Хабаров Ерофей Павлович (около 1603 – после 1671)

"Добытчик и прибыльщик" XVII в., уроженец деревни Хабаровка Иркутской губернии, по прозвищу Святитский. В 1638 году поселился на пустой земле при впадении р. Киренги в Лену и устроил там соляную варницу и мельницу, а также завел земледелие и распахал 60 десятин, обязавшись отдавать в казну десятую часть жатвы. Но якутский воевода П. П. Головин отобрал всю землю, хлеб и соляную варницу, а самого Хабарова посадил в Якутске "за пристава", откуда он был отпущен по челобитной на родину лишь в 1645 году. Через четыре года Хабаров, с разрешения якутского воеводы Д. А. Францбекова, отправился с 70 охотниками "для покорения земель, лежащих по Амуру" в Даурскую землю; в следующем (1650) он привез в Якутск чертеж этой земли, образцы хлеба и расспросные речи туземцев, содержащие в себе рассказы о богатствах, получаемых из Китая, и своими рассказами о "богатстве и изобилии Даурской земли" привлек новых охотников. С ними он добыл "много хлеба и скота", утвердился на зиму в Албазине, победоносно ходил на дауров, пленил и облагал их ясаком.

В 1651 году ему удалось покорить несколько даурских князьков, живших вниз от Албазина по Амуру, и добраться до Ачанского улуса, где, зазимовав, он выдержал три осады от местных племен, после чего поплыл назад вверх по Амуру. На пути ему приходилось вступать в борьбу с отпавшими от него его прежними сообщниками (Поляковым, Чечигиным и др.), а также с гиляками. Встретивший Хабарова в августе 1653 года у устья р. Зеи московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев, которого послали из Москвы, обиделся на требование Хабарова показать ему государев указ, по которому действительно указано Зиновьеву "всю Даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать", схватил его за бороду и прибил, а затем произвел "розыск". Так как некоторые неприятели обвиняли Хабарова в нерадении о пользах казны государевой, закабалении служилых людей, вероломном отношении к туземцам и опустошении всего Амурского края, то он сменил его и повез с собой в Москву, подвергая на пути всевозможным притеснениям.

В Москве, в Сибирском приказе, присудили возвратить Хабарову все вещи, отнятые Зиновьевым, а затем, вследствие челобитной, в которой он упоминал о своих заслугах по устройству пашни на Лене и по покорению Даурской земли, о хлебе, отнятом П. П. Головиным, и о пожалованных, но не отданных ему деньгах, его пожаловали "в боярские дети" и назначили управителем приленских деревень от Усть-Кути до Чечуйского волока. После этого о Хабарове мы имеем лишь одно сведение: в ноябре 1667 года он подал в Тобольске воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил вновь отпустить его в Даурскую землю "для городовых и острожных поставок и для поселенья и хлебной пахоты", но просьба его не была исполнена.

Его именем названы станция Ерофей Павлович и город Хабаровск.

 


Хандошкин Иван Евстафьевич (1765-1804)

Первый в России замечательный виртуоз на скрипке и плодовитый композитор. Сын бедного портного, Хандошкин благодаря содействию мецената Л. А. Нарышкина ездил в Италию, где занимался у известного Тартини. Достиг в игре такого совершенства, что мог соперничать со знаменитыми в то время скрипачами Виотти, Местрино и Дицем. Вернувшись в Россию, Хандошкин был сделан придворным камерным музыкантом. Написал более ста сочинений для скрипки, преимущественно вариаций на русские песни, приводившие в восторг высшее общество времен Екатерины II. Кроме того, написал три сонаты. Несколько лет состоял на службе в дирекции императорских театров, от которой, по ходатайству Г. А. Потемкина, уволен в 1785 году и назначен в Екатеринославскую музыкальную академию. Она должна была состоять при Екатеринославском университете, оставшемся, однако, только в проекте. Музыкальная же академия существовала, независимо от университета, в течение нескольких лет и содержалась на счет сумм, отпускавшихся на нее из кабинета ее величества, но после смерти князя Потемкина (1791) дела академии пошатнулись, самое существование ее сделалось сомнительным. Хандошкин был в этой академии преподавателем и некоторое время даже начальником, замещая профессора Сарти, который нередко отлучался, получая от Потемкина различные командировки по музыкальным делам.

 


Хворостинин Дмитрий Иванович (? – 1591)

Князь, лучший полководец своего времени. Начав службу в звании стольника, Хворостинин до 1563 года был воеводой в приволжских городах, в этом же году, назначенный воеводой вместе с князем Глинским для похода против литовцев, участвовал при занятии Полоцка, куда ворвался одним из первых; в 1564 году успел одержать блестящую победу над крымцами, возвратившимися с добычей из-под Калуги; в 1566 году одержал еще более блестящую победу над крымцами, осаждавшими Волхов, за что получил от царя "золотой". Дальнейшие его победы над крымскими татарами в 1570, 1572 и 1574 годах доставили ему положение второго воеводы большого полка в Ливонском походе, во время которого он взял город Оберпален, занятый, после бегства Магнуса, сильным шведским гарнизоном (1578). Не успев занять город Вендена в том же году из-за местничества воевод, в следующем разбил литовско-ливонские войска около Ржева и "по пути из Можайска в Литву" выжег и опустошил все попутные посады, деревни и окрестности городов Дубровны, Орши, Шклова, Могилева и Радомля (1580). С открытием в 1582 году войны со шведами Хворостинин, опять второй воевода большого полка, одержал решительную победу над шведами при Лялицах в Водской пятине, за что произведен в первые воеводы и награжден "золотой медалью".В 1583 – 1584 годах усмирил взбунтовавшихся луговых черемисов и казанских татар и тогда же пожалован в бояре и назначен государевым наместником в Рязани, с поручением охранять границу от ордынских набегов. В 1590 году Хворостинин, стоя во главе русских войск, разбил наголову близ Нарвы 20-тысячное шведское войско, под начальством Густава Банкера и тем способствовал заключению перемирия, по которому шведы уступили русским на один год города Ям, Иван-город и Копорье.

Перед смертью Хворостинин принял пострижение с именем Дионисия.

 


Хворостинин Андрей Иванович (ок. 1524 – 1604)

Князь, по прозванию Старко, окольничий и славный воевода. Впервые упоминается в актах под 1544 год, когда, приблизительно 20-ти лет от роду, состоял в должности рынды в большом полку, участвовал в походах к Полоцку и др. и постоянно ездил с государевым сайдаком. Затем Хворостинин состоял в опричнине и в 1566 году был послан полковым воеводой в Волхов для защиты его от крымцев; с 1569 по 1580 год последовательно состоял воеводой полков в Калуге, под Москвой, в Тарусе, Новгороде, Новосили, Кашире и Дедилове.

Назначенный в 1580 году стрелецким головой в государевом полку, Хворостинин был отправлен воеводой в Псков и здесь прославился геройской защитой от польского короля Стефана Батория. Находясь с 1588 по 1590 год в должности первого воеводы в Терках, он, по просьбе персиян, для защиты от крымцев построил там две крепостцы; затем успешно защищал Новосил от нападений ордынских татар и в 1593 – 1594 годах, состоя воеводой сторожевого полка на Оке, построил на всем протяжении от Курска до Орла засеки, следы которых местами сохранились и доныне. В 1595 году Хворостинин был отправлен на Кавказ для утверждения власти над черкесскими и кабардинскими князьями и для защиты кахетинского князя Александра от турок, персиян и владетеля Тарковской области Шевкала. Он взял столицу Шевкала Тарки, самого его заставил бежать в горы и прошел весь Дагестан. Дальнейшие его успехи были остановлены изменой кахетинского князя Александра, заставившего Хворостинина разорить Тарки, отступить от преследовавших его многочисленных горцев и при отступлении потерять около 3000 человек. В 1598 году Хворостинин был назначен воеводой в большом полку украинских войск, выставленных против крымцев; затем три года состоял первым воеводой в новопостроенном городе Цареве-Борисове. Умер в Москве.

 


Хворостинин Федор Иванович (? – 1608)

Князь, боярин, воевода и дипломат. Начиная с 1544 года, Хворостинин участвовал в целом ряде походов против крымцев, в усмирении взбунтовавшихся черемисов и ливонской войне. В 1583 году началась его дипломатическая деятельность, наиболее ярко проявившаяся на съезде со шведскими послами на р. Плесе (1589 год), затем в Иван-городе (1590 год) и при заключении договора в 1593 году с крымскими послами в городе Ливнах (всюду он считался первым послом).

Назначенный в 1587 году первым воеводой в Новгороде, Хворостинин успешно и своевременно выполнил возложенное на него царем "делание города", за что был пожалован в бояре и десятым в ближней царской тайной думе. Возведенный в сан наместника коломенского, он в 1597 году вел переговоры "с цесарским послом", в 1598 году отправлен в Нижний Новгород, Казань и др. города приводить жителей к присяге на верность Борису Годунову и с 1606 года числился советником в большом царском совете. Умер в монашестве, с именем Феодосия.

 


Хемницер Иван Иванович (1745 – 1784)

Баснописец. Отец его, штаб-лекарь, выходец из Саксонии, был образованным человеком и заботливо относился к воспитанию сына. На шестом году мальчик уже был отдан в обучение пастору Нейбауэру в Астрахани. Отец позаботился также приискать человека, который бы мог учить сына русскому языку. В 1755 году семья Хемницера переехала в Петербург. Здесь молодой чедовек был помещен к одному из учителей врачебного училища. Желание отца Хемницера сделать своего сына медиком не могло, однако, осуществиться. Познакомившись с каким-то офицером, увлекшим его своими рассказами о военной службе, молодой Хемницер поступил солдатом в Нотебургский пехотный полк. В военной службе он оставался 12 лет и участвовал в походе в Пруссию; затем перешел на службу в горное ведомство.

В 1776 году Соймонов, под начальством которого служил Хемницер, предпринял путешествие за границу и взял его с собой.

В 1779 году появился первый сборник басен Хемницера. Как писатель, Хемницер приобрел известность именно своими баснями. Их всего 91. Около трети басен Хемницера переведено из Лафонтена, Геллерта, Вольтера, Дора и Ножана; остальные – оригинальные. Если его нельзя считать создателем русской басни, так как басни писал уже Симеон Полоцкий, позднее Сумароков и Тредиаковский, то Хемницер является, бесспорно, самым видным из предшественников Крылова. Влияние его на Крылова несомненно. Хемницер дал Крылову не только вполне готовую форму, но и тон, даже отчасти содержание, которому более талантливый преемник сумел придать новую силу и яркость. Басни Хемницера уступают крыловским в яркости образов; в Хемницере виден скорее остроумный человек, чем художник, в них нет крыловского лукавого юмора; они проникнуты даже некоторой элегичностью, не совсем идущей к этому роду поэзии; но если не сравнивать с Крыловым, Хемницер остается весьма видным баснописцем. Своей басней отзывается как на злобы дня, так и на вопросы более общие.

Басни Хемницера пользовались у современников значительным успехом. При жизни автора они выдержали три издания.

В 1781 году Соймонов оставил службу в горном ведомстве, а вслед за ним вышел в отставку и Хемницер. В 1782 году он был назначен вице-консулом в Смирну, где и умер.

 


Херасков Михаил Матвеевич (1733-1807)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-386.jpg

Писатель. Происходил из валашской семьи, выселившейся в Россию при Петре I. Учился в сухопутном шляхетском корпусе. Еще кадетом Херасков начал под руководством Сумарокова писать статьи, которые потом печатались в "Ежемесячных сочинениях". Служил сначала в Ингерманландском полку, потом в коммерц-коллегии, а в 1755 году был зачислен в штат Московского университета и заведовал здесь типографией. С 1756 года начал помещать свои труды в "Ежемесячных сочинениях". В 1757 году напечатал поэму "Плоды наук", в 1758 году – трагедию "Венецианская монахиня". С 1760 года в течение трех лет издавал, вместе с И. Ф. Богдановичем, журнал "Полезное Увеселение". В 1761 году Херасков издал поэму "Храм Славы" и поставил на московской сцене героическую поэму "Безбожник". В 1762 году написал оду на коронацию Екатерины II и был приглашен вместе с Сумароковым и Волковым для устройства уличного маскарада "Торжествующая Минерва". В 1763 году назначен директором университета в Москве. С 1770 по 1775 год он написал трагедию "Селим и Селима", комедию "Ненавистник", поэму "Чесменский бой", драмы "Друг несчастных" и "Гонимые", трагедию "Борислав" и мелодраму "Милана".

В 1778 году Херасков назначен был вторым куратором Московского университета. В этом звании он передал Новикову университетскую типографию, чем дал ему возможность развить свою издательскую деятельность, и основал (в 1779 году) Московский благородный пансион. В 1779 году Херасков издал "Россиаду", над которой работал с 1771 года. Предполагают, что в том же году он вступил в масонскую ложу и начал новую большую поэму "Владимир возрожденный", напечатанную в 1785 году.

Позднейшие его произведения: пролог с хорами "Счастливая Россия", повесть "Кадм и Гармония", "Ода на присоединение к Российской империи от Польши областей", трагедия "Освобожденная Москва" и др. В 1802 году Херасков, в чине действительного тайного советника, вышел в отставку.

Херасков был последним видным представителем псевдоклассической школы. Поэтическое дарование его было невелико; его больше "почитали", чем читали. Современники наиболее ценили его поэмы "Россиада" и "Владимир".

 


Хлудов Алексей Иванович (1818 – 1882)

Московский купец, собиратель древнерусских рукописей и книг. Его коллекция в 1872 году состояла из 361 рукописи, из которых более 60 принадлежали к памятникам древнего письма (конца XIV в.), почти столько же – к памятникам югославянским; кроме того, в собрании было много замечательных русских списков древних памятников и более ста полемических сочинений по поводу раскола в русской церкви. Собрание Хлудова заключало в себе весьма важные памятники (например, четыре списка Стоглава, Великий Миротворный круг святого Агафона, неизданные переводы и сочинения Максима Грека, творения Иоанна Дамаскина в переводе князя А. М. Курбского с собственноручными его замечаниями). Впоследствии общее число рукописей Хлудова дошло до 430, а старопечатных книг – до 624. Библиотека и собрание рукописей Хлудова, согласно его завещанию, поступили после его смерти в Никольский единоверческий монастырь в Москве.

 


Хмельницкий Богдан (Зиновий) Михайлович (около 1595 – 1657)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-387.jpg

Знаменитый гетман Малороссии, сын чигиринского сотника. Первоначальное образование получил в Киево-братской школе; затем, по словам польских историков, учился у иезуитов в Ярославле Галицком и получил хорошее по тому времени образование. Кроме своего родного малорусского языка он владел языками польским и латинским, а впоследствии научился еще турецкому и французскому. Поступив в казацкое войско, Хмельницкий участвовал в польско-турецкой войне 1620 – 1621 годов, во время которой, в битве под Цецорой, был убит его отец, а сам он попал в плен и пробыл два года в Константинополе. Получив свободу, Хмельницкий начал устраивать морские походы запорожцев на турецкие города. Известен поход 1629 года, когда казаки побывали под его руководством под самым Константинополем и вернулись с богатой добычей. После долгого пребывания на Запорожье Хмельницкий вернулся на родину в Чигирин, женился и получил уряд чигиринского сотника.

Когда на польский престол вступил Владислав IV и началась война с Московским государством, он воевал против русских и получил от короля золотую саблю за храбрость. Не один раз он входил в состав депутаций для представления сейму и королю жалоб на насилия, которым подвергались казаки. Когда в 1645 году король задумал без согласия сейма начать войну с Турцией, он начал тайные переговоры с казацкими старшинами. Казаки должны были начать войну с Турцией и за это получили от короля грамоту на восстановление своих прав. Но до войны дело не дошло: вербовка войск вызвала страшное волнение на сейме, и король принужден был отказаться от своих планов. Грамота короля осталась у казаков, и Хмельницкий задумал воспользоваться ею для отстаивания казацких прав. В это же время случай из личной жизни Хмельницкого резко изменил его образ действий относительно польского правительства. У него был небольшой хутор Субботово, близ Чигирина. Воспользовавшись его отсутствием, польский подстароста Чаплинский, ненавидевший Хмельницкого, напал на его хутор, разграбил его, увез женщину, с которой тот жил после смерти своей первой жены. Чаплинский высек одного из сыновей Хмельницкого так сильно, что тот вскоре умер. Хмельницкий обратился к королю, который высказал, как говорили, удивление, что казаки, имея оружие в руках, не защищают сами своих прав. Тогда он тайно собрал казаков и сумел так возбудить их, что они провозгласили его гетманом и просили лично, а не через послов, вести переговоры с татарами, чтобы склонить их к союзу с казаками. 22 апреля Хмельницкий выступил из Запорожья; за ним на некотором расстоянии шел новый союзник – крымчак Тугай-бей с татарами. Поражение поляков, вследствие неожиданности нападения, было ужасно. Потоцкий был смертельно ранен, другие начальники взяты в плен и отправлены пленниками в Чигирин. 15 мая Хмельницкий подошел к Корсуну почти в то самое время, когда польские полководцы получили известие о поражении поляков при Желтых Водах и не знали еще, что предпринять. Хмельницкий подослал к полякам казака Микиту Галага-на, который, отдавшись в плен, предложил себя полякам в проводники, завел их в лесную чащу и дал казакам возможность без труда истребить польский отряд. Победы эти вызвали всеобщее восстание украинского народа против поляков. Действия Хмельницкого отличались, однако, крайней нерешительностью, много повредившей казацкому делу. Народное казацкое движение выдвинуло из своей среды целый ряд вождей мелких отрядов. Они-то, собственно, и составляли душу движения; за ними вынужден был идти Хмельницкий.

На жестокости казацких предводителей, действовавших вполне независимо один от другого и от Хмельницкого, поляки отвечали такими же жестокостями; в этом отношении особенно отличался князь Иеремия Корибут-Вишневецкий. Сейм между тем постановил готовиться к войне с казаками. До 20 сентября Хмельницкий ничего не предпринимал, поджидая прихода татарского отряда. Пришли 4000 человек. Богдан подослал к полякам попа, который, когда его взяли в плен, передал полякам, что пришли 40 тысяч крымцев, и этим навел на поляков панический страх.

Слава Хмельницкого разнеслась далеко за пределы Украины. К нему приходили послы от крымского хана, турецкого султана, молдавского господаря, седмиградского князя и даже от московского царя Алексея Михайловича с предложением дружбы. Пришли послы и от поляков, с Адамом Киселем во главе, и принесли королевскую грамоту на гетманство. Хмельницкий созвал раду в Переяславле, принял гетманское достоинство и благодарил короля. Но простые казаки громко выражали свою ненависть к Польше, отдельные казацкие отряды (загоны) продолжали непрерывно партизанскую борьбу с поляками. Весной 1649 года польские войска стали стягиваться на Волынь. Хмельницкий разослал по Украине универсалы, призывая всех на защиту родины. Образовано было 24 полка (под этим названием разумелось не известное количество лиц, а известная территория). Войско было устроено по старинной системе, выработанной казачеством еще в Сечи Запорожской. Хмельницкий с татарами подступил к Збаражу, где осадил польское войско. Осада продолжалась больше месяца (в июле 1649 года). В польском лагере начался голод и повальные болезни. На помощь осажденным выступил сам король Ян Казимир во главе 20-тысячного отряда. Папа прислал королю освященное на престоле святого Петра в Риме знамя и меч для истребления схизматиков, т. е. казаков. Началась ужасная битва. Казаки врывались уже в лагерь. Плен короля, казалось, был неизбежен, но Хмельницкий остановил битву, и король был спасен. Когда утихло сражение, казаки и татары отступили; хан Ислам-Гирей первый вступил в переговоры с королем. Теперь хан уже перестал быть союзником казаков и в качестве союзника Польши требовал от казаков повиновения польскому правительству. Хмельницкий принужден был сделать огромные уступки, и Зборовский договор являлся не чем иным, как утверждением прежних, старинных прав малороссийского казачества. Осуществить его на самом деле было чрезвычайно трудно. Это вызвало большое недовольство в народе. Волнения усилились, когда польские паны стали возвращаться в свои имения и требовать от крестьян прежних обязательных отношений. Крестьяне восставали против панов и изгоняли их. Хмельницкий старался не нарушать основных статей договора, однако польские военачальники, не стесняясь, переходили черту, за которой начиналась казацкая земля. Несмотря на все усилия короля, Зборовский договор не был утвержден; решено было возобновить войну с казаками.

Положение Хмельницкого было довольно затруднительное. Его популярность была значительно подорвана. Народ был недоволен союзом гетмана с татарами, так как не доверял последним и много терпел от их своеволия и неисполнения обязательств.

Только 8 июня хан соединился с казаками. Польское войско в это время стояло лагерем на обширном поле под Берестечком. Туда направился и Хмельницкий, которому в это самое время пришлось пережить тяжелую семейную драму. Его жена была уличена в супружеской неверности, и гетман распорядился повесить ее вместе с ее любовником. Источники говорят, что после этой жестокой расправы гетман впал в тоску.

19 июня 1651 года казацкое войско сошлось с польским под Берестечком. На другой день поляки начали сражение. Как раз в разгар его крымский хан вдруг обратился в бегство. Недовольное войско вручило начальство винницкому полковнику Ивану Богуну. Начали подозревать Хмельницкого в измене. Из-за усобиц в лагере казаки были разбиты. Польское войско двинулось на Украину, опустошая все на пути и давая полную волю чувству мести. К этому времени, в конце июля, Хмельницкий прибыл в местечко Паволочь. Сюда стали к нему сходиться полковники с остатками своих отрядов. Все были в унынии. Хмельницкий собрал раду на Масловом-Броде на р. Русаве и так сумел подействовать на казаков своим спокойствием, веселым настроением, что недоверие к нему исчезло и казаки вновь стали сходиться под его начальство. Началась жестокая партизанская война с поляками: жители жгли собственные дома, истребляли припасы, портили дороги, чтобы сделать невозможным дальнейшее движение поляков в глубь Украины. С пленными поляками казаки и крестьяне обращались до крайности жестоко.

Кроме главного польского войска, на Украину двигался и литовский гетман Радзивил. Он взял Любеч, Чернигов и подступил к Киеву. Жители сами сожгли город, так как думали произвести этим замешательство в литовском войске. Это не помогло: 6 августа Радзивил вступил в Киев, а затем польско-литовские предводители сошлись под Белой Церковью. 17 сентября 1651 года заключен был так называемый Белоцерковский договор, очень невыгодный для казаков. Народ упрекал Хмельницкого в том, что он заботится только о своих выгодах и о выгодах старшины, о народе же совсем и не думает. Переселения в пределы Московского государства приняли характер массового движения. Хмельницкий старался задержать его, но безуспешно. Белоцерковский договор был скоро нарушен поляками. Около местечка Ладыжина, при урочище Батог, 22 мая 1652 года произошла битва, в которой 20-тысячное польское войско погибло. Это послужило сигналом для повсеместного изгнания из Малороссии польских жолнеров и помещиков.

Хмельницкий давно уже убедился, что Украина не может бороться одними своими силами. Он завел сношения со Швецией, Турцией и Россией. Еще 19 февраля 1651 года земский собор в Москве обсуждал вопрос о том, какой ответ дать Хмельницкому, который тогда уже просил царя принять его под свою власть; но собор, по-видимому, не пришел к определенному решению. До нас дошло только мнение духовенства, которое предоставляло окончательное решение воле царя. Царь послал в Польшу боярина Репнина-Оболенского, обещая забыть некоторые нарушения со стороны поляков мирного договора, если Польша помирится с Хмельницким на началах Зборовского договора. Посольство это не имело успеха.

В 1653 году Хмельницкий снова обратился в Москву и стал настойчиво просить царя о принятии его в подданство. 1 октября был созван земский собор, на котором вопрос о принятии Богдана Хмельницкого с войском запорожским в московское подданство был решен утвердительно. 8 января 1654 года в городе Переяславле была собрана рада, на которой после речи Хмельницкого, указывавшего на необходимость для Малороссии выбрать кого-нибудь из четырех государей: султана турецкого, хана крымского, короля польского или царя московского и отдаться в его подданство, народ закричал: "Болим (т. е. желаем) под царя московского!" Прочитаны были договорные статьи, на основании которых Малороссия соединялась с Россией, и затем народ был приведен к присяге. В Москву были посланы послы от войска запорожского Зарудный и Тетеря, которые после долгих совещаний с боярами добились утверждения договорных пунктов, на которых Малороссия соединилась с Россией.

Вслед за присоединением Малороссии началась война России с Польшей. Весной 1654 года царь Алексей Михайлович двинулся в Литву; с севера открыл против Польши военные действия шведский король Карл X. Тогда Ян Казимир обратился к царю Алексею Михайловичу, который в 1656 году заключил мир с поляками.

Месяца два спустя Хмельницкий велел созвать в Чигирине раду для выбора ему преемника. В угоду старому гетману рада избрала его сына Юрия. Хмельницкий умер 27 июля 1657 года от апоплексии, пролежав пять дней без языка; похоронен в селе Субботове, в построенной им самим каменной церкви. В 1664 году польский воевода Чарнецкий сжег Субботово, велел выкопать прах Хмельницкого и выбросить его на поругание из могилы.

 


Хованский Иван Андреевич (? – 1682)

Князь; по народному прозванию Тараруй, видный деятель в правление царевны Софьи Алексеевны. Начал службу в царствование Михаила Федоровича и в 1636 году упоминается в числе стольников. В 1650 году по случаю набега крымцев назначен был воеводой в Тулу; в 1651 – 1654 годах был воеводой в Вязьме; в 1656 году был назначен воеводой в Могилев, в следующем году – в Псков. Здесь он принимал участие в шведской войне и в 1657 году разбил под Гдовом графа Магнуса де Лагарди. В 1659 году, приняв участие в военных действиях против поляков, он разбил близ Друи Воловича; в 1660 году выжег Брест. В том же году, около Ляхович, потерпел полное поражение в сражении с Сапегой и Чарнецким. В 1661 году взял в плен полковника Лисовского, но в том же году Жеромский совершенно уничтожил 20-тысячный отряд князя Хованского. Вследствие этой неудачи Хованский был отозван из Пскова, и в 1663 году ему поручено было ведать Ямской приказ. В 1666 году он был назначен воеводой в Новгород.

Сменив здесь своего недруга Нащокина, Хованский отменил некоторые льготы, введенные тем (выборный суд, вольная продажа вина и др.). В 1678 году, во время войны с турками, Хованский был послан оберегать от татар южную границу. В 1680 году он вернулся в Москву, где вскоре ему удалось занять весьма влиятельное положение. В это время происходила борьба за власть между приверженцами Нарышкиных и Милославских. Князь Хованский стал на сторону Милославских и царевны Софьи и после первого стрелецкого бунта, в возбуждении которого он, по-видимому, принимал участие, был назначен начальником стрельцов. От имени последних князь Хованский предъявил требование о провозглашении обоих братьев Иоанна и Петра царями, что и было исполнено 23 мая 1682 года. В то же время Хованский сблизился с раскольниками и стал играть роль посредника между ними и правительством.

Опираясь на стрельцов и раскольников и чувствуя свою силу, Хованский делался все более заносчивым и своевольным, запугивая царевну Софью угрозой бунта. Чтобы освободиться от опасного человека, против него было возбуждено обвинение в том, что он замыслил уничтожить царскую семью, женить сына на одной из царевен и во время смуты самому сделаться царем. Хованский был схвачен и казнен 17 сентября 1682 года. Современники обвиняли его в крайне жестоком обращении с подчиненными и в развратной жизни. Во время войны он не умел соразмерять свои силы с силами неприятеля и часто терпел поражения.

 


Холмский Даниил Дмитриевич (? – 1493)

Князь, боярин и воевода. Впервые Холмский сделался известным в истории блестящей победой над крымскими татарами, подступившими в 1468 году к Мурому, где он был воеводой. В следующем году он, находясь во главе великокняжеского войска, одержал не менее блестящую победу над казанскими татарами и принудил казанского царя подписать мирный договор, по которому он обязывался удерживать своих подданных от набегов на русские земли и возвратить всех русских пленных. В 1471 году Холмский опустошил Новгородскую землю и, с целью предупредить соединение новгородцев с шедшей к ним на помощь ратью ливонских рыцарей, сжег их центральный стратегический пункт – Русу; на р. Поле он нанес решительное поражение новгородскому войску, намеревавшемуся зайти московской рати в тыл и ударить на нее врасплох; наконец, шедшее против союзников Иоанна III – псковичей – 40-тысячное новгородское войско Холмский на берегах реки Шелони разбил наголову. В 1473 году во главе многочисленного войска он двинулся на помощь Пскову, осажденному ливонскими рыцарями, и успел склонить ливонского магистра и дерптского епископа к возобновлению мира, обязав их не вступать в псковские земли, давать везде свободный путь русским торговым людям и не пропускать из Ливонии в Россию ни меда, ни пива. За эту блестящую бескровную победу Холмский был пожалован в бояре. Вскоре, однако, его оклеветали перед великим князем в намерении отъехать к иноземцам, и он подвергся бы заключению, если бы за него не вступились духовенство и восемь вельмож, давших по нем поручные записи и внесших 2000 рублей залогу на случай его измены. В 1477 году Холмский, предводительствуя передовой дружиной, по льду прошел озеро Ильмень и в одну ночь окружил и обложил Новгород, чем и принудил его сдаться Иоанну III. В 1487 году он взял Казань и восстановил на казанском престоле обратившегося за помощью к московскому князю Магомет-Амина.

 


Хомяков Алексей Степанович (1804 – 1860)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-388.jpg

Один из наиболее видных вождей славянофильства. Все позднейшие убеждения Хомякова имеют свои корни в семейных традициях и обстановке детских лет. Мать воспитала его в строгой преданности Православной церкви и национальным началам жизни.

В 1822 году Хомяков поступил на службу в кирасирский полк, стоявший на юге России. В годы юности он мечтал о войнах и жаждал военной славы; на 17-м году жизни, когда в Греции начиналась война за освобождение, он попытался тайно уйти из дому, чтобы принять участие в войне, но на заставе города его вернули. В начале 1825 года вышел в отставку и уехал за границу. В Париже он занимался живописью и заканчивал свою трагедию "Ермак". На возвратном пути, в конце 1826 года, побывал в Швейцарии, Северной Италии и землях славян, которые его встретили, как "любимого родственника". Когда в 1828 году началась война с турками, Хомяков снова вступил на службу в Белорусский гусарский полк; он был адъютантом при генерале Мадатове и принимал участие в нескольких сражениях; за храбрость получил орден Святой Анны с бантом.

Последующая его жизнь небогата внешними событиями. Он не нуждался в службе и успешно занимался сельским хозяйством, деятельно заботясь о своих интересах. В своих имениях (Липицах Рязанской губернии и Богучарове Тульской губернии) он проводил летние месяцы, а по зимам обыкновенно жил в Москве. В 1836 году женился на Екатерине Михайловне Языковой, сестре поэта. Брак был на редкость счастлив.

Последнее десятилетие его жизни было ознаменовано для него тяжелыми событиями: смертью жены, друга (И. В. Киреевского) и матери. Сам Хомяков умер от холеры.

Это был один из немногих людей, не переживших кризиса в своем мировоззрении. Для него всегда оставались вне всякого сомнения истины православия, вера в исключительную судьбу России и в ее национальные устои. Вся жизнь Хомякова ушла на защиту и утверждение основ его миросозерцания. В 30-е годы складывается теория славянофильства – и Хомякову принадлежит важнейшая роль в ее разработке. Он отстаивал необходимость для каждого народа самобытного развития, значение веры в человеческом душевном и нравственном быту и превосходство нашей церкви над учениями католичества и протестантства. И. В. Киреевский перешел к славянофильским взглядам под большим влиянием Хомякова. В своих стихах Хомяков всегда отводил много места славянству и его будущему: его поэзия даже называется "поэзией славянства".

К концу 30-х годов Хомяков, по настоянию своих юных друзей Д. А. Валуева и А. Н. Попова, начал заносить на бумагу свои "Мысли о всеобщей истории". С этим трудом он не расставался до своей смерти и довел систематическое обозрение всемирной истории до половины средних веков. Хомяков ставил своей задачей собственно не историю, а схему, которая охватывала бы жизнь всех племен земного шара и рассматривала бы исторический процесс с точки зрения внутренних сил, его обусловливающих, главным образом – религии. Обладая огромной эрудицией, особенно в сфере церковной истории и богословия, и необыкновенными диалектическими способностями, Хомяков был опасным противником западников.

 


Храповицкий Александр Васильевич (1749 – 1801)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-389.jpg

Сенатор, статс-секретарь императрицы Екатерины II, автор "Записок". По окончании курса в кадетском корпусе Храповицкий в 1766 году поступил в действительную службу подпоручиком, в 1772 году был в штате фельдмаршала графа К. Г. Разумовского генерал-аудитор-лейтенантом; перейдя на службу в сенат, был "у генерал-прокурорских дел" сначала секретарем, потом обер-секретарем; в конце 1781 года назначен управляющим экспедицией о государственных доходах и расходах, учрежденной при Сенате, а в 1783 году – в число статс-секретарей императрицы, или, как тогда говорилось, "у принятия челобитен". После путешествия императрицы в 1787 году, в котором Храповицкий участвовал и вел журнал, Екатерина II приблизила его к себе, давала ему обыкновенно особые поручения самого разнообразного характера, сделала его советчиком и сотрудником в ее литературных и исторических трудах, поручала ему исправлять слог в некоторых ее произведениях, составлять для них стихотворные части, подыскивать книги и географические карты, просматривать переводы на французский и т. п. Нередко императрица совещалась с ним по важным делам политики внешней и внутренней и особенно по делам финансовым и экономическим, в которых он считался специалистом. Через руки Храповицкого проходили разные представления от комиссии о строениях, планы относительно медной монеты и пр. В 1786 году он составил карантинное положение, а в 1787 году расследовал и исправил недостатки в управлении казенной суконной фабрикой в Ямбурге. По случаю обнаружения в 1789 году беспорядков и хищений в театральном управлении, Храповицкий вместе с Соймоновым были назначены ревизорами, а затем директорами театров, но уже в 1791 году оба они были удалены от этих должностей по жалобе актрисы Урановой, которой они препятствовали вступить в брак с актером Сандуновым из угождения графу Безбородко, ухаживавшему за Урановой.

Первое время после этого императрица была холодна к Храповицкому, но затем вернула ему свое расположение, и он по-прежнему исполнял все свои прежние обязанности при государыне до 2 сентября 1793 года, когда был сделан сенатором. Храповицкий был дружен с графом А. М. Мамоновым, графом А. А. Безбородко и Завадовским, пользовался расположением князя Потемкина и вообще умел ладить со всеми; императрица, часто награждавшая его денежными подарками, "удостаивала его даже очень любезных шуток и большой откровенности во многих совершенно интимных делах".

Но не служебная карьера и не литературная деятельность сохранили навсегда память о Храповицком: замечателен он как автор в высшей степени драгоценных "Памятных записок". Главное содержание его составляют заметки автора о том, что говорила и делала императрица; о себе автор говорит лишь крайне редко, о других лицах – лишь тогда, когда сообщаемое о них так или иначе касается императрицы. От дневника веет необыкновенной жизненной правдой и замечательной наблюдательностью.

 


Хрулев Степан Александрович (1807-1870)

Известный боевой генерал. Воспитывался в тульском Александровском университете, откуда выпущен в конную артиллерию; боевое поприще начал в польской войне 1831 года, находясь в отряде генерала Крейца; во время венгерской войны 1849 года командовал передовым отрядом авангарда главной армии. В 1853 году Хрулев принял участие в экспедиции против кокандцев; при осаде крепости Ак-Мечеть управлял осадными работами и вел на приступ штурмовые колонны. При начале восточной войны он был послан к войскам князя Горчакова в Дунайские княжества; особенно отличился при отражении турецкого десанта из крепости Силистрии на левом берегу Дуная (20 февраля 1854 года); принимал деятельное участие в действиях против Силистрии, а при снятии осады этой крепости командовал арьергардом; в деле под Журжей, на острове Родомане, был ранен.

В декабре 1854 года Хрулев был назначен состоять в распоряжении главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму, а в начале 1855 года переведен в состав севастопольского гарнизона и здесь выказал блестящую отвагу и распорядительность. 27 августа 1855 года, во время штурма, был ранен. Выдающиеся подвиги Хрулева при обороне Севастополя доставили ему орден Святого Георгия 3-й степени. В 1856 году он был назначен состоять в распоряжении главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом; позже командовал 2-м армейским корпусом.

 


Хрущев Александр Петрович (1806 – 1875)

Генерал-адъютант. Воспитывался во 2-м кадетском корпусе; участвовал в турецкой войне 1828 – 1829 годов; в 1851 году назначен командиром Волынского пехотного полка; отличился в сражении при Алме, после которого прикрывал отступление армии; участвовал в обороне Севастополя. При подавлении польского мятежа 1863 года Хрущев был начальником Люблинского военного отдела; в 1866 году назначен генерал-губернатором Западной Сибири и командующим войсками Западно-Сибирского военного округа, где и пробыл до конца 1874 года, посвятив много сил благосостоянию края и особенно охране наших границ и расширению торговых отношений с Китаем, Монголией и Средней Азией. После возвращения из Сибири был назначен членом Государственного совета.

 


Хрущев Андрей Федорович (1691 – 1740)

Советник адмиралтейской конторы, "конфидент" Волынского. После нескольких лет обучения в славянолатинской школе, Хрущев в 1714 году, по повелению Петра Великого, был отправлен в Голландию для изучения "экипажных и других адмиралтейских и машинных дел", откуда вернулся через семь лет. С 1726 года он состоял советником в адмиралтейской конторе. В 1735 году был командирован, в качестве главного помощника В. Н. Татищева, в Сибирь, "для надзора за рудокопными заводами". По возвращении оттуда, в конце 1730-х годов, Хрущев сблизился с А. П. Волынским, войдя в тесный кружок его "конфидентов" – образованных людей, сошедшихся на почве вражды к иноземцам-временщикам и стремлений к увеличению политических прав русского дворянства. Хрущев был главным помощником Волынского при составлении "Генерального проекта о поправлении внутренних государственных дел". Помимо указанных специальных занятий, кружок Волынского интересовался еще политическими сочинениями и старинными русскими летописями. В. Н. Татищев сообщает о своих беседах с ним по этим вопросам. У Хрущева была хорошая библиотека из французских, немецких, итальянских и голландских книг.

Когда Бирон приказал арестовать Волынского, то вскоре же были "схвачены" и его главные "конфиденты" – Хрущев и Еропкин. Первый на допросе сначала пытался выгородить Волынского, но затем, во время пытки на дыбе, оговорил его в стремлении к престолу. 27 июня 1740 года Хрущев, обвиненный "в государственных преступлениях", был обезглавлен вместе с Волынским и Еропкиным в Санкт-Петербурге, на Выборгской стороне, близ храма преподобного Сампсония Странноприимца.

 


Хрущев Петр Федорович (? – после 1772)

Лейб-гвардии Измайловского полка поручик. За произведенное вместе с дворянами Гурьевыми и другими возмущение и за оскорбление величества был приговорен в 1762 году к смертной казни, но помилован и сослан в Камчатку. Переведенный в июне 1770 года из Охотска в камчатский Большерецкий острог, Хрущев и другие ссыльные, воспользовавшись оплошностью коменданта Нилова, составили заговор против императрицы, убили Нилова, овладели казной, двумя пушками и военными припасами, на казенном судне "Святой Петр" вышли в море и 7 августа 1771 года достигли острова Формоза, откуда направились к берегам Франции и высадились там в январе 1772 года. Хрущев был принят на службу во французскую армию, но вскоре, соскучившись по родине, стал просить помилования у императрицы и умер в Сибири, "водворенный на свободное житье".