Уваров Федор Петрович (1773-1824)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-377.jpg

Граф, боевой генерал; сперва служил в конногвардейском полку, а затем переведен в Смоленский драгунский полк. Когда вспыхнуло восстание в Варшаве, он был там со своим эскадроном, но успел вывести его и соединиться с корпусом генерала Игельстрома; после того участвовал в разгроме мятежников. В 1794 году назначен генерал-адъютантом.

В 1805 году, командуя кавалергардским полком, 19 ноября прибыл под Аустерлиц и накануне боя был послан с 4 полками на усиление правого крыла; в день сражения несколько раз атаковал противника, а вечером находился в арьергарде Багратиона.

В 1810 году был отправлен в молдавскую армию Каменского, который поручил ему отдельный корпус для прикрытия осады Силистрии. По взятии этой крепости армия двинулась на Шумлу. За отличие в деле у Батына Уваров награжден орденом Святого Георгия 2-го класса. В начале Отечественной войны назначен был командовать резервным кавалерийским корпусом в 1-й Западной армии. Был в сражении при Бородине. После того, находясь в отряде Милорадовича, в бою при с. Крымском своей атакой содействовал счастливому исходу дела; под Вязьмой и Красным противник был принужден отступить от решительных атак конницы Уварова. В 1813 и 1814 годах состоял при императоре Александре I. В 1821 году назначен командующим гвардейским корпусом.

 


Угрюмова Мария-Терезия или Анна-Мария (? – около 1830)

Авантюристка и искательница приключений, наделавшая много шуму своим процессом не только в Польше, где этот процесс велся, но и за границей. Фамилия ее по отцу была де Нери, хотя называла она себя урожденной баронессой фон-Лаутенбург. В официальных польских бумагах она упоминается под именем Догрумовой, но настоящая ее фамилия была Угрюмова; Догрумовой же она названа потому, что обыкновенно подписывалась D'Ougremoff.

Сущность процесса Угрюмовой, который одно время заботил даже императрицу Екатерину II, как это видно из письма последней к русскому послу в Варшаве, графу Стакельбергу, заключается в следующем. В 1782 году жена майора русской службы Угрюмова появилась в Варшаве и заявила одному из первых польских вельмож, графу Мошинскому, что узнала о заговоре, составленном некоторыми представителями древних польских фамилий против короля, с целью лишить его жизни. Так как лица, на которых указала Угрюмова, считались сторонниками Екатерины II и, кроме того, Угрюмова заявила, что узнала о заговоре в Петербурге, то донос не мог не заинтересовать Екатерину II, политике которой мог быть нанесен чувствительный удар проделками авантюристки. Король не поверил доносу, тем более что от Угрюмовой нельзя было добиться ничего определенного. Делу не было дано никакого хода, и оно вскоре само собой заглохло.

В 1784 году Угрюмова снова сообщила королю о новом заговоре против него. Во главе, по ее словам, находился князь Адам Чарторыжский, но король опять не обратил на сообщение никакого внимания. Тогда Угрюмова переменила план действий. Она сообщила князю Чарторыжскому, что двое приближенных короля задумали убить его, причем дала подписку в справедливости своих слов и представила кое-какие доказательства. Чарторыжский арестовал указанных Угрюмовой лиц (Рыкса и генерала Комаржевского) и передал их в руки правосудия. Так как Чарторыжский жил не в ладах с королем и считался одним из главных претендентов на королевский престол, а Рыкс и Комаржевский были самыми приближенными лицами к королю, то враги Станислава-Августа не замедлили воспользоваться этим делом, чтобы обвинить его в посягательстве на жизнь своего двоюродного брата.

Сообщение Угрюмовой вызвало сильное движение против короля, покровительствуемого русской императрицей, и усилило партию польских патриотов, противников влияния русского правительства на польские дела. Приговор трибунала по делу Угрюмовой состоялся 15 марта 1785 года: заявление ее о преступном замысле Рыкса и Комаржевского было признано ложью и клеветой. Кроме того, Угрюмова была обвинена в присвоении себе различных имен, мошенничестве, краже и злостном вымысле о составлявшемся будто бы против короля заговоре. Она была присуждена к позорному столбу и клеймению левого плеча руками палача (на клейме была изображена виселица) и к содержанию в вечном заточении в Данцигской крепости. Даже после осуждения Угрюмовой подозрение, павшее на короля, не было устранено окончательно; враждебная королю партия продолжала утверждать, что он хотел избавиться от Чарто-рыжского посредством отравы. Впоследствии Угрюмова была освобождена из Данцигской крепости и проживала в имении князя Чарторыжского, где и умерла.

 


Ураз-Мухаммед (ок. 1572 – 1610)

Сын Ондан-султана, потомок Джучи, старшего сына Чингисхана. Предки его владычествовали в Синей орде. По сибирским летописям, Ураз-Мухаммед в 1588 году вместе с сибирским ханом Сеид-Ахмедом был хитростью захвачен в плен тобольским воеводой Чулковым, который препроводил пленников в Москву; по другим русским летописям, Ураз-Мухаммед приехал добровольно к русскому царю на службу, имея в то время 16 лет от роду (как утверждает одна турецкая летопись). В 1600 году царь Борис назначил Ураз-Мухаммеда касимовским царем; обряд возведения на царство был совершен в Касимове. Вслед за тем Ураз-Мухаммед был наряжен оберегать нашу границу от крымских татар. Первый самозванец подтвердил права Ураз-Мухаммеда на царство. Позже Ураз-Мухаммед перешел на сторону второго самозванца, но был убит им (в Калуге, на охоте), так как самозванец опасался измены с его стороны. За павшего касимовского царя Ураз-Мухаммеда явился мститель в лице крещеного ногайца, князя Петра Урусова, который умертвил второго самозванца.

 


Урусова Евдокия Прокофьевна (? – 1672)

Княгиня, урожденная Соковнина, известная староверка времен царя Алексея Михайловича. Подчинившись влиянию сестры своей Феодосьи Прокофьевны Морозовой и протопопа Аввакума, который был ее духовником, княгиня Урусова сделалась ярой защитницей старой веры. Никакие преследования, увещания, пытки не могли поколебать ее. Она, как и сестра, княгиня Морозова, была уморена голодом в темнице, где просидела во тьме более 21 месяца. Погребена в Боровске, где еще в 1820 году видели ее надгробную плиту с полустертой надписью.

 


Ушаков Александр Митрофанович (? – 1787)

Известный моряк. Учился в Морском кадетском корпусе. В 1771 году получил в командование трекатру "Святой Михаил" (нанятое у греков транспортное судно). Выйдя из порта Ауза (на острове Парос), Ушаков отправился с десантом к эскадре графа Орлова, вышедшей для разорения некоторых турецких островов Архипелага. Экипаж трекатры состоял из 31 матроса, а десанта было четыре офицера, 202 рядовых Шлиссельбургского мушкетного полка и 21 албанец – всего 258 человек. Сначала Ушаков шел вместе с прочими транспортами, перевозившими десант под конвоем фрегата, но в ночь на 8 сентября разлучился с отрядом и попал в штиль между островом Лемнос и Афонской горой. 12 сентября турки пустились к нему на пяти галерах; Ушаков, посоветовавшись с начальником десанта, капитаном Костиным, решился не сдаваться. Вокруг борта поставлены были вместо туров пустые водяные бочки, обвешенные постелями и платьем; таким образом получился как бы бруствер; прорублен порт для маленькой пушки и посланы две шлюпки с буксиром, чтоб удобнее было поворачивать трекатру при обороне. Две турецкие галеры атаковали наше судно с кормы, три – с правого борта, но, встреченные сильным картечным огнем, остановились. Оправясь, турки дружно устремились на трекатру с намерением абордировать ее. Подпустив их на пистолетный выстрел, Ушаков вдруг повернул к ним трекатру бортом и открыл непрерывный беглый огонь, чем принудил неприятеля отступить в большом расстройстве; одна галера потеряла мачту. В этом деле у нас убит один и ранено семь человек; паруса и такелаж были сильно повреждены; в правом борту оказалось пять пробоин. Исправив повреждения трекатры, Ушаков 16 сентября благополучно соединился с флотом.

 


Ушаков Андрей Иванович (1672 – 1747)

Граф, начальник тайной розыскной канцелярии, сын бедного дворянина. Петр Великий возвел его в звание тайного фискала (1714) и поручил наблюдать за постройкой кораблей. Когда Екатерина I лежала при смерти, Ушаков принимал участие в замысле отстранить от престола Петра II.

По вступлении на престол Анны Иоанновны он подписался под прошением дворянства, осуждавшим попытку Верховного совета ограничить императорскую власть (1730). В 1730 году назначен сенатором, в 1731 году – начальником канцелярии тайных розыскных дел; принимал ревностное участие в розыске по разным важным делам, например, по делу Волынского.

В царствование Иоанна Антоновича, когда шла борьба за то, кому быть регентом, Ушаков поддерживал Бирона. Но Бирон вскоре пал, и Ушаков вошел в милость при правительнице, благополучно освободясь от обвинения в содействии павшему временщику. Он отказался примкнуть к партии, произведшей переворот в пользу Елизаветы Петровны, но, когда переворот совершился, удержал влиятельное положение при новой императрице и даже участвовал в комиссии, производившей следствие по делу Остермана и других противников Елизаветы Петровны. В то время как все влиятельные члены прежнего управления были лишены мест или сосланы, Ушаков попал в обновленный состав сената (1741). В 1744 году возведен в графское достоинство. Бантыш-Каменский писал про Ушакова: "Управляя тайной канцелярией, он производил жесточайшие истязания, но в обществах отличался очаровательным обхождением и владел особенным даром выведывать образ мыслей собеседников".

 


Ушаков Симон или Пимен Федорович (1626 – 1686)

Знаменитый московский иконописец, происходил, вероятно, из посадских людей и, по-видимому, очень рано получил основательную подготовку к своей специальности, так как, будучи всего 22 лет от роду, был принят в царские "жалованные" (то есть получавшие постоянное содержание) мастера Серебряной палаты при Оружейном приказе. Здесь прямыми его обязанностями было "знаме-нить", то есть делать рисунки для разных предметов церковной утвари и дворцового обихода, преимущественно для золотых, серебряных и эмалированных изделий, расписывать знамена, сочинять узоры для рукоделий, чертить карты, планы и т. д. Усердно исполняя подобные работы, он писал, кроме того, образа для двора, церквей и частных лиц, причем приобрел вскоре известность лучшего на Москве иконописца. С переводом Ушакова на службу из Серебряной палаты в Оружейную, в 1664 году, круг его деятельности расширился, а слава возросла еще более: он стал во главе прочих царских мастеров, образовал целую школу иконописцев, пользовался милостями царя Алексея Михайловича и его преемников на престоле, исполнял всяческие их поручения по художественной части и до самой своей кончины жил в довольстве и почете. Икон, писанных Ушаковым, дошло до нас довольно много, но, к сожалению, большинство их искажено позднейшими записями и реставрациями. Как на сохранившиеся лучше других и особенно любопытные, можно указать на иконы: Благовещения, в которой главное изображение окружено композициями на темы акафиста Пресвятой Богородицы (находилась в церкви Грузинской Божьей Матери, в Москве), Владимирской Богоматери с московскими угодниками (там же), святого Федора Стратилата (у могилы царя Федора Алексеевича, в Архангельском соборе), Нерукотворенного спаса (в соборе Троице-Сергиевой лавры), Сошествия Святого Духа (там же) и на икону-портрет царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича (в Архангельском соборе). Эти произведения, равно как и другие работы Ушакова, свидетельствуют, что он был человек весьма развитый по своему времени, художник талантливый, прекрасно владевший всеми средствами тогдашней техники. Оставаясь на почве исконного русско-византийского иконописания, он не относился равнодушно к западному искусству, веяние которого вообще уже сильно распространилось в XVII столетии на Руси: писал и в старинной манере, и в новом, так называемом "фряжском" стиле, улучшал первый заимствованиями из второго и, вместо рабского повторения одних и тех же типов икон, вместо изображения окоченелых, неестественных фигур, изобретал новые композиции, присматривался к западным образцам и к натуре, стремился сообщать фигурам характерность и движение, хотя достигал всего этого, конечно, лишь настолько, насколько было ему доступно при тогдашней зависимости искусства от церкви и от требований русского быта.

 


Ушаков Федор Федорович (1743-1817)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-378.jpg

Знаменитый флотоводец, адмирал, легенда русского флота. Учился в Морском кадетском корпусе. Во время 1-й турецкой войны командовал разными судами в Азовском море и участвовал в защите берегов Крыма. В 1787 году с двумя фрегатами крейсировал в Черном море по случаю вновь начавшейся войны с Турцией; в следующем году принял начальство над авангардом (четыре фрегата) в эскадре контр-адмирала Войновича и участвовал в сражении с турецким флотом при Фидониси. В 1790 году Потемкин вверил ему начальство над Черноморским флотом, и с этих пор началась военная слава Ушакова.

Имея свой флаг на корабле "Святой Александр", он направился к берегам Анатолии, бомбардировал Синоп и истребил более 26 неприятельских судов; затем отразил от Керченского пролива турецкий флот, а у Гаджибея разбил его. В 1791 году, имея флаг на корабле "Рождество Христово", одержал победу при Калакрии. В 1798 году получил повеление идти в Константинополь и, по соединении с турецкой эскадрой, отправиться в архипелаг и Средиземное море. Здесь он занял острова Чериго, Занте, Кефалонию, Сан-Мавро и взятием крепости Корфу окончательно освободил Ионические острова из-под власти французов.

В 1800 году Ушаков, произведенный в адмиралы, возвратился со своей эскадрой в Россию. В 1802 году он был назначен главным командиром Балтийского учебного флота и начальником флотских команд в Санкт-Петербург. В 1807 году уволен от службы по болезни.

 


Ушинский Константин Дмитриевич (1824 – 1870)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-379.jpg

Знаменитый русский педагог; родился в Новгороде-Северском. В 1840 году Ушинский отправился в Москву и, выдержав экзамен, поступил на юридический факультет университета. 22 лет от роду он был приглашен в ярославский Демидовский лицей на кафедру энциклопедии законоведения. В 1850 году покинул лицей, не желая подчиняться таким требованиям начальства, которые должны были "убить живое дело". Переехав в Петербург, он поступил в департамент иностранных исповеданий, под начальство графа Д. А. Толстого, и стал помещать статьи критического и географического содержания в "Современнике" и "Библиотеке для Чтения". В 1855 году Ушинский поступил преподавателем в Гатчинский сиротский институт, где вскоре стал инспектором. Не получив специально педагогической подготовки, Ушинский быстро ознакомился с педагогической литературой и уже в 1857 году, в "Журнале для Воспитания", выступил с педагогическими статьями. В 1859 году он был назначен инспектором Смольного института. Сгруппировав в институте лучшие педагогические силы, Ушинский внес в это заведение совершенно новые начала. Эта преобразовательная деятельность вызвала недовольство среди педагогов старого закала, не стеснявшихся обвинять Ушинского в неблагонадежности. Несмотря на то, что Ушинский находил сочувствие у весьма влиятельных лиц, он вынужден был оставить институт и получилкомандировку за границу.

Почти одновременно с деятельностью в институте Ушинский принял на себя редактирование "Журнала Министерства Народного Просвещения" и превратил его из сухого сборника официальных распоряжений и научных статей в педагогический журнал, весьма отзывчиво относившийся к новым течениям в области народного образования. Последние годы жизни Ушинский посвятил литературной деятельности.

Живая струя, проникшая в русскую жизнь, коснулась воспитания и образования. Для освобожденного народа нужны были школы, для школ – учителя и книги. Ушинский горячо ратовал за устройство учительских семинарий и отдал много времени составлению книг для чтения и первоначального обучения: "Детский Мир" и "Родное Слово". Отводя в этих книгах видное место естественнонаучному материалу, он остается верен заветам реалистической педагогики Коменского, Локка и Песталоцци. Подобно Песталоцци, Ушинский дал в руки родителей и учителей особое руководство к своему "Родному Слову", имевшее обширное влияние на русскую народную школу. Большое значение следует признать и за трудом Ушинского "Человек как предмет воспитания, опыт педагогической антропологии". Не примыкая к последователям какой-либо определенной философской системы, Ушинский рассматривает психические явления вполне самостоятельно и дает, между прочим, ценный анализ чувствований.

 


Ушков Петр Капитонович (1840 – 1898)

Известный химический заводчик и промышленный деятель, выдающийся пионер русской химической промышленности. Ушков получил весьма скромное образование в городском училище в Елабуге. В 1868 году, унаследовав от отца небольшой хромпиковый завод (Кокшанский) в Елабужском уезде, на котором между прочим, кроме хромпика, впервые в России было введено производство серной кислоты из колчеданов (уральских), он основательно изучил практику химического заводского дела во время многочисленных своих поездок по России и особенно за границу, в Англию и Германию, где познакомился с постановкой этого дела на крупнейших химических заводах. Этому в значительной мере помогло также и общение его с выдающимися русскими и иностранными химиками и учеными техниками (Менделеев, Зайцев, Канонников и др.). Упрочив и расширив деятельность Кок-шанского завода, Ушков вскоре основал второй завод, Бондюжский, в 30 верстах от Елабуги, на р. Каме, который, как по разнообразию и размерам своего производства, так и по образцовой постановке дела занял в 90-х годах едва ли не первое место среди всех русских химических заводов. Ушкову принадлежит заслуга утверждения у нас в России и постановки в широких размерах производства серной кислоты (купоросного масла) из колчеданов, введение извлечения меди из колчеданных огарков гидрометаллургическим путем и пр. Им же впервые применена нефть как топливо, в химических производствах, например, для обжига извести и пр. Заводы Ушкова перерабатывали почти исключительно одни русские сырые материалы и руководились русскими техниками.