Война за независимость испанских колоний в Америке (1810 — 1826)

Каравеллы отважного мореплавателя Христофора Колумба достигли берегов Америки 12 октября 1492 г. Вслед за Колумбом в страны Нового Света хищной сворой ринулись испанские завоеватели — конкистадоры. Среди них были разорившиеся дворяне, наемные солдаты, преступники, спасавшиеся от виселицы, и немало бесшабашных голов, жаждавших приключений и наживы. Ради золота они были готовы на все.

Испанские захватчики при поддержке и с благословения католической церкви превратили в колонии обширные территории Центральной и Южной, а также часть Северной Америки. (Только Бразилия стала колонией Португалии.)

По словам очевидцев, земля вокруг рудников в Мексике была настолько усеяна трупами и скелетами погибших от истязаний и голода, что нельзя было пройти, не ступая по человеческим останкам. На Кубе испанцы почти полностью истребили индейское население и заменили его ввезенными из Африки неграми-рабами.

Бесправные народные массы: крестьяне, пастухи-скотоводы, ремесленники, городская беднота — были вынуждены от зари до зари работать и жить в условиях страшной нищеты. Зато уроженцы Испании, приезжавшие в американские колонии с целью разбогатеть, чувствовали себя хозяевами. Они относились свысока ко всем испанцам, родившимся и выросшим в колониях (их называли креолами). Даже богатые креолы — помещики и купцы — не имели права занимать ответственные государственные, церковные и военные должности: их считали людьми «второго сорта».

Испанцы всячески препятствовали развитию в колониях торговли и промышленности. В колониях запрещали выращивать виноград, оливковые и тутовые деревья, вырабатывать хлопчатобумажные и шерстяные ткани. Все эти и многие другие товары привозили из далекой Испании и продавали в колониях втридорога. Кроме того, колонии страдали от многочисленных налогов и поборов. И все же хозяйство испанских колоний хотя и очень медленно, но развивалось в сторону капитализма.

Измученные и доведенные до отчаяния, народы колоний не раз поднимали восстания против испанских поработителей.

Непосредственным толчком к национально-освободительной революции в колониях послужили события в самой Испании. В 1808 — 1809 гг. войска Наполеона захватили большую часть Испании.

В первой половине 1810 г. почти во всех испанских колониях вспыхнули восстания. Для руководства освободительной борьбой в таких крупных городах, как Буэнос-Айрес, Сантьяго, Каракас, и других были созданы патриотические хунты (комитеты), куда вошли представители помещиков-креолов, местной интеллигенции и купечества, основную же массу революционных армий повсюду, от Мексики до Аргентины, составляли индейцы и метисы (потомки белых и индейцев) — горнорабочие, ремесленники, крестьяне, городская беднота и негры-рабы. Тысячи индейцев и негров с энтузиазмом боролись в тех случаях, когда руководители движения провозглашали своей задачей освобождение от рабства и раздел крупных поместий между крестьянами. Но многие руководители революции боялись решительных выступлений народных масс и делали все, чтобы сдержать их революционный порыв.

В Мексике восстание крестьян-индейцев возглавили выдающиеся борцы за независимость — деревенские священники Мигель Идальго, а затем Хосе Мариа Морёлос. Они выступили за раздел между крестьянами помещичьих латифундий (крупных имений), за отмену рабства, различных налогов, податей и т. д. Еще в 1812 г. был схвачен и казнен Идальго. Голову- его выставили в железной клетке для устрашения народа. Хорошо вооруженные испанские войска в конце 1815 г. разгромили главные силы мексиканских патриотов. Был предан мучительной казни Морёлос. Но, несмотря на террор, подавить освободительное движение испанцы не смогли. После революции 1820 г. в Испании оно разгорелось с новой силой. В 1821 г. Мексика избавилась от испанского гнета и стала независимым государством.

В Аргентине война за независимость началась в мае 1810 г. В июле 1816 г. восставший народ добился провозглашения независимости страны. Необходимо было покончить с игом Испании и в соседних странах. К концу 1816 г. выдающийся аргентинский патриот генерал Сан-Мартин и чилийский генерал Бернардо О'Хиггинс создали 4-тысячную армию освобождения. Большую часть ее составляли негры и индейцы. В январе 1817 г. освободительная армия, преодолев величайшие трудности, перешла через Андский хребет и вступила в Чили. В битве при Чакабуко в феврале 1817 г. застигнутым врасплох испанцам было нанесено решающее поражение. Вскоре была провозглашена независимость Чили. В 1821 г. армия во главе с Сан-Мартином освободила от испанцев столицу вице-королевства Перу — Лиму, провозгласив Перу независимым государством.

Население нынешних Венесуэлы, Колумбии, Боливии и Эквадора добилось освобождения от колониального гнета под руководством отважного генерала Симона Боливара, которого народ назвал Освободителем. Выходец из знатной венесуэльской помещичьей семьи, Боливар закончил свое образование в Европе и был знаком с передовыми идеями французских просветителей. Ещечоношей он дал торжественную клятву посвятить жизнь борьбе за независимость любимой родины. Эту клятву он сдержал.

2150-1.jpg

С 1810 г. Боливар вел непрерывную борьбу против Испании, проявив талант полководца и политического деятеля.

Тернист и труден был путь к свободе и независимости. Поняв, что для победы необходима поддержка народных масс, Боливар провозгласил освобождение негров-рабов и содействовал их привлечению в революционную армию. Он отменил подать с индейцев и объявил их равноправными гражданами. Все это способствовало успешному завершению освободительной борьбы.

2150-2.jpg

Симон Боливар.

Одной из наиболее ярких страниц в истории освободительной борьбы испанских колоний был переход освободительной армии Боливара через горные вершины Анд. Осенью 1819 г., когда начался период дождей, Боливар задумал перейти со своей армией Анды, чтобы неожиданно напасть на испанцев в Новой Гранаде (нынешней Колумбии). Своей смелостью этот план ошеломил даже видавших виды офицеров армии Боливара. Боливар все же настоял на своем, и легендарный поход начался.

Армия Боливара состояла лишь из 1300 бойцов. Чтобы добраться только до подножия Анд, пришлось проделать нелегкий путь. Солдаты пробирались под проливным дождем через густые леса, шли почти по пояс в воде, залившей пастбища.

Наиболее доступные перевалы через Анды охраняли испанцы. Поэтому Боливар избрал перевал Писба, который был настолько труден и опасен, что испанцы даже в хорошую, сухую погоду не считали нужным его охранять. Леденящий холод и обжигающий ветер усиливались с каждым шагом, пронизывая плохо одетых людей. Лощади гибли одна за другой, солдаты скользили и срывались в пропасти. На каждом шагу смельчаков подстерегала смерть, но измученные и усталые люди упрямо шли вперед. На высоте свыше 3000 м бойцы начали страдать от горной болезни: из носа шла кровь, пропадали слух и зрение. Некоторые сходили с ума.

Наконец сильно поредевшее войско Боливара завершило переход через горные вершины Анд высотой 4000 м. После небольшой передышки солдаты освободительной армии ринулись в бой и в первом же сражении с испанцами одержали победу. Армия Боливара, пополнившаяся за счет местных патриотов, вошла в Боготу — столицу Новой Гранады.

2150-3.jpg

Хосе Сан-Мартин.

Война за независимость испанских колоний длилась с 1810 по 1826 г. Она завершилась крушением испанской колониальной системы на американском континенте. На территории испанских колоний образовались независимые латиноамериканские республики. В горной части Перу, где большинство жителей были индейцы, образовалась независимая республика, названная Боливией в честь Боливара.

Эта война была в то же время буржуазной революцией, но ограниченной, непоследовательной, не уничтожавшей пережитки феодализма. Власть в новых республиках перешла от испанских колонизаторов к местным помещикам и буржуазии. Крупные землевладельцы-креолы сохранили свои огромные поместья. Крестьяне земли не получили и были вынуждены на кабальных условиях пользоваться землей помещиков. Это вело к обнищанию народных масс, задерживало экономическое развитие латиноамериканских республик, которые оставались слабыми сельскохозяйственными странами. Во второй половине XIX в. они оказались в зависимости от крупных капиталистических держав — Англии и США.