Робеспьер и его соратники

Максимильен Робеспьер родился в 1758 г. в небольшом провинциальном городе Аррасе, на севере Франции, в семье адвоката. Расставшись с родным городом одиннадцати лет, Максимильен уехал учиться в Париж. Позднее он вернулся в Аррас и стал адвокатом. Еще в годы учения он испытал могучее воздействие революционных идей своего века и стал горячим приверженцем Жан Жака Руссо, который в своих сочинениях проповедовал равенство всех людей и народовластие (см. ст. «Жан Жак Руссо»).

В конце 80-х годов XVIII в. стало ясно, что приближается революционная гроза огромной силы. Вся страна пришла в движение. Народ поднимался на "борьбу. Все бурлило. Робеспьер с головой ушел в политическую борьбу. Он был избран от Арраса в Генеральные штаты, которые объявили себя Учредительным собранием — высшей властью в стране.

Первые выступления Робеспьера в Учредительном собрании не имели успеха. Его не хотели ни замечать, ни слушать. Столичные остряки смеялись над выспренним, как им казалось, слогом его речей, над его резким, но недостаточно сильным голосом, над старомодным покроем его костюма.

Но Робеспьера нельзя было ни смутить, ни запугать. По всем важным вопросам он требовал слова и наперекор настроениям большинства Учредительного собрания настойчиво и терпеливо отстаивал права народа, требовал всеобщего избирательного права, политического равенства. И странное дело, этот, казалось бы, столь безуспешно выступавший депутат от Арраса заставил как-то незаметно изменить к себе отношение окружающих. Голоса насмешников постепенно смолкли. Когда этот невысокого роста, хрупкий, тщательно одетый молодой человек поднимался на трибуну, уже не равнодушие, не смех, а настороженная враждебная тишина воцарялась в зале, свидетельствуя о том внимании, с которым прислушивались теперь к его голосу.

Через головы присутствующих Робеспьер обращался к народу, к стране. И народ, еще не добившийся удовлетворения своих чаяний в революции, сочувственно прислушивался к выступлениям Робеспьера. В 1790 — 1791 гг. Робеспьер становится широко известным в стране политическим деятелем.

Народное восстание 10 августа 1792 г. свергло монархию. В сентябре 1792 г. был созван Конвент, избранный на основе всеобщего избирательного права (для мужчин), и во Франции была установлена республика. Руководство в Конвенте перешло к партии жирондистов, защищавшей интересы буржуазии — торговцев и промышленников. Жирондисты считали, что задачи революции разрешены и дальнейшие революционные преобразования не нужны.

2100-1.jpg

Но народ не был удовлетворен достигнутым. Крестьянство, составлявшее большинство населения, не избавилось от ненавистных феодальных поборов и повинностей и не получило земли. Улучшить свое положение и обеспечить свои права стремились и городские низы: рабочие, ремесленники, мелкие торговцы. Все они были кровно заинтересованы в том, чтобы революция развивалась дальше. Вместе с народом шла партия якобинцев. Робеспьер стал одним из вождей этой партии.

Энгельс сказал о якобинцах, что это были люди с железной волей, не останавливавшиеся ни перед чем. Якобинцев поддерживали самые широкие слои населения: крестьяне, ремесленники, городская беднота — санкюлоты — и часть буржуазии, настроенная революционно.

Якобинцы требовали казни короля, жирондисты хотели спасти ему жизнь. Покарать короля — значило в то время двинуть революцию дальше; освободить его от наказания — значило остановить революцию. Пылкий и непреклонный Сен-Жюст, завоевавший, несмотря на свои 23 года, твердостью, умом и безграничной преданностью революции любовь и уважение народа, потребовал от Конвента: «Король должен быть судим, как враг!» С таким же требованием выступили Марат и другие якобинцы.

2100-2.jpg

Смерть Марата. Картина Ж. Л. Давида.

В своей газете «Друг народа», которая начала выходить вскоре после взятия Бастилии, Марат призывал трудовой народ быть беспощадным к врагам революции. Газета Марата приобрела популярность среди революционных масс. Вскоре и сам Марат был прозван Другом народа.

Вопреки сопротивлению жирондистов, Конвент приговорил бывшего короля к смертной казни, и в январе 1793 г. король был казнен.

Народное восстание 31 мая — 2 июня 1793 г. свергло господство жирондистов и передало власть в руки якобинцев. Положение было настолько тяжелым, что, казалось, республика доживала свои последние дни. К прежним противникам — Пруссии, Австрии — присоединились Англия, Голландия, Испания. Армии интервентов двигались к Парижу. Командующий — генерал Дюмурье перешел на сторону врагов. Бежавшие из-под домашнего ареста жирондистские вожди подняли мятеж на юге. На западе страны, в Вандее, с оружием в руках выступили сторонники монархии. Две трети территории Франции находилось в руках врагов революции. Париж голодал. Республика, казалось, не имела ни сил, ни средств для сопротивления контрреволюции.

2100-3.jpg

Луи Антуан Сен-Жюст.

В эти решающие часы якобинцы и их вождь Робеспьер проявили огромную, неукротимую энергию. За шесть недель якобинцы разрешили те задачи, которые революция не выполнила за предыдущие четыре года. Якобинский Конвент удовлетворил вековые стремления крестьянства, объявив об уничтожении всех феодальных повинностей. Крестьяне без выкупа получили землю, которую они веками обрабатывали. Конфискованные у духовенства и дворян-эмигрантов земли были пущены в продажу мелкими участками. Многие крестьяне могли прикупить себе земли.

Была выработана самая демократическая из буржуазных конституций (которую, однако, не удалось ввести в действие).

В интересах городской бедноты установили твердые цены (максимум) на основные предметы потребления: продавать продукты по более высоким ценам строго запрещалось... Этими мерами якобинское правительство обеспечило себе поддержку народа и подняло его на борьбу против многочисленных врагов.

Якобинцы создали революционно-демократическую диктатуру, т. е. решительно действующую, сильную революционную власть, опирающуюся на поддержку народа. Высшим органом якобинской диктатуры стал Конвент. Он издавал законы. Депутатов Конвента, наделенных широкими полномочиями и правами, посылали в качестве комиссаров в армию, в провинцию — туда, где революции грозила наибольшая опасность. Они действовали смело, решительно...

Конвент избрал Комитет общественного спасения. В июле 1793 г. в него вошли Робеспьер и его ближайшие сподвижники: Сен-Жюст, Кутон и другие. Комитет имел широкие, почти неограниченные права: ему подчинялись все государственные органы; он являлся по существу революционным правительством Франции.

Робеспьер приобрел такое влияние и авторитет среди якобинцев и народа, что стал фактически главой и руководителем правительства якобинской диктатуры. К каждому его слову прислушивались Конвент, вся Франция, Европа.

Этот авторитет Робеспьер завоевал не только своей государственной мудростью, непреклонной, беспощадной борьбой с врагами революции. Робеспьер был неустрашим и глубоко убежден в правоте защищаемого дела. Он целиком посвятил себя служению революции, отказавшись от личной жизни. Достигнув вершины власти, продолжал жить, как и раньше, в комнате деревянного флигеля у столяра Дюпле. В народе Робеспьера прозвали Неподкупным.

Под руководством Робеспьера революционное правительство, опираясь на силы народа, подавляло внутреннюю контрреволюцию. 13 июля 1793 г. в своей квартире был злодейски убит Друг народа — Марат. Убийца — дворянка Шарлотта Кордэ была подослана контрреволюционными заговорщиками. В ответ на убийство Марата и других революционных вождей якобинское правительство провозгласило революционный террор. «Необходимо, чтобы наказание было бы столь же быстрым, как преступление», — говорил Робеспьер. Революционные трибуналы быстро и сурово карали заговорщиков, изменников, спекулянтов — врагов революции. Сен-Жюст и Леба, командированные в Эльзас, издали постановление: «Приказывается сносить с лица земли дома всех лиц, уличенных в спекуляции или в продаже по ценам выше максимума». С еще большей энергией правительство взялось за организацию победы над вторгшимися в страну армиями интервентов. Якобинцы во главе с Робеспьером сумели совершить то, что современникам — и врагам, и друзьям революции — казалось чудом. В кратчайший срок было создано 14 новых армий. К началу 1794 г. республика выставила против врагов свыше 600 тыс. бойцов. Страна была охвачена героическим порывом — добиться победы любой ценой.

В июне 1794 г. армия республики нанесла сокрушительное поражение войскам интервентов (см. ст. «Революционная армия»).

Но после этих побед якобинская диктатура просуществовала недолго. Главные задачи революции были разрешены. Куда идти дальше? Робеспьер и его соратники мечтали о счастливой эре равенства и торжества добродетели. На деле же новый общественный порядок, для которого они расчистили почву, мог быть только буржуазным. Якобинцы жестоко карали отдельных спекулянтов и стяжателей из среды буржуазии, но в то же время они настойчиво защищали саму основу капиталистического строя — частную собственность.

За годы революции выросла и разбогатела новая буржуазия. Это были люди, нажившиеся на поставках в армию, на тайной спекуляции, на покупке и перепродаже земель, отнятых у помещиков-феодалов. Пока продолжалась война с европейскими державами и оставалась реальной угроза восстановления во Франции феодальных порядков, буржуазия покорно сносила якобинскую диктатуру. Но как только эта угроза миновала, буржуазия решила избавиться от якобинцев. Она не желала больше поддерживать союз с санкюлотами. Среди депутатов Конвента возник заговор против Робеспьера и его соратников.

27 июля (9 термидора) 1794 г. заговорщики совершили контрреволюционный переворот и свергли власть якобинцев. «Республика погибла! Наступило царство разбойников» — таковы были последние слова Робеспьера в Конвенте. На следующее утро Робеспьер и его товарищи были без суда казнены на Гревской площади в Париже.

Трудящиеся хранят благодарную память о Неподкупном и его соратниках. В Париже по инициативе коммунистов одна из станций метро названа именем Робеспьера. В Ленинграде имя Робеспьера носит одна из набережных Невы.

С крушением якобинской диктатуры закончилась Великая французская революция XVIII в. Она уничтожила феодально-абсолютистский строй, «исполинской метлой» вымела из Франции хлам средневековья и расчистила почву для перехода к более высокому для того времени буржуазному строю. Народ был главной движущей силой этой революции.

Французская революция XVIII в. была буржуазной революцией. Но ее значение в истории нового времени очень велико.

Благодаря творческому участию народных масс в революции, наложивших на нее свой отпечаток, Великая французская революция оказала длительное и большое влияние на развитие революционно-демократических традиций во Франции и в других странах мира.