Создание военно-морского флота

Русские люди издавна сооружали речные суда и отправлялись на них в далекие плавания. Во времена Киевской Руси русские купцы на лодках-однодеревках, вырубленных из одного дерева, спускались вниз по Днепру и вдоль берегов Черного моря добирались до Константинополя. На лодках же совершали свои походы на Царьград киевские князья. Новгородцы вели обширную торговлю на Балтийском море. Некоторые новгородские купцы имели настоящие морские корабли, подобные скандинавским.

В конце XVII в. ежегодно летом большой русский торговый караван плоскодонных судов, нагруженных кожей, полотном, пенькой, салом, зерном, выходил из Невы в Финский залив и направлялся к Стокгольму.

Но Россия не имела ни одного порта на Балтийском море. Главный торговый путь в Европу шел через Архангельск, основанный на далеком Севере, на Белом море, в XVI в. Этот порт восемь месяцев в году находился подо льдом. Караваны голландских, английских и гамбургских купцов, приходившие сюда, часто не успевали уйти обратно в то же лето или же застревали во льдах по пути домой.

Кончался XVII век, наступало время больших перемен в жизни России. Для молодого Русского государства, стремившегося порвать с вековой отсталостью, жизненно необходим был выход к морю. Сначала Петр I попытался прорваться к Азовскому и Черному морям. В 1695 г. к турецкой крепости Азов подошли русские войска. Они дважды пытались взять Азов приступом, но безуспешно. Стало ясно, что без флота овладеть морской крепостью нельзя.

Было решено к следующей весне построить большую флотилию, способную состязаться с турецким флотом. Началась лихорадочная работа. В воронежских лесах около 26 тыс. человек, собранных сюда со всех концов России, заготовляли части стругов (больших лодок), которые потом по зимнему пути свозились к Воронежу. Закипела работа и в селе Преображенском под Москвой. Солдаты Преображенского и Семеновского полков, плотники из Вологды, Нижнего, Дединова и группа иностранцев изготовляли здесь части для галер — парусно-гребных судов и для брандеров — парусных судов, наполнявшихся горючими материалами для поджога вражеских кораблей. Готовые части галер перевозили в Воронеж и там собирали. Весной 1696 г., когда вскрылись реки, в Воронеже была спущена на воду первая азовская флотилия, состоявшая из 1300 больших и средних судов. Новая флотилия неожиданно появилась в Азовском море и навела страх на турок. Азов, окруженный с суши и с моря, вынужден был сдаться. 20 октября 1696 г. боярская дума — тогда высший совещательный орган государства — вынесла решение: «Морским судам быть». Эту дату принято считать днем рождения русского регулярного военно-морского флота.

2320-1.jpg

Адмиралтейство в начале XVIII в. Гравюра 1726 г.

На Воронежских верфях суда строились по-прежнему бурными темпами. В конце 1698 г. Петр приехал в Воронеж. Незадолго до этого он изучал кораблестроение на лучших в мире голландских и английских верфях, но все же был поражен и восхищен увиденным здесь. Перед ним стояло двадцать почти готовых двух- и трехмачтовых больших кораблей. Тут же Петр заложил большой 60-пушечный корабль «Предистинация». Чертеж его был составлен самим Петром на основании новейших достижений английского кораблестроения.

На верфи собирали опытных мастеров, чьи большие и малые суда плавали по водам Волги, Северной Двины, Дона и других русских рек. Среди талантливых русских кораблестроителей выделялся Федосей Скляев. «Лучший в сем мастерстве», — говорил о нем Петр.

На строительстве нужны были десятки тысяч рабочих. Их набирали принудительно. К Воронежскому адмиралтейству было прикреплено 11 городов (в том числе Воронеж), которые должны были ежегодно поставлять на верфи около 30 тыс. человек. Условия жизни и труда рабочих были неимоверно тяжелы, и рабочие зачастую бежали. В августе 1698 г. на Дону, в Черкасске, вспыхнуло восстание работных людей: около 3 тыс. солдат и крестьян, покинув галеры, разошлись по домам.

Строительство Азовского флота продолжалось и после начала Северной войны, вплоть до неудачного Прутского мира 1711 г., когда Азов и Таганрог были временно возвращены Турции. Азовский флот помог удержать Турцию от выступления против России, которое было еще возможно до Полтавской победы.

Главные интересы внешней политики России были связаны с Балтийским морем. Только здесь могло быть «прорублено окно в Европу». В войне со шведами за выход в Балтийское море флот должен был сыграть важную роль.

Строительство Балтийского флота началось в первые годы XVIII в. В Приладожье, на реках Сяси, Свири, Паше, развернулось новое корабельное строительство. Важнейшей из этих верфей была Олонецкая (иначе Лодейное поле), основанная в 1703 г.; она существует и поныне. Здесь строились фрегаты — линейные морские парусные суда, — а также и более мелкие суда — шнявы, бригантины, буера, ходившие и на веслах. Строились и галеры.

При помощи молодого флота русские войска в мае 1703 г. овладели устьем Невы, где сразу же был заложен Петербург, а осенью того же года — крепость Кроншлот (с 1723 г. — Кронштадт).

Прошло немногим более года, и в водах Невы, у Петербурга, появилась флотилия судов, построенных на Лодейнопольской верфи; еще раньше сюда пришли корабли из Луги и других мест. Над флотилией был поднят штандарт Петра I с изображением четырех морей — Белого, Балтийского, Черного и Каспийского. Всю зиму корабли приводили в исправность и вооружали на только что заложенной в Петербурге Адмиралтейской верфи.

Летом 1705 г. на кронштадтском рейде впервые выстроилась в боевом порядке, в три линии, эскадра русского Балтийского флота, готовясь отразить подходившего врага. Она состояла только из восьми 24-пушечных фрегатов, шести 12-пушечных шняв и четырех галер. Но ее энергично поддерживал огнем своих пушек Кронштадт.

Русские моряки отбили все атаки сильной шведской эскадры. Неудача потрясла шведов, и в последующие годы шведская эскадра хотя и появлялась в Финском заливе, но держалась на почтительном расстоянии от невских берегов.

К 1706 г. в Петербурге было закончено сооружение Адмиралтейской верфи. Сначала здесь строили лишь мелкие и средние суда. А с конца 1709 г. заложили и крупные дорогостоящие корабли, которые строились по два-три года. Первым из них была 54-пушечная «Полтава», заложенная Петром. В 1716 г. здесь строилось одновременно десять гигантов парусного флота, имевших от 70 до 90 пущек. Но в балтийских водах нужны были и гребные суда — галеры и небольшие скампавеи. По шхерам — узким и длинным заливам — они легко и быстро проникали в глубь Финляндии (Финляндия в то время находилась под властью Швеции).

В мае 1713 г. русские галеры подошли к Гельсингфорсу и, действуя совместно с десантом, взяли город. Все 200 мелких судов, участвовавших в походе, были построены за одну зиму.

К 1714 г. военная мощь Швеции на суше была сломлена окончательно, но на море она была еще сильна: ее линейный парусный флот почти вдвое превосходил русский.

В июне 1714 г. большой русский галерный флот подошел к мысу Гангут. Он располагал мощным десантом в 13,5 тыс. отборной пехоты. Именно тогда было положено начало русской морской пехоте.

Галерный флот должен был проникнуть в шхеры района Або, чтобы доставить подкрепление и припасы русской армии, только что освободившей Финляндию от шведов. Но дальнейший путь русскому флоту преградила шведская эскадра. 20 июля к Гангуту прибыл Петр. После тщательной разведки местности был составлен смелый и оригинальный план прорыва.

Сначала в самой узкой части полуострова устроили «переволоку» из бревен, по которой несколько мелких галер удалось перетащить на другую сторону мыса. Затем туда же прорвались два отряда скампавеи.

Не поняв цели «переволоки» как диверсии, шведы отправили часть эскадры к месту спуска галер с «переволоки» на воду. При этом во время перегруппировки своих судов они открыли проход мимо мыса в абоские шхеры, очевидно не допуская мысли, что русский флот сможет прорваться на виду у сильной шведской эскадры.

Наступил жаркий безветренный день 27 июля 1714 г. Над Балтикой сияла бездонная синева неба. Безжизненно повисли паруса на шведских кораблях. Тогда русский гребной флот, ночью выдвинутый на границу караульного охранения, разделившись на три отряда под командованием Генералов А. Вейде и М. М. Голицына и адмирала Ф. М. Апраксина, двинулся в поход. Четко, быстро и слаженно работали гребцы. Шведы, перебуксировав часть своих судов, открыли ожесточенный артиллерийский огонь, но русские суда продолжали двигаться вперед.

2320-2.jpg

Сражение у мыса Гангут (абордаж флагманского корабля шведов — «Элефанта»). Гравюра 1715 г.

К 12 часам весь русский флот собрался воедино. Между тем в одном из заливов сосредоточился большой отряд вражеских судов, отделившийся от главных сил. Прекратись штиль, и русский флот оказался бы между двух огней. Надо было действовать не теряя ни минуты. И русские моряки немедленно вступили в бой с отделившейся частью шведской эскадры.

Две первые атаки против шведского центра были отбиты превосходящей шведской артиллерией. Третья атака, направленная против фланговых шведских судов, была подготовлена особенно тщательно. Отряды русских скампавей двинулись на врага. Впереди на шлюпках шли командиры, как при штурме на суше. Сблизившись со шведами, скампавей брали врага на абордаж. Ожесточенное сражение окончилось полной победой русских, которые проявили беззаветную храбрость.

Гангутская победа изменила соотношение морских сил на Балтике. Отбросив шведский флот, русские моряки вышли в Балтийское море. Шведский флот, понесший большие потери, 28 июля оставил позиции у Гангута и ушел к Аландским островам. Гангутское сражение принесло первую крупную победу молодому русскому флоту над сильнейшим противником.

После Гангута на Балтийском море шла усиленная созидательная работа. Балтийские линейные корабли строились по последнему слову техники. С помощью рекрутских наборов, проводившихся в приморских и речных районах, создавались матросские кадры. В специальных школах готовились офицеры флота и кораблестроители. В 1719 г. Н. Сенявин, воспитанник Навигацкой школы, командуя отрядом русских кораблей, одержал победу над шведами в открытом море у острова Эзеля. В 1720 г. новая победа, при Гренгаме, закрепила русское преобладание на Балтийском море.

Создание могущественного, сильнейшего на Балтике флота стоило русскому народу громадных усилий и жертв. Но военно-морской флот стал надежным защитником границ России, ее опорой в борьбе с внешними врагами.