Греческая война за независимость (1821-1829)

Около четырех веков греческая земля была под железной пятой турецких феодалов. Турецкие паши и беи (губернаторы, офицеры, чиновники, придворные) грабили греков, подвергали их бесчисленным оскорблениям и унижениям.

Свободолюбивая Греция не прекращала борьбы с чужеземным гнетом. Высокие горы служили приютом для партизан. Турецкие захватчики называли греческих партизан клефтами, т. е. ворами. Однако для народа клефты были не преступники, а доблестные патриоты, отважные борцы против турецкой неволи.

Со второй половины XVIII в. борьба греческого народа за свое освобождение приняла более широкий размах. В Греции развивалась торговля, крепли связи между отдельными городами и местностями, зарождались капиталистические отношения. В приморских городах и на островах развернули свою деятельность предприниматели и купцы — богатые судовладельцы. Их корабли, груженные зерном, шкурами, сукнами, сушеными фруктами, ходили между портами Средиземного и Черного морей; торговля приносила немалые барыши. Но стоило купцу разбогатеть, как на него набрасывалась свора жадных турецких чиновников, и, если купец сопротивлялся их домогательствам, он мог попасть в тюрьму и даже лишиться головы.

Многие греки, спасаясь от произвола турецких пашей, переселялись за границу. Здесь они занимались торговлей и ремеслом, получали образование. Но в какую бы страну судьба ни забрасывала греков, они не переставали думать о страданиях своей родины, искать пути к избавлению ее от жестокого гнета.

В 1814 г. в Одессе группа греческих патриотов создала тайное общество «Филики Этерия» («Дружеское общество») для борьбы за освобождение Греции. Вскоре повсюду, где жили греки: в больших европейских городах и в маленьких деревушках Аттики, Эпира, Морей (Пелопоннеса), на островах Эгейского моря и в лагерях клефтов на кручах Пинда — возникли ячейки этеристов.

В марте 1821 г. через реку Прут, по которой проходила тогда русско-турецкая граница, проехал под видом путешественника русский генерал, грек по происхождению, Александр Ипсиланти, который с 1820 г. возглавлял «Филики Этерию». Прибыв в город Яссы, он обратился к грекам и румынам с призывом подниматься на борьбу против общего врага. Под знамя Ипсиланти собралось более 2 тыс. добровольцев.

Когда весть о первых успехах Ипсиланти достигла греческой земли, народ поднялся на борьбу. Воестание началось 25 марта 1821 г. в Морее. С гор спустились отряды клефтов. Во главе их шел бесстрашный Колокотронис, у которого турецкие захватчики убили почти всех родных. К клефтам присоединились тысячи крестьян, громивших усадьбы турецких беев. Хотя отряд Ипсиланти был разбит турками и он сам вынужден был бежать в Австрию, где его заключили в тюрьму, значительная часть Греции оказалась в руках восставших. В январе 1822 г. Национальное собрание в Эпидавре (Морея) провозгласило Грецию независимым государством. Было создано национальное правительство.

2140-1.jpg

Турецкий султан и его министры считали, что с восставшими можно разговаривать только языком пуль и виселиц. По Турецкой империи прокатилась волна антигреческих погромов. В Константинополе был повешен 84-летний греческий патриарх Григорий V.

Страшную резню учинила турецкая военщина на острове Хиос: не щадили даже грудных младенцев, поджигали монастыри, в которых прятались беззащитные люди. Из 100-тысячного населения острова уцелело лишь около 2 тыс. человек.

Турки повели наступление на освобожденные районы с моря и по суше. Но около каждого селения, у каждого горного перевала ненавистных угнетателей встречали пулями. Летучие партизанские отряды днем и ночью нападали на турецкие части и обозы. Под этими непрерывными ударами таяла вражеская армия. Маленькие, но быстрые и увертливые греческие суденышки преградили путь многопушечным турецким кораблям. Один отважный греческий моряк пробрался на брандере в безлунную июньскую ночь 1822 г. на стоянку вражеского флота и поджег флагманский корабль, когда на нем шел пир по случаю мусульманского праздника. Охваченные паникой, турки поспешили укрыть другие корабли в Дарданеллах.

Героическую борьбу греческого народа за независимость горячо приветствовали передовые люди многих стран. В пользу греков собирали деньги, им на помощь устремились добровольцы. Одним из них был великий английский поэт Байрон. На свои средства он снарядил корабль и обмундировал 500 солдат. Байрон командовал отрядом в городе Миссолонги; заболев лихорадкой, он не покинул лагерь и погиб.

Всеобщее сочувствие восстание греков вызывало в России. А. С. Пушкин в апреле 1821 г. записал в своем дневнике: «Я твердо уверен, что Греция восторжествует, а 25 млн. турков оставят цветущую страну Эллады законным наследникам Гомера и Фемистокла». Стихотворение «Гречанка верная! не плачь, — он пал героем» А. С. Пушкин посвятил греческому патриоту, отдавшему жизнь за свободу своей отчизны.

Горячими приверженцами греческой свободы были в России декабристы. Некоторые из них собирались отправиться добровольцами в Грецию. Поэт-декабрист В. Кюхельбекер писал:

Друзья! Нас ждут сыны Эллады.
Кто даст нам крылья? Полетим!
Сокройтесь, горы, реки, грады, —
Они нас ждут — скорее к ним!

В 1824 — 1825 гг. султан бросил на подавление восстания хорошо обученную и вооруженную египетскую армию своего вассала — египетского полководца Ибрахима-паши. Греция же в это время была ослаблена внутренними раздорами. Все тяготы войны против турок нес на своих плечах народ, а во главе правительства оказались богатые судовладельцы и помещики. Заняв место прежних турецкий господ, 5ни хотели сохранить и приумножить свои богатства 1 земли, а простой народ оставить бесправным и нищим.

2140-2.jpg

Скорбящая Греция на развалинах Миссолонги. Картина Э. Делакруа.

Между тем армия египетского паши уже продвигалась по греческой земле. Жестокий паша готов был оставить Грецию без греков, лишь бы задушить восстание. Его войска сжигали и вытаптывали посевы, разрушали города и деревни, насильно вывозили греческих крестьян в Египет.

Одним из самых героических эпизодов народной войны стала оборона Миссолонги. В мае 1825 г. войска султана осадили этот город. Султан предупредил пашу, командующего армией, что если не падет Миссолонги, то падет голова самого паши.

На предложение выслать парламентеров, знающих языки, для обсуждения условий сдачи Миссолонги осажденные ответили: «'Мы люди несведущие, языков иностранных не знаем и умеем только сражаться». Вскоре на помощь туркам прибыли египетские войска. Город оказался в железном кольце осады. Подошло к концу и продовольствие. Съедены были даже мыши и крысы. Холодной зимой жители мерзли в домах без крыш, сорванных бомбами и снарядами. Обессилевшие руки воинов еле держали оружие. Но никто не заговаривал о сдаче. Почти год продолжалась героическая оборона. В апрельскую ночь 1826 г., когда силы были на исходе, жители города, включая женщин и детей, направились к турецким траншеям, чтобы прорваться в горы. Однако из 16 тыс. человек удалось спастись немногим более тысячи. Те, кто не пал в боях, были зверски умерщвлены ворвавшимися в город турецкими солдатами.

2140-3.jpg

Греческие повстанцы обороняют развалины древнего Коринфа.

Но и падение Миссолонги не сломило воли греков к борьбе. Колокотронис, возглавивший греческие силы в Морее, дал достойный ответ на предложение турецкого командующего сдаться: «Если ты даже срубишь все ветки наших деревьев, если ты даже сожжешь все наши дома и деревья, если останутся только груды камней, мы все равно не склоним перед тобой колени».

Передовые люди России, Англии, Франции и других стран все решительнее требовали положить конец насилиям и зверствам турецкой военщины. Греческие патриоты обратились к русскому правительству с просьбой о военной помощи. Среди греческого народа были широко распространены симпатии к России. Царь Николай I — противник всякого народного движения — считал греческих повстанцев «мятежниками». Но он все же решил вмешаться в греческие дела и использовать героическую борьбу восставшего народа, чтобы укрепить влияние русского царизма на Балканах и ослабить давнего врага России — султанскую Турцию. Правительства Англии и Франции, опасаясь, что России одной достанутся все выгоды от победы над Турцией, присоединились к России.

2140-4.jpg

Теодорос Колокотронис.

20 октября 1827 г. соединенная русско-англо французская эскадра атаковала в Наваринской бухте турецкий флот. После короткого боя около 100 турецких боевых кораблей были превращены в щепки и дымящиеся обломки. Русские моряки, воодушевленные желанием помочь греческому народу, сражались с беззаветной храбростью.

Однако султан и после уничтожения своего флота отказался прекратить военные действия в Греции. Тогда в апреле 1828 г. Россия объявила войну Турции. Русские пехотинцы, карабкаясь по крутым горным тропам, прорвались через цепь Балканских гор. Когда русская армия в 1829 г. раскинула свои палатки около Адрианополя, всего в 200 км от турецкой столицы — Константинополя, султан прислал в русский лагерь уполномоченных с просьбой о мире.

По Адрианопольскому миру с Россией (1829) турецкое правительство признало автономию (самоуправление) Греции. А вскоре, в 1830 г., Греция была провозглашена независимым государством — цепи векового рабства были разорваны.