гравюра начала XVIII в.

В еще более тяжелом положении находились рабочие на заводах Никиты Демидова. Жестокий и хищный заводовладелец чувствовал себя на далеком Урале царьком, его самоуправству не было границ.

На заводах Демидова работало много крестьян, бежавших от своих помещиков. Беглые крестьяне глухими тропами держали путь в Сибирь, но, не добравшись туда, попадали к Демидову в еще более тяжкую заводскую неволю. За малейшую провинность рабочих заковывали в цепи, морили голодом. Попытки жаловаться на Демидова кончались плохо: недовольных жестоко наказывали и бросали в тюрьму. Потом и кровью тысяч людей создавались богатства Демидова и других владельцев мануфактур.

2340-2.jpg

Портрет рабочего московской суконной мануфактуры. Работа неизвестного художника XVIII в.

На вспомогательных работах — заготовка древесного угля и руды, а также доставка их к домнам и вывоз готовой продукции к пристаням — было занято куда больше рабочих, чем в цехах завода. Самую тяжелую вспомогательную работу — рубку леса и жжение угля, как правило, выполняли крестьяне, приписанные к заводам (приписные крестьяне). Эту очень изнурительную повинность несли крестьяне деревень, расположенных за десятки, сотни километров от заводов. А труд их оплачивался по очень низким ставкам, установленным правительством.

На заре развития мануфактурной промышленности рабочие и приписные крестьяне, несмотря на жестокие преследования, боролись за лучшую долю. Эта борьба была стихийной и неорганизованной. Рабочие писали жалобы царю и в течение многих лет напрасно ожидали ответа. Очень часто, не выдержав каторжных условий труда, они бежали с мануфактур. Уже в петровское время рабочие Суконного двора устраивали стачки. Когда же во второй половине XVIII в. разразилась большая крестьянская война под предводительством Пугачева, рабочие уральских заводов стали ее активными участниками.