Восстание 10 августа 1792 года и падение монархии во Франции

14 июля 1789 г. пала Бастилия. Во Франции началась революция. Прошло три года, и 10 августа 1792 г. столицу революционной Франции потрясло новое восстание. Чем же оно было вызвано?

Летом 1789 г. кончилось господство феодального дворянства, наступил конец неограниченному правлению короля. Торжествующие представители буржуазии в Учредительном собрании энергично взялись за коренное переустройство страны: они издали свыше 2,5 тыс. законов и декретов! Были уничтожены сословные привилегии духовенства и дворянства. Отныне не было больше «благородных» и «неблагородных» — все французы становились гражданами, равными перед законом. Были введены буржуазно-демократические свободы — слова, печати, собраний, созданы новые выборные органы местной власти, устранены препятствия для развития промышленности и торговли — цеховая система, внутренние таможни и т. п. Были отобраны и пущены в продажу громадные земельные владения католической церкви (около 10% всех земель Франции).

2090-1.jpg

Якобинский колпак носили патриоты в годы революции ; на колпаке — трехцветная кокарда. Три цвета — красный, белый и синий — стали в 1790 г. цветами национального флага Франции.

И все же во многом политика Учредительного собрания была половинчатой, недостаточно решительной. Главную роль в нем играли представители крупной буржуазии и либеральных дворян (с 1791 г. их стали называть фельянами). Страх за свою собственность, страх перед народным движением довлел над ними, и чем дальше, тем сильнее. Больше всего им хотелось бы достичь компромисса с дворянством и королем на основе взаимных уступок.

Поэтому Учредительное собрание не отменило полностью феодальные повинности крестьян. Специальным законом были запрещены рабочие организации и стачки. Устанавливался имущественный ценз: к выборам допускались лишь так называемые «активные» граждане, обладавшие определенным имуществом. Не была уничтожена монархия: Людовика XVI признали «королем французов божьей милостью и силою конституционных законов». Он сохранил значительную власть.

Все эти основы нового буржуазного порядка были закреплены конституцией, принятой в сентябре 1791 г. А в октябре открылось избранное по правилам этой цензовой конституции Законодательное собрание. Большинство его депутатов принадлежали к партии фельянов. «Революция окончена», — заявил в собрании фельян Байи, тогдашний мэр Парижа. То же самое провозгласил в своем манифесте Людовик XVI: «Наступил конец революции».

2090-2.jpg

Санкюлот. Гравюра того времени.

Однако для миллионов французов революция лишь начиналась! Крестьяне, городской мелкий люд — рабочие, ремесленники, мелкие торговцы (их стали называть санкюлотами) — получили от революции слишком мало. В народной среде нарастали разочарование, недовольство, а вместе с тем и революционная активность. В деревнях разгоралась крестьянская война против феодальных повинностей. Весной 1792 г. восстания крестьян охватили центр и юг Франции. Повсюду беднота требовала обуздать спекуляцию и ненасытную алчность богачей. Широкие слои народа добивались подлинного политического равенства. Жан Поль Марат в своей газете «Друг народа», ораторы, выступавшие в политических клубах, в народных обществах, с негодованием говорили о том, что в результате цензовой конституции вместо «аристократии происхождения» (т. е. дворянства) утвердила свое господство «аристократия богатства». «Богатые заявляют права на все, они хотят всем завладеть, надо всем господствовать» — эти слова Робеспьера (см. ст. «Робеспьер и его соратники») отражали народное возмущение цензовой системой. Народные массы требовали энергичных и беспощадных мер для подавления контрреволюции.

2090-3.jpg

Знамя одной из парижских секций. На знамени надпись: «Смерть или свобода!»

Большинство французского дворянства и духовенства отвергли даже умеренные буржуазные преобразования 1789 — 1791 гг. 15 июля, на другой день после падения Бастилии, началась эмиграция. Озлобленные, охваченные ненавистью к «взбунтовавшейся черни», аристократы покидали страну. В немецком городе Кобленце, неподалеку от границы Франции, собралась 15-тысячная эмигрантская армия. В самой Франции аристократы, враждебные революции попы, тайные агенты Кобленца устраивали заговоры, поднимали мятежи.

Но главные надежды враги революции возлагали на интервенцию европейских феодальных монархий. Революция во Франции не на шутку встревожила правителей феодальной Европы. «Ослабление монархической власти во Франции, — заявила Екатерина II, — подвергает опасности все другие монархии... Пора действовать и взяться за оружие для устрашения сих беснующихся». В феврале 1792 г. Австрия и Пруссия заключили военный союз против Франции.

2090-4.jpg

Народ ворвался во дворец Тюильри 10 августа 1792 г.

Атмосфера нараставшего беспокойства, ожидания войны, вторжения эмигрантов и вражеских войск охватывала города, проникала в деревни; всюду распространялись тревожные опасения, зловещие слухи. «Скоро принцы и сеньоры, — говорили в одной из деревень, — будут восстановлены во всех правах, и они запрягут народ в свои плуги, как быков, и в свои кареты, как рабов».

В апреле 1792 г. война стала фактом. Сначала с Австрией, а вскоре в войну вступила Пруссия. Со стороны Франции война была справедливой, революционной: народ защищал завоевания революции, и отныне ход военных действий стал оказывать громадное влияние на развитие революционных событий в стране.

Военная кампания развернулась неудачно для Франции. Из 12 тыс. офицеров почти половина эмигрировала; враждебные революции генералы бездействовали. Солдаты роптали, не доверяли командирам. Армия оказалась парализованной. Над революционной Францией нависла смертельная угроза.

Ответом на нее явился мощный патриотический подъем, охвативший всю страну. 11 июля под давлением народа Законодательное собрание приняло декрет: «Граждане, отечество в опасности!» Спешно формировались батальоны волонтеров; только в столице в них записалось 15 тыс. человек. Из провинции стекались в Париж добровольцы. К началу июля их прибыло около 6 тыс. (само слово «батальон» было новым: старая армия делилась на полки, национальные гвардейцы и волонтеры объединялись в батальоны). Ярким выражением патриотического порыва стала знаменитая «Марсельеза», с которой вступил в столицу батальон марсельских патриотов.

Слово «патриот» на языке того времени значило и «верный сын родины», и «подлинный революционер». Народ поднимался на защиту отечества и одновременно против внутренней контрреволюции, против цензовой конституции, против королевского двора. Революционным чутьем народ угадывал в нем средоточие измены. И был прав. Людовик XVI и королева Мария-Антуанетта с нетерпением ждали иностранного вторжения. Королева сообщила врагам военные планы Франции.

В июле 1792 г. требование низложить Людовика XVI и ликвидировать монархию становится все более массовым и настойчивым. В Париже его отстаивали Робеспьер, Дантон, Марат и другие (см. ст. «Робеспьер и его соратники»). Главными центрами движения стали парижские секции. Еще в 1790 г. Париж был разделен на 48 районов, или секций; в каждой из них были свои выборные органы власти — комитеты. С 25 июля секции заседали непрерывно. В их работе стали принимать участие и «пассивные» граждане, которым конституция не давала избирательного права, т. е. неимущие парижане; вооружаясь пиками, они вступали в национальную гвардию.

3 августа от имени 47 секций Парижа Собранию было предъявлено требование низложить короля. И в тот же день в столице стал известен манифест командующего австро-прусской армией герцога Браунгшвейгского. В нем возвещалось, что в случае малейшего посягательства на безопасность короля и королевы город Париж «будет предан военной экзекуции и полному разрушению». Эта наглая угроза наглядно показала связь двора с врагами отечества. Она вызвала взрыв возмущения. Па следующий день, 4 августа, общее собрание секции Кенз-Вен заявило, что оно «будет ждать до 11 часов вечера будущего четверга ответа Законодательного собрания; но если к 11 часам Собрание не воздаст должное справедливости и праву народа, то в полночь ударят в набат, пробьют сбор и все разом восстанут». 32 секции присоединились к этому решению. Активисты парижских секций и представители прибывших из провинции добровольцев выработали план восстания и подготовили его с военной стороны.

Наступил четверг, 9 августа. Вечером Законодательное собрание разошлось, так и не набравшись смелости низложить короля. В полночь над Парижем загудел набат. Около 3 часов ночи в ратуше собрались комиссары от большинства секций. Они образовали повстанческую Коммуну и взяли в свои руки всю власть в столице. В предместьях начался сбор национальных гвардейцев и добровольцев. Цель была очевидна: дворец Тюильри, резиденция королевского двора. Гарнизон дворца насчитывал около 4,5 тыс. человек, но надежной была лишь треть: 950 наемных швейцарских солдат и две-три сотни дворян, по большей части из бывшей личной гвардии короля.

К 7 часам утра 10 августа первые отряды восставших — марсельский батальон и батальон секции Гобеленов — приблизились к дворцу. На дворец были наведены пушки. Тем временем королевская семья покинула Тюильри, перейдя в здание Законодательного собрания. Восставшие заполнили внутренний двор Тюильри. Они пытались избежать кровопролития, убеждая швейцарцев побрататься с народом. В этот момент из окон дворца раздался залп, — очевидно, стреляли укрывшиеся там дворяне; вслед за ними открыли огонь швейцарцы. Повстанцы отхлынули. Но их неудача была временной. К 9 утра подошли новые колонны. Дворец осаждали 20 тыс. человек, и силы их прибывали. По Тюильри был открыт артиллерийский огонь. Восставшие вновь заняли внутренний двор и ворвались во дворец. Бой шел на лестницах, в коридорах, в покоях дворца. К полудню он был взят. Восстание победило. Было убито и ранено 366 участников штурма. Погибли и почти все защищавшие дворец дворяне и две трети швейцарцев.

Восстание 14 июля 1789 г. было стихийным революционным выступлением масс. Восстание 10 августа 1792 г. было заранее подготовлено, имело свой политический центр и ясно сформулированные требования; в нем действовали организованные отряды — батальоны добровольцев и национальной гвардии. Так выросло и окрепло народное движение за три года революции. И там и здесь главной силой был трудовой народ. Характерно, что люДи, которые в ночь на 10 августа составили повстанческую Коммуну и взяли на себя руководство восстанием, в большинстве своем не были известными политическими деятелями. Их знали до того лишь на своей улице, в своем квартале. Вот некоторые из них: подмастерье-ювелир и солдат, позднее генерал Россиньоль, сапожник Люлье, красильщик Барюкан, торговец Милье, часовой мастер Тюрло. Сохранились списки убитых и раненых повстанцев, в которых приведены сведения о роде занятий 123 человек. Из них рабочих и подмастерьев — 51, ремесленников, лавочников — 54 человека. Люди труда, санкюлоты ценой своей крови завоевали эту новую победу Великой французской революции.

Восставшие добились своего: Законодательное собрание отрешило короля от власти, а революционная Коммуна заключила его в замок Тампль и взяла под строгую охрану. Монархия во Франции пала. Было покончено и с властью фельянов, и с цензовой конституцией 1791 г. Законодательное собрание объявило о самороспуске. На основе всеобщего избирательного права был избран Национальный конвент, который собрался 21 сентября 1792 г. На первом своем заседании Конвент принял решение об отмене королевской власти. Франция стала республикой.

Великая французская революция шла вперед; ей предстояли новые испытания и новые великие победы.