Гарибальди и его «Тысяча»

Джузеппе Гарибальди родился 4 июля 1807 г. в живописном древнем городке Ницце (Ницца тогда принадлежала итальянскому королевству Пьемонт) в семье потомственного моряка. С ранних лет он начал самостоятельную жизнь. Плавая матросом, а позднее капитаном на торговых судах, он побывал во многих итальянских портах. И везде видел порабощение Италии иностранными угнетателями и местными деспотами.

Италия в то время была разделена на восемь государств, часть которых находилась под гнетом Австрийской империи. Уже в отроческие годы у Гарибальди появляются смутные мечты об освобождении родины от тиранов — князей и австрийских угнетателей.

В 1833 г. Гарибальди зашел со своей шхуной в русский порт Таганрог. В трактире, где собирались итальянские моряки, он услышал пламенную речь итальянского патриота, который призывал вступать в тайное демократическое общество «Молодая Италия» и готовиться к борьбе за освобождение родины. «Молодая Италия» была основана выдающимся революционером Джузеппе Мадзини в 1831 г. С именем Мадзини было связано национально-освободительное движение в Италии в последующие четыре десятилетия.

Гарибальди был глубоко взволнован. Он увидел, что не одинок, что есть еще люди, так же, как и он, думающие о свободе родины. Вот как сам Гарибальди описывает впечатление, произведенное на него Этой речью: «Христофор Колумб, когда он, заблудившись в Атлантическом океане, услышал столь радостное для него восклицание «Земля!», не был счастливее меня, когда я услышал возглас «Отечество!». Вскоре Гарибальди встретился в Марселе с Мадзини и вступил в «Молодую Италию».

Мадзини подготавливал восстание в Генуе, которое имело цель зажечь пламя революции по всей Италии, и поручил Гарибальди привлечь, к восстанию моряков королевского флота Пьемонта. Однако начавшееся в январе 1834 г. восстание было быстро подавлено королевскими войсками. Гарибальди пришлось бежать во Францию. Он был заочно приговорен к смертной казни.

В жизни Гарибальди начался период изгнания. Гарибальди эмигрировал в Южную Америку. Здесь он почти беспрерывно сражался на море и на суше: вначале за свободу и независимость республики Рио-Гранди против бразильского императора, затем за независимость Уругвайской республики, которую пытались уничтожить Бразилия и Аргентина. В этой борьбе выковывался искусный партизанский вождь. Отряд Гарибальди не знал поражений.

В Бразилии Гарибальди повстречался с Анитой Рибейра да Сильва. Смуглая бразилианка с огненными глазами и пламенной душой без колебаний покинула отцовский дом и стала женой и лучшим другом Гарибальди, разделив с ним все опасности и лишения походной жизни.

Гарибальди рассказывал в своих воспоминаниях, что во время перехода через бразильские леса он закутывал в платок трехмесячного сына Менотти и привязывал его к себе на шею: «Так я мог согревать его своим дыханием». Может показаться чудом, что ребенок остался жив.

Вести о подвигах Гарибальди в Южной Америке достигли Италии, его имя приобрело широкую популярность, и угнетенные народные массы ждали его как избавителя. В начале 1848 г. до далекого Уругвая дошли отрывочные сведения о революционном брожении в Италии. Гарибальди вместе со своими сподвижниками отправился на родину.

В марте 1848 г. вспыхнуло восстание в Милане. Пять дней почти безоружные миланцы сражались против австрийского гарнизона и вынудили его покинуть город. Восстания против ненавистных австрийцев охватили всю страну.

2280-1.jpg

Джузеппе Гарибальди.

В июне 1848 г. Гарибальди прибыл в Италию. Он создал несколько волонтерских отрядов и во главе их сражался с австрийцами на полях Ломбардии. Узнав о восстании в Риме, он поспешил туда на помощь.

Мужественная борьба демократических сил, которые возглавляли Гарибальди и Мадзини, увенчалась победой: 9 февраля 1849 г. была провозглашена Римская республика, которая должна была послужить ядром будущей Итальянской республики.

Для подавления республики президент Франции Луи Наполеон снарядил экспедицию в Рим. Глава республики Мадзини поручил Гарибальди организовать оборону Рима. Как львы дрались волонтеры и отбили наступление интервентов. В одном из писем Гарибальди с гордостью писал: «Этот город достоин своего великого прошлого. Здесь живут, умирают, переносят ампутации с возгласом «Да здравствует республика!».

Но Луи Наполеон послал в Рим новые подкрепления, и французские войска подвергли город бомбардировке. Гарибальдийцы не смогли сломить противника, превосходившего их численностью в пять-шесть раз. Учредительное собрание республики решило прекратить оборону, и французы оккупировали Рим. Но Гарибальди не хотел сдаваться. Он решил пробиться сквозь неприятельский строй, чтобы попытаться еще раз изменить судьбу родины. Революционный полководец собрал своих волонтеров и заявил им: «Солдаты! Я ухожу из Рима. Всякий, кто хочет продолжать войну с чужеземцами, пусть следует за мной. Я не могу предложить вам ни почестей, ни вознаграждений. Предлагаю лишь голод, жажду, форсированные марши, сражения и смерть. Кто любит Родину, пусть следует за мной!»

2280-2.jpg

Таких нашлось 4 тысячи. С этим отрядом Гарибальди двинулся на помощь Венецианской республике, истекавшей кровью под ударами австрийцев. Вместе с Гарибальди была и Анита. Она геройски сражалась в дни обороны Рима и теперь, несмотря на то, что была больна, не захотела покинуть отряд; она пошла навстречу тяжелым испытаниям и погибла во время отступления. В течение месяца Гарибальди десятки раз вырывался из железного кольца трех австрийских армий, приводя неприятеля в изумление своим искусством маневрирования и отвагой.

Убедившись в том, что продолжать поход невозможно, Гарибальди распустил остатки своего отряда. Французским и австрийским интервентам удалось задушить итальянскую революцию. Страна осталась раздробленной. Гарибальди вынужден был вновь удалиться в изгнание.

В 50-е годы усилилось Сардинское королевство (Пьемонт), расположенное на севере Италии. Король Пьемонта Виктор Эммануил и его министр Кавур, отражая стремление буржуазии и помещиков, строили планы объединения Италии без участия революционного народа, под главенством сардинской монархии. Народ же стремился к созданию объединенной Италии, демократической и республиканской. Готовясь к борьбе, сардинская монархия рассчитывала на поддержку императора Франции Наполеона III, заинтересованного в ослаблении Австрии.

В 1859 г. Пьемонт в союзе с Францией начал войну против Австрии. В начале войны франко-итальянские войска одержали решающие победы над австрийской армией. Ломбардия, крупная область на севере Италии, перешла к Пьемонту.

Чтобы придать войне большую популярность, Кавур пригласил Гарибальди принять в ней участие. Во главе отряда добровольцев Гарибальди одержал несколько блестящих побед. Италия вновь была охвачена волной национально-освободительного движения. В герцогствах Центральной Италии и в Папской области вспыхнули народные восстания против Австрии под лозунгом присоединения к Пьемонту.

Наполеон III, увидев, что народное патриотическое движение может привести к созданию единой и независимой Италии, поспешил за спиной своего союзника заключить перемирие с Австрией. Только Ломбардия и центральные итальянские области присоединились к Пьемонту. Венеция осталась в руках Австрии, Южная Италия (вместе с Сицилией) по-прежнему оставалась под властью неаполитанского короля из династии Бурбонов, Рим — под властью папы. Этот позорный договор вызвал бурю возмущения по всей стране. Гарибальди был полон гнева и не признавал перемирия.

Вскоре началось восстание на острове Сицилия. Республиканская партия Мадзини решила организовать экспедицию на помощь повстанцам Сицилии. Руководить этим походом предложили Гарибальди. Из числа добровольцев Гарибальди отобрал тысячу бойцов. Большинство их составляли рабочие, ремесленники, студенты, представители интеллигенции. Преобладала молодежь в возрасте 18 — 25 лет, но было немало людей зрелого и пожилого возраста («бородачи» и «усачи»), и среди них ветераны многих битв: участники походов Гарибальди в Южной Америке и в Ломбардии в 1848 и 1859 гг., герои битв Римской республики. В экспедиции участвовали и юноши, не достигшие 18-летнего возраста, и подростки: 13-летний Адольфо Луиджи Биффи (пал в битве у Калатафими) и 11-летний Джузеппе Маркетти, которого отец взял с собой в отряд.

Гарибальди приказал своим воинам надеть красные рубашки, и отряд его получил название «Тысячи краснорубашечников». Поход «Тысячи» сыграл крупнейшую роль в объединении Италии.

Отплыв 6 мая 1860 г. из Кварто (близ Генуи), экспедиция высадилась 11 мая в Марсале, на западном берегу Сицилии. Гарибальди выпустил прокламацию: «Сицилийцы! Мы услышали ваш героический клич — и вот мы среди вас. Мы желаем только одного — освобождения отечества. Итак, все к оружию!» К отряду Гарибальди стали стекаться сицилийские повстанцы, вооруженные пиками, саблями, кинжалами, дубинками. Им противостояла хорошо вооруженная 100-тысячная армия неаполитанского короля.

Ближайшей целью Гарибальди было овладеть Палермо — главным городом острова. Победив королевскую армию в крупной битве у Калатафими, гарибальдийцы подошли к Палермо. После двухдневных кровопролитных боев, во время которых краснорубашечники проявили чудеса храбрости и героизма, Гарибальди овладел городом. На острове было создано революционно-демократическое правительство, а Гарибальди предоставлены диктаторские полномочия. Правительство партизанского вождя провело ряд важных мероприятий в интересах широких народных масс: были изданы декреты об отмене налога на помол, о раздаче крестьянам государственных земель, об открытии школ и приютов и др.

Через многие кровопролитные сражения прошли отряды Гарибальди. Ф. Энгельс отмечал, что действия Гарибальди носили печать воеаного гения и что поход из Марсалы в Палермо — один из наиболее удивительных военных подвигов XIX столетия. В августе 1860 г. Гарибальди переправился со своими отрядами из Сицилии в Южную Италию. В упорной битве у г. Реджо гарибальдийцы разбили 40-тысячную королевскую армию. Путь Гарибальди от Реджо до Неаполя представлял собой триумфальное шествие. Армия неаполитанского короля была деморализована. 7 сентября гарибальдийцы вступили в Неаполь, и вскоре династия Бурбонов была окончательно свергнута.

Поход Гарибальди явился самым крупным выступлением народных масс в борьбе за объединение Италии. Победы Гарибальди напугали короля Пьемонта Виктора Эммануила, боявшегося распространения революции. Он двинулся с 20-тысячной армией в Южную Италию, чтобы преградить путь Гарибальди, намеревавшемуся направиться в Рим. После прибытия армии Виктора Эммануила в Неаполитанском королевстве было проведено народное голосование (плебисцит), решившее присоединить Южную Италию к Пьемонту. Гарибальди вынужден был объявить о передаче власти в освобожденном им королевстве Виктору Эммануилу.

После присоединения Южной Италии к Пьемонту Италия была в основном объединена (только Венеция оставалась до 1866 г. под властью Австрии, а Рим — до 1870 г. под властью папы). Но образованное в 1860 г. Итальянское королевство не было Италией Гарибальди, Италией демократической. Недостаточная организованность республиканской партии, слабое участие крестьянства в революции позволили пьемонтской монархии воспользоваться победами Гарибальди. В объединенной Италии установилась власть крупной буржуазии и помещиков.

После поражения Наполеона III под Седаном (см. ст. «Переворот 2 декабря 1851 года») Гарибальди предложил свои услуги республиканскому правительству Франции. Он получил под свое командование армию (двумя бригадирами ее командовали сыновья Гарибальди Менотти и Риччоти). В январе 1871 г. Гарибальди наголову разбил прусские части в сражении при г. Дижоне. Писатель Виктор Гюго говорил, что Гарибальди — единственный французский генерал, не потерпевший поражения в этой войне. Благодарный французский народ огромным большинством голосов выбрал Гарибальди депутатом своего парламента. Но под давлением пришедшей к власти реакционной буржуазии Гарибальди был вынужден отказаться от депутатского места.

«В течение полу столетия Гарибальди наполнял громом своего имени два полушария. Всё, что было в старом поколении свободолюбивого и благородного, с трепетом и замиранием сердца следило за подвигами этого полусказочного героя» — так писал известный русский писатель, революционер-народник С. М. Кравчинский-Степняк.

Гарибальди поддерживал дружеские связи с деятелями революционного движения многих стран, в том числе России.

Великие революционные демократы А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов написали яркие и вдохновенные страницы о героической борьбе Гарибальди. Герцен стал его близким другом. Подвиги Гарибальди вызывали восхищение выдающихся русских писателей и ученых: И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого, Д. И. Писарева и Н. С. Лескова, Д. И. Менделеева и К. И. Тимирязева и многих других. Им восхищались А. М. Горький, Я. М. Свердлов, М. В. Фрунзе, Николай Островский и другие. Чапаев зачитывался брошюрами о Гарибальди и, «как волшебную сказку», рассказывал солдатам истории про Гарибальди.

Не раз упоминал Гарибальди в своих произведениях В. И. Ленин, считавший его великим революционным борцом.