Яблочков Павел Николаевич (1847 – 1894)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-405.jpg

Ученый, изобретатель. По окончании Николаевского инженерного училища Яблочков поступил подпоручиком в Киевскую саперную бригаду, но вскоре оставил военную службу и принял место начальника телеграфа на Московско-Курской железной дороге. Около этого времени Яблочков сильно заинтересовался электротехникой, завязал сношения с Обществом любителей естествознания в Москве.

В 1874 году он взялся освещать электрическим светом путь императорскому поезду и убедился в неудобствах существовавших в то время регуляторов для вольтовой дуги. В 1875 году Яблочков уехал в Париж, где были произведены главные работы и сделаны все его открытия. Первый вопрос, который остроумно и просто разрешил Яблочков, был вопрос об электрическом освещении. Не надеясь, по-видимому, на возможность построения правильно действующего механического регулятора вольтовой дуги, Яблочков решил обойтись без него. Вместо того чтобы помещать угли дуги друг над другом, он поместил их рядом и разделил слоем изолирующего вещества – каолина, испарявшегося по мере сгорания углей. Это приспособление, нашедшее себе обширное применение, получило название "свечи Яблочкова". Очень много пришлось поработать Яблочкову над выбором подходящего изолирующего вещества и над методами получения подходящих углей. Однако уже в 1876 году свечи Яблочкова появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве. Они получили главным образом применение для уличного освещения. Каждая свеча стоила около 20 копеек и горела 1,5 часа; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей – Яблочков первый пытался менять окраску электрического света, прибавляя в испаряющуюся перегородку между углями различные металлические соли.

Свеча Яблочкова имела значительные неудобства – недолговечность и понижение светящейся точки по мере горения. Но все же она стала первой, позволившей применить в более широких размерах электрическое освещение на улицах, площадях, в театрах, магазинах и т. п. В том же 1876 году во Французском физическом обществе был прочитан доклад об изобретенном Яблочковым электромагните с плоской обмоткой, после которого он был избран членом этого общества.

Со свечой Яблочкова тесно связаны его работы над распределением электрической энергии. До Яблочкова был известен лишь один способ включения источников света в цепь. Но он почти никогда не применялся из-за крупных связанных с ними неудобств и обыкновенно каждый источник света питался от отдельной динамо-машины. При таком способе включения освещение, конечно, стоило непомерно дорого. Яблочков придумал схему включения, напоминающую современное параллельное включение ламп: удавалось включать в одну цепь от четырех до пяти ламп.

Яблочков был первый, применивший для освещения трансформаторы, которые в вышеописанной схеме включались у него вместо конденсаторов. Из других изобретений Яблочкова замечателен еще элемент, в котором главную роль играл атмосферный воздух.

 


Ягужинский Павел Иванович (1683-1736)

Граф, один из сотрудников Петра Великого, незнатного происхождения; неоднократно исполнял различные дипломатические поручения. В начале 1722 года, при учреждении должности генерал-прокурора при сенате, Ягужинский был назначен на этот пост, который сохранил и при Екатерине I, несмотря на очень враждебное отношение к нему Меншикова. В 1726 году, по поводу кандидатуры Морица Саксонского на курляндский престол, Ягужинский был отправлен в Польшу, на гродненский сейм, с поручением не допускать осуществления названной кандидатуры, а также замышлявшегося полного присоединения Курляндии к Польше. По воцарении Петра II Меншиков решил удалить Ягужинского, и ему велено было отправиться в украинскую армию. После падения Меншикова Ягужинский был немедленно возвращен и пожалован в генералы от кавалерии и в капитан-лейтенанты от кавалергардии; при императрице Анне ему было поручено временное исполнение восстановленной должности генерал-прокурора; в 1731 году он поссорился с Остерманом, вследствие чего был удален от двора и назначен посланником в Берлин (1732 – 1735); по возвращении в отечество пожалован в кабинет-министры. В 1725 году возведен в графское Российской империи достоинство.

 


Ядринцев Николай Михайлович (1842 – 1894)

Известный сибирский публицист, общественный деятель и путешественник-археолог. Не окончив курса в томской гимназии, поступил вольнослушателем в Санкт-Петербургский университет и, сблизившись с Г. Н. Потаниным и другими земляками, уже тогда принял решение служить по мере сил и возможности развитию Сибири. В 1863 году вернулся в Омск и до весны 1865 года работал по устройству первых публичных лекций, явившись горячим пропагандистом Сибирского университета. В мае 1865 года Ядринцев вместе с Потаниным, Шаш-ковым и другими был арестован по делу о "сибирском сепаратизме", названному сибирской администрацией "делом об отделении Сибири от России и образовании республики, подобно Соединенным Штатам". Ядринцеву пришлось просидеть три года в Омском остроге и отправиться на жительство в город Шенкурск. Там он занялся разработкой вопроса о сибирской тюрьме и ссылке, результатом которой была очень горячо написанная книга "Русская община в тюрьме и ссылке". Основные ее положения: арестант требует полной гуманности; одиночное заключение – вредный анахронизм; широкому общению с товарищами и общинному началу суждена видная роль в будущем.

В 1873 году Ядринцев усиленно сотрудничает в "Камско-Волжской газете", заявив себя правоверным областником, горячим противником централистов всякого рода. В декабре 1873 года он был восстановлен в правах и, приехав в Санкт-Петербург, поступил домашним секретарем к графу В. А. Соллогубу, председателю комиссии по устройству тюрем. Летом 1874 года Ядринцев женился на А. Ф. Барковой, бывшей до смерти (1888) верным его другом и помощником. Усиленно и с увлечением сотрудничая по самым разнообразным сибирским вопросам в "Голосе", "Неделе", "Деле", "Сибири" и других изданиях, Ядринцев в 1876 году был приглашен на службу в управление западносибирского генерал-губернатора Казнакова и очень энергично работал по крестьянскому, инородческому и другим местным вопросам.

В 1876 году Ядринцев совершил экспедицию на Алтай для изучения колонизационного движения и этнографических и экономических исследований. Констатировал высыхание озера Чаны. После экспедиции (1880) к инородцам Томской губернии Ядринцев оставил навсегда государственную службу.

В 1882 году, к 300-летию присоединения Сибири, Ядринцев выпустил капитальный труд "Сибирь как колония", самое заглавие которого показывает взгляд автора на роль своей родины. Здесь нашли место прошлое и настоящее Сибири и все ее насущные вопросы и нужды, разрешение и удовлетворение которых было поставлено в связь с безусловной необходимостью заменить наконец административную опеку широкой общественной самодеятельностью.

С 1886 года Ядринцев энергично работал в только что открытом обществе содействия учащимся в Санкт-Петербурге сибирякам, являясь истинным другом молодежи. В 1889 году ученый поехал к верховьям реки Орхон и окончательно установил место столицы древней монгольской империи – Каракорума. В 1891 году Ядринцев выпустил книгу "Сибирские инородцы, их быт и современное положение", указав, как важна немедленная перемена политики в этом остром вопросе. Ядринцев обращал особенное внимание на переселенческий вопрос, который решал путем полной свободы переселений и широкой помощи переселяющимся; очень энергично работал в обществе для вспомоществования нуждающимся переселенцам. В 1894 году Ядринцев принял место заведующего статистическим бюро при управлении Алтайским горным округом, но, приехав в Барнаул, скоро умер. Сибирская интеллигенция справедливо называет Ядринцева лучшим из своих сынов, всю свою жизнь самоотверженно отдавшим на службу обожаемой родине.

 


Якушкин Павел Иванович (1820 – 1872)

Писатель-этнограф. В 1840 году Якушкин поступил на математический факультет Московского университета и был уже на 4-м курсе, когда под влиянием М. П. Погодина и П. В. Киреевского, особенно последнего, страстного поклонника и собирателя народной поэзии, сделался народолюбцем и, бросив университет, отправился под видом коробейника странствовать по деревням. Он записывал песни, сказки, пословицы и присматривался к различным проявлениям народного быта. Это хождение в народ, предпринятое Якушкиным в 40-х годах, было приемом совершенно новым, оригинальным и по тому времени очень смелым. Якушкин встретил на своем пути много всяких приключений и неприятностей, причем главной причиной последних было ношение им (по крайней близорукости) очков, при крестьянском платье совершенно необычных. Он собирал фольклор более 20 лет, составив довольно большие сборники песен и сказок (последние были им переданы А. Н. Афанасьеву). Сначала он бродил в Заволжье, в Костромской губернии, затем побывал в окрестностях Ростова и Переяславля, на берегах озер Псковского и Ильменя и, наконец, в Харьковской губернии; был учителем уездного училища сначала в Богодухове, потом в Обояни, но скоро оставил эту деятельность как совершенно несродную его характеру.

Якушкин был человек увлекающийся и впечатлительный, отличался притом слабоволием; это свойство, при постоянном хождении по деревенским кабакам ради угощения приятелей-крестьян, снабжавших его песнями, скоро обратило его в неизлечимого алкоголика и сделало героем различных анекдотических чудачеств. В 1858 году Якушкин приехал в Петербург хлопотать об издании своего сборника песен. Здесь он сошелся с кружком литераторов и стал писать кое-что (немногое) для "Искры", "Библиотеки для чтения", "Отечественных Записок" и других журналов. В 1859 году во время странствования по Псковской губернии он был арестован псковским полицмейстером Гемпелем и выдержан несколько дней в кутузке. Это приключение, подробно описанное самим Якушки-ным в письме к редактору "Русской Беседы", наделало в свое время много шуму, вызвало печатную полемику Якушкина с Гемпелем, журнальные толки, официальные разъяснения и пр.; это был первый гласный протест против полицейского произвола. В 1865 году дальнейшее пребывание Якушкина в Петербурге было признано неудобным, и он был выслан в Красный Яр Астраханской губернии, где и прожил несколько лет. В конце 1871 году ему позволено было переехать в один из уездных городов Самарской губернии; Якушкин приехал в Самару, там слег в больницу и умер.

 


Ян Усмошвец (? – после 1004)

Легендарный летописный богатырь. Упоминается в летописях всегда в роли победителя печенегов, в двух последних случаях вместе с богатырем Алешей Поповичем. Наиболее подробен следующий легендарный рассказ. В 992 году печенеги пришли из-за Сулы на берега Трубежа и стали вызывать на единоборство с их богатырем. Охотников не находилось, и великий князь Владимир начал тужить. Тут подошел старик и сказал, что оставшийся дома меньшой его сын (из пяти) в гневе разрывает кожу. Силач был вызван; для пробы силы он поймал бежавшего мимо быка и вырвал кожу с мясом, сколько мог захватить рукой. Печенежский силач был им побежден, и враги бежали. Князь Владимир заложил на месте поединка город, дав ему название Переяслав.

 


Ярополк I Святославич (945 – 980)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-406.jpg

Князь, сын Святослава Игоревича, брат Владимира Святого. Отправившись в поход на дунайских болгар, Святослав посадил Ярополка в Киеве. Вскоре после смерти Святослава (972) начались междоусобия между его сыновьями. По словам летописца, брат Ярополка, Олег Древлянский, на охоте убил Люта, сына воеводы Свенельда, главного советника Ярополка; Ярополк, мстя за это убийство по настоянию Свенельда, начал войну против брата и разбил Олега, причем последний был убит. Затем Ярополк послал своих посадников в Новгород, откуда бежал за море испуганный гибелью Олега Владимир. Ярополк стал единовластно княжить на Руси. В 980 году Владимир возвратился с наемным варяжским войском и пошел на Ярополка; дорогой овладел городом Полоцком за то, что дочь полоцкого князя Рогволода, Рогнеда, предпочла ему Ярополка; силой женился на Рогнеде; затем, при содействии изменника боярина Блуда, главного советника Ярополка, Владимир овладел Киевом. Ярополк послушался коварного совета Блуда, бежал из Киева и затворился в городе Родне, при устье р. Роси. Осажденный Владимиром, мучимый голодом (откуда надолго сохранилась пословица: "беда как в Родне"), Ярополк вступил в переговоры. Доверяя мирным предложениям брата и совету изменника Блуды, он пошел в ставку Владимира, но у входа в нее был предательски убит двумя варягами, спрятанными в засаде.

 


Ярополк III Ростиславич (? – 1180)

Князь суздальский, племянник Андрея Боголюбского. В 1172 году, во время борьбы Андрея с Ростислави-чами Смоленскими после смерти князя Глеба Юрьевича, Ярополк вместе с дядей Всеволодом Юрьевичем был схвачен в Киеве и отвезен в плен, но потом выпущен на свободу. Позже Ярополк участвовал в неудачном походе Андрея Боголюбского и его союзников против Ростилавичей (1174). После смерти Андрея Ярополк был приглашен Суздальской землей на стол княжеский, из-за чего ему пришлось вести борьбу с дядьями – Михаилом и Всеволодом Юрьевичем, которых вызвал "меньшой" город Владимир, опираясь на завещание Юрия Долгорукого. Ярополк одержал верх, после чего был заключен мир с владимирцами: во Владимире оставался княжить младший Ростиславич, Ярополк, а в Ростове – старший Мстислав. Вскоре вла-димирцы стали негодовать на Ростилавичей, которые приехали в Ростовско-Суздальскую землю с дружинниками, набранными на юге, роздали им посаднические должности и позволяли им притеснять народ судебными "взысками" и взятками, взяли из собора Владимирской Богородицы золото и серебро, отобрали ключи от ризницы и присвоили себе все дани, какие назначил для этого храма князь Андрей Боголюб-ский. Владимирцы призвали Юрьевичей (Михаила и Всеволода). Войско Мстислава Ростиславича, выступившее против них, было разбито. Ярополк бежал в Рязань к брату своему Глебу Рязанскому (1176), но рязанцы выдали его Всеволоду Юрьевичу, и он был ослеплен вместе с братом Мстиславом. Существует предание, передаваемое новгородской летописью, будто Ярополк вскоре чудесно прозрел.

В 1180 году Ярополк принимал участие в походе Святослава Всеволодовича Черниговского против Всеволода Юрьевича Суздальского. В 1178 году, по смерти своего брата Мстислава, Ярополк был избран в князья новгородские, но, по настоянию Всеволода Юрьевича, вскоре изгнан ими. По смерти князя Мстислава Новгородского (1180) новгородцы посадили в Торжке князем Ярополка. Всеволод, всегдашний враг Ярополка, подступил к Торжку и осадил его, в то время как новгородцы отправили полки свои к Друцку, на помощь великому князю Святославу Всеволодовичу (киевскому). Торжок был взят после пятинедельной осады; Ярополк попал в плен и умер в заточении.

 


Ярослав I Владимирович Мудрый (978 – 1054)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-407.jpg

Сын святого Владимира и Рогнеды – один из наиболее знаменитых древнерусских князей. Еще при своей жизни произведя первый раздел земель между сыновьями, Владимир посадил Ярослава в Ростове, а потом, по смерти старшего сына Вышеслава, перевел его в Новгород помимо старшего – Святополка Туровского, который, по свидетельству Дитмара, был тогда под гневом отца и даже в заключении. Будучи князем новгородским, Ярослав хотел порвать всякую зависимость от Киева и стал совершенно независимым государем обширной Новгородской области. Он отказался (1014) платить отцу ежегодную дань в 2000 гривен; его желание совпало и со стремлением новгородцев, которые всегда тяготились зависимостью от южной Руси и налагаемой на них данью. Ярослав был недоволен еще тем, что отец оказывал предпочтение младшему его брату Борису. Разгневавшись на Ярослава, Владимир готовился лично идти против него и велел уже исправлять дороги и строить мосты, но вскоре заболел и умер. Великокняжеским столом завладел старший в роде Святополк, который, опасаясь любимого киевлянами Бориса и желая сделаться единодержавным правителем всей Руси, умертвил трех братьев (Бориса, Глеба и Святослава); такая же опасность грозила и Ярославу. Между тем Ярослав поссорился с новгородцами: причиной ссоры было явное предпочтение, которое Ярослав и его жена, шведская принцесса Ингигерда (дочь шведского короля Олафа Скетконунга), оказывали наемной варяжской дружине. Варяги, пользуясь своим влиянием, возбуждали против себя население жестокостью и насилиями; дело доходило до кровавого возмездия со стороны новгородцев, а Ярослав в таких случаях обыкновенно принимал сторону наемников и однажды казнил многих граждан, заманив их к себе хитростью.

Считая борьбу со Святополком неминуемой, Ярослав искал примирения с новгородцами; последние легко согласились идти с ним против брата; отказать Ярославу в помощи и вынудить своего князя к бегству – значило бы возобновить зависимые отношения к Киеву и принять оттуда посадника; кроме того, Ярослав мог вернуться из-за моря с варягами и отомстить Новгороду. Собрав тысяч 40 новгородцев и несколько тысяч варяжских наемников, которых нанял раньше для войны с отцом, Ярослав двинулся против Святополка, призвавшего себе на помощь печенегов, в злой сече одолел его под городом Любечем, а потом во второй битве на реке Альте (1019), на том месте, где был убит Борис. Святополк бежал в Польшу и по дороге умер; Ярослав в том же году стал великим князем Киевским.

В 1021 году племянник Ярослава, князь Брячи-слав Изяславич Полоцкий, объявил притязания на часть новгородских областей; получив отказ, он напал на Новгород, взял и разграбил его. Услышав о приближении Ярослава, Брячислав ушел из Новгорода со множеством пленников и заложников. Ярослав нагнал его в Псковской области, на реке Судоме, разбил его и освободил пленных новгородцев. После этой победы Ярослав заключил с Брячиславом мир, уступив ему Витебскую волость. Едва окончив эту войну, Ярослав должен был начать более трудную борьбу со своим младшим братом Мстиславом Тмутараканским, прославившимся победами над касогами. Этот воинственный князь требовал от Ярослава раздела русских земель поровну и подошел с войском к Киеву (1024). Ярослав в то время был в Новгороде и на севере, в Суздальской земле, где был голод и сильный мятеж, вызванный волхвами. В Новгороде Ярослав собрал против Мстислава большое войско и призвал наемных варягов под начальством знатного витязя Якуна Слепого. Войско Ярослава встретилось с ратью Мстислава у местечка Листвена (близ Чернигова) и в жестокой сече было разбито. Ярослав снова удалился в свой верный Новгород. Мстислав послал ему сказать, что признает его старшинство и не добивается Киева. Ярослав не доверял брату и воротился, лишь собрав на севере сильную рать; тогда он заключил с братом мир у Городца (вероятно, близ Киева), по которому земля русская разделена на две части по Днепр: области по восточную сторону Днепра отошли к Мстиславу, а по западную – к Ярославу (1025).

В 1035 году Мстислав умер, и Ярослав стал единовластно править русской землей ("был самовластцем", по выражению летописца). В руках его были соединены теперь все русские области, за исключением Полоцкого княжества. Кроме войн, связанных с княжеским междоусобицами, Ярославу пришлось еще совершать много походов против внешних врагов; почти все его княжение наполнено войнами. В 1017 году Ярослав успешно отразил нападение печенегов на Киев и затем боролся с ними как с союзниками Святополка Окаянного. В 1036 году летописи отмечают осаду Киева печенегами, в отсутствие Ярослава, отлучившегося в Новгород. Получив об этом известие, Ярослав поспешил на помощь и наголову разбил печенегов под самыми стенами Киева. После этого поражения нападения печенегов на Русь прекращаются. Известны походы Ярослава на север, против финнов. В 1030 году Ярослав ходил на чудь и утвердил свою власть на берегах Чудского озера; он построил здесь город и назвал его Юрьевом, в честь своего ангела (христианское имя Ярослава – Георгий, или Юрий). В 1042 году Ярослав отправил сына Владимира в поход на Ям; поход был удачен, но дружина Владимира вернулась почти без коней вследствие падежа. Есть известие о походе русских при Ярославе к Уральскому хребту, под предводительством какого-то Улеба (1032). На западных границах Ярослав вел войны с Литвой и ятвягами, по-видимому – для прекращения их набегов, и с Польшей. В 1022 году Ярослав ходил осаждать Брест, успешно или нет – неизвестно; в 1030 году он взял Бельз (в севере-восточной Галиции); в следующем году с братом Мстиславом взял червенские города и привел много польских пленников, которых расселил по р. Роси в городках для защиты земель от степных кочевников. Несколько раз Ярослав ходил в Польшу на помощь королю Казимиру для усмирения восставшей Мазовии; последний поход был в 1047 году.

Княжение Ярослава ознаменовалось последним враждебным столкновением Руси с греками. Один из русских купцов был убит в ссоре с греческим. Не получая удовлетворения за обиду, Ярослав послал к Византии большой флот (1043) под начальством старшего сыны Владимира Новгородского и воеводы Вышаты. Буря рассеяла русские корабли; Владимир истребил посланный для его преследования греческий флот, но Вышата был окружен и взят в. плен при городе Варне. В 1046 году был заключен мир; пленные с обеих сторон возвращены, и дружественные отношения скреплены браком любимого сына Ярослава, Всеволода, с греческой царевной.

Как видно из летописей, Ярослав не оставил по себе такой завидной памяти, как его сын. По отзыву летописи, "он был хромоног, но ум у него был добрый и на рати был храбр"; при этом прибавлено еще, что он сам книги читал – замечание, свидетельствующее об его удивительной для того времени учености. Княжение Ярослава важно как эпоха высшего процветания Киевской Руси, после которого она быстро стала клониться к упадку. Значение Ярослава в русской истории основывается главным образом не на удачных войнах и внешних династических связях с Западом, а на его трудах по внутреннему устройству земли русской. Он много содействовал распространению христианства на Руси, развитию необходимого для этой цели просвещения и подготовке священнослужителей из русских. Ярослав основал в Киеве, на месте своей победы над печенегами, храм Св. Софии, великолепно украсив его фресками и мозаикой; построил там же монастырь Св. Георгия и монастырь Св. Ирины (в честь ангела своей супруги). Киевский храм Св. Софии построен в подражание цареградскому. Ярослав не щадил средств на церковное благолепие, приглашая для этого греческих мастеров. Вообще он украсил Киев многими постройками, обвел его новыми каменными стенами, устроив в них знаменитые Золотые ворота (в подражание таким же цареградским), а над ним – церковь в честь Благовещения. Ярослав прилагал немало усилий и для внутреннего благоустройства Православной церкви и успешного развития христианской веры. Чтобы привить в народе начала христианской веры, Ярослав велел переводить книги рукописные с греческого на славянский и много сам их покупал. Все эти рукописи Ярослав положил в библиотеку построенного им Софийского собора для общего пользования. Для распространения грамоты Ярослав велел духовенству обучать детей, а в Новгороде, по позднейшим летописным данным, устроил училище на 300 мальчиков. При Ярославе приехали в Русь из Византии церковные певцы, научившие русских осьмогласному пению. Наиболее известным остался Ярослав потомству как законодатель: ему приписывается древнейший русский памятник права – "Устав", или "Суд Ярославль", или "Русская Правда". При Ярославе появился церковный устав, или Кормчая книга, – перевод византийского Номоканона. Своей законодательной деятельностью, заботами о распространении христианства, о церковном благолепии и просвещении Ярослав так возвысился в глазах древнерусских людей, что получил прозвание Мудрого. Немалую роль в деятельности Ярослава играли и заботы о внутреннем благоустройстве земли, ее спокойствии и безопасности: он был князем- "нарядником" земли. Подобно отцу, он заселял степные пространства, строил города (Юрьев – Дерпт, Ярославль), продолжал политику предшественников по охране границ и торговых путей от кочевников и по защите интересов русской торговли в Византии.

Время Ярослава было эпохой деятельных связей с государствами Запада. Сам он был женат на шведской принцессе Ингигерде (в православии Ирине), а норвежский принц Гаральд Смелый получил руку его дочери Елизаветы. Некоторые сыновья Ярослава также были женаты на иностранных принцессах (Всеволод, Святослав). Принцы и знатные норманны находили приют и защиту у Ярослава (Олав Святой, Магнус Добрый, Гаральд Смелый); варяжские торговцы пользовались его особым покровительством. Сестра Ярослава Мария была замужем за Казимиром Польским, вторая дочь его Анна – за Генрихом I Французским, третья, Анастасия, – за Андреем I Венгерским.

Столица Ярослава, Киев, западным иностранцам казалась соперником Константинополя; ее оживленность, вызванная довольно интенсивной для того времени торговой деятельностью, изумляла писателей-иностранцев XI в. Ярослав умер в Вышгороде (под Киевом), 76 лет от роду, разделив землю русскую между сыновьями. Он оставил завещание, в котором предостерегал сыновей от междоусобиц и убеждал жить в тесной любви.

 


Ярослав III Ярославич (1230 – 1271)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-408.jpg

Великий князь Тверской. Был первым самостоятельным князем Твери (1247 год). В следующем году, в борьбе между старшими братьями, Александром Невским и Андреем, держал, по-видимому, сторону последнего. В 1252 году, в отсутствие Александра Невского, уехавшего в Орду, Ярослав вместе с Андреем заняли укрепленный Переяславль-Залесский, готовясь вступить с Александром в борьбу. Исход ее был для союзников неудачен: при взятии Переяславля союзники Невского – татары – убили воеводу и жену Ярослава, а детей взяли в плен.

В 1254 году Ярослав бежал в Ладогу, где был хорошо принят. В 1255 году новгородцы, желавшие избавиться от правления Невского, перевели Ярослава в Псков, а потом в Новгород. Александр Невский пошел против Ярослава, который бежал неизвестно куда; время возвращения его в свое княжество неизвестно. В 1258 году Ярослав вместе с братьями и племянником Борисом Ростовским ездил в Орду, откуда, по словам летописи, был отпущен "со многой честью" и возвратился в Тверь. В 1262 году Александр Невский посылает Ярослава на помощь Новгороду против немцев. После смерти Александра Невского (в 1263 году) Ярослав и Андрей вступили в борьбу из-за великокняжеского стола. Спор был отдан на решение хана, который передал великокняжеский ярлык Ярославу (1263). Теперь во власти Ярослава были Тверское и Владимирское великие княжества. В 1266 году новгородцы, изгнав князя Дмитрия Александровича, пригласили княжить Ярослава, который женился на дочери новгородского боярина Юрия Михайловича, чтобы упрочить свое положение в Новгороде. В 1267 году Ярослав чуть не поссорился с Новгородом из-за литовцев, бежавших во Псков; новгородцы хотели их перебить, но Ярослав не допустил до этого. Другой причиной распри было избрание псковичами в князья литовца Довмонта вместо Святослава, сына Ярослава. Вскоре сам Ярослав уехал из Новгорода (1267), оставив там племянника Юрия Андреевича.

В 1268 году Ярослав по просьбе новгородцев послал им на помощь сыновей (Святослава и Михаила) и других князей, которые и участвовали в Раковорской битве. Пользуясь смутами, бывшими в то время в Новгороде, Ярослав явился в Новгород и требовал отобрать власть у некоторых знатных людей. Новгородцы сначала отказали ему, но потом, опасаясь немцев и нуждаясь еще в помощи Ярослава, уступили ему. В 1270 году был заключен мир с немцами; в том же году Ярослав был изгнан новгородцами за самовластный образ действий. Он решил усмирить Новгород, пригласив к участию в борьбе Дмитрия Переяславского и Глеба Смоленского и получив вооруженную помощь от татар. Сторону новгородцев принял брат Ярослава, Василий, князь костромской, который питал злобу на Ярослава за то, что последний в 1269 году велел схватить в Костроме новгородских купцов. Целую неделю противники стояли друг против друга у города Русы; наконец Ярослав примирился с новгородцами при содействии митрополита Кирилла II; обе стороны пошли на уступки. Выезжая из Новгорода, Ярослав оставил там наместником боярина Андрея Воротиславича. В 1271 году Ярослав ездил в Орду с Василием и Дмитрием, сыновьями Невского, и на обратном пути умер, приняв в схиме имя Афанасий.

 


Ярослав Владимиркович (Осмомысл,? -1187)

Князь галицкий, сын Владимирка Володаревича. В 1153 году воевал с Изяславом II Мстиславичем, великим князем Киевским, из-за городов, захваченных на Волыни его отцом, которых Ярослав не хотел возвращать. Бой у Теребовли был нерешителен, но Изяслав отступил, не отобрав у Ярослава спорные города. В 1158 году у Ярослава произошла ссора с Изяславом Давидовичем, сидевшим в Киеве, из-за изгнанного галицкого князя, Ивана Ростилавича Берладника, врага Ярослава, которого Изяслав поддерживал в его стремлении вернуть утраченные галицкие волости. В союзе с другими князьями, при поддержке короля венгерского и князей польских, Ярослав требовал от Изяслава выдачи Берладника, но напрасно. Изяслав, видя беду, примирился с Ольговичами черниговскими и расстроил союз, но потом, подстрекаемый Берладником, которого приглашали княжить недовольные Ярославом галичане, вместе с половцами, тор-ками и берендеями пошел на Ярослава. Последний, с союзным князем Мстиславом Изяславичем Волынским, заперся в Белгороде. Вскоре, вследствие измены берендеев, Изяслав должен был бежать от Белгорода. Ярослав и Мстислав отдали киевский стол Ростиславу Мстиславичу (1159). Иван Берладник умер в изгнании на чужбине, и Ярослав до самой смерти без соперников владел Галицкой землей, став одним из наиболее значительных среди тогдашних русских князей. Дружины его участвовали в походах против половцев, и он был грозой кочевников. Ярослав был в близких и родственных отношениях с византийскими императорами. В Галиче нашел убежище византийский принц Андроник (1164 год), гонимый императором Мануилом. По матери он, по-видимому, приходился двоюродным братом Ярославу. Вскоре Андроник помирился с императором Мануилом, и Ярослав, заключил с последним союз против венгров (1167 году). В 1170 году Ярослав помогал изгнанному из Киева Мстилаву II Изяславичу возвратить этот город. Вообще Ярослав имел большое влияние в спорах князей за великокняжеский киевский стол. О могуществе Ярослава можно судить из слов его современника, автора "Слова о полку Игореве": "Галицкий Осмомысле-Ярославе! Ты высоко сидишь на своем златокованом столе; подпер горы Угорские своими железными полками, заступив путь королю (венгерскому); затворил ворота Дунаю...Гроза твоего имени облетает земли; ты отворяешь ворота Киеву и стреляешь с отцовского золотого стола в дальних салтанов (половецких)"...

Не меньшее уважение у современников приобрел Ярослав и своими заботами о благосостоянии Галицкой Руси. При нем торговля, промышленность и землевладение процветали; Галицкая земля поддерживала торговые сношения с Болгарией и Византией; Ярослав держал в своих руках ключ дунайской торговли. Недаром за его заботливое, мудрое правление Ярослав получил прозвание Ос-момысла (т. е. думающего за восьмерых). Несмотря на все могущество, Ярославу пришлось испытывать противодействие со стороны галицких бояр, которые, по примеру польской и венгерской знати, сплотились в могущественную и богатую аристократию. Распря между Ярославом и боярами особенно обнаружилась во время разрыва Ярослава со своей женой Ольгой, дочерью Юрия Долгорукого, которую он в 1172 году принудил к бегству вместе с сыном ее Владимиром. Ярослав в это время любил другую женщину, какую-то Анастасию, и отдавал предпочтение ей и ее сыну Олегу перед законными супругой и сыном. Партия недовольных бояр устроила в Галиче мятеж, схватила и сожгла живой Анастасию, а князя заставила дать клятву, что он будет жить в согласии с супругой. В следующем году, однако, Ольге с сыном пришлось бежать из Галича во Владимир-Суздальский. Ярославу удалось восстановить свою власть над боярами и примириться с сыном Владимиром, но он продолжал оказывать предпочтение Олегу и, умирая, оставил главный стол (Галич) незаконному сыну, Олегу, а старшему и законному, Владимиру, – маленький Перемышль. Земское вече галицкое не смело ослушаться этого распоряжения.