Кондратенко Роман Исидорович (1857-1904)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-222.jpg

Знаменитый защитник Порт-Артура. Высшее образование получил в академиях Инженерной и Генерального штаба. Прослужив некоторое время по инженерному ведомству, в 1895 году получил полк, а перед войной – 7-ю Восточно-Сибирскую стрелковую бригаду в Порт-Артуре. Будучи начальником обороны всего сухопутного фронта крепости, он закончил многие ее сооружения.

17 июля началась осада крепости. Кондратенко проводил целые дни на угрожаемых участках, руководя обороной, поднимая дух гарнизона, вселяя в него уверенность в успехе. По инициативе Кондратенко при отражении штурмов были применены ручные гранаты и другие противоштурмовые средства. 2 декабря 1904 года разорвавшимся в каземате снарядом Кондратенко был убит.

Кондратенко обладал талантом воздействовать на дух войск, что особенно проявилось при отражении нескольких штурмов, когда никто не надеялся уже на успех; он связал сухопутные и морские войска в одно целое, умело организуя их для совместных действий. Память Кондратенкобыла увековечена присвоением его имени 25-му Восточно-Сибирскому стрелковому полку и минному крейсеру, а также учреждением премий и стипендий. Петербургская городская дума наименовала одно из городских начальных училищ "в память Романа Исидоровича Кондратенко". Его называли народным героем.

 


Кондратьев Иван Гаврилович (? – 1635)

Русский служилый человек. Был послан в 1615 году во Францию с наказом и жалобой на королей польского и шведского и с известием о вступлении на престол Михаила Федоровича. Ему поручено было также сватать за царя какую-либо из принцесс дома Бурбонов. Не преуспев в этом, он был принят в Бордо Людовиком XIII и по возвращении сообщил царюмного важных сведений о политическом состоянииЕвропы. Умер воеводой.

 


Кони Анатолий Федорович (1844 – 1927)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-223.jpg

Судебный деятель и писатель. После окончания университета поступил на службу сначала в государственном контроле, потом в военном министерстве. С введением судебной реформы Кони перешел в Санкт-Петербургскую судебную палату на должность помощника секретаря, а в 1867 году – в Москву,секретарем прокурора Московской судебной палаты Ровинского. Занимая видные судебные должности в Санкт-Петербурге, Москве, Сумах, Харькове, Казани, в 1885 году был обер-прокурором кассационного департамента Сената, в 1891 году – сенатором. Таким образом, Кони пережил на важных судебных постах первое тридцатилетие судебных преобразований и был свидетелем тех изменений, которые совершались за это время в судебном деле, в отношениях к нему как правительственной власти, так и общества. В 1875 году Кони был назначен членом совета управления учреждений великой княгини Елены Павловны; в 1892 году избран Московским университетом в почетные его члены. С неизменной преданностью служил Кони судебным уставам как в период увлечения ими, так и в период скептического к ним отношения. Такое неустанное служение делу правосудия было нелегким. Он создал в лице своем живой тип обвинителя и судьи, доказав своим примером, что можно служить государственной охране правовых интересов, не забывая о личности подсудимого. В качестве судьи он сводил – выражаясь его словами – "доступное человеку в условиях места и времени великое начало справедливости в земные, людские отношения", а в качестве прокурора был "обвиняющим судьей, умевшим отличать преступление от несчастия, навет от правдивого свидетельского показания". Русскому обществу Кони известен в особенности как оратор. Переполненные залы судебных заседаний по делам, рассматривавшимся с его участием, стечение многочисленной публики на его литературные и научные речи, успех его судебных речей, когда они появлялись в печати, – все это служит тому подтверждением. Он воспитался под влиянием литературной и артистической среды, к которой принадлежали его родители; в Московском университете он слушал лекции Крылова, Чичерина, Бабста, Дмитриева, Беляева, Соловьева; слушание этих лекций заложило в нем прочные основы философского и юридического образования, а личные сношения со многими представителями науки, изящной литературы и практической деятельности поддерживали в нем живой интерес к разнообразным явлениям умственной, общественной и государственной жизни. Обширная, не ограничивающаяся специальной областью знаний эрудиция при счастливой памяти давала ему обильный материал, которым он умел пользоваться как художник слова. Судебные его речи всегда отличались высоким психологическим интересом, развивавшимся на почве всестороннего изучения индивидуальных обстоятельств каждого данного случая.

С 1894 по 1899 годы Кони участвовал в комиссии для пересмотра судебных уставов, отстаивая в своих особых мнениях их основные начала, ратуя за несменяемость судей, за упразднение судебной власти земских начальников, за невозможность передачи полиции следственных функций. В 1900 году перешел из Уголовного кассационного департамента в общее собрание Сената. В том же году избран почетным академиком разряда изящной словесности Академии наук. В 1907 году назначен членом Государственного совета. Кони пользовался широкой и заслуженной общественной известностью не только как судебный оратор, но и как лектор и как писатель. Его судебные речи выдержалинесколько изданий. Главную силу Кони составляют его блестящие характеристики людей, с которыми он встречался и сталкивался "на жизненном пути". В его воспоминаниях яркой вереницей проходят Л. Н. Толстой, Пирогов, Стасюлевич, Чупров, Ключевский и мн. др.

 


Коновницын Петр Петрович (1764 – 1822)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-224.jpg

Граф, генерал-адъютант. При Екатерине II участвовал в войнах шведской и польской. После вступления на престол Павла I Коновницын был отставлен от службы и проживал в деревне до 1806 года, когда был избран петербургским дворянством в начальники земского войска губернии. Будучи принят на действительную службу, он образцово организовал продовольственную часть армии, действовавшей в Финляндии. В 1812 году, стоя во главе дивизии, Коновницын отличился в делах при Островне, Смоленске и Лубине. 16 августа Кутузов вверил ему арьергард армии, которому до Бородина пришлось выдерживать непрерывные бои и обеспечивать отступление армии. Под Бородином Коновницын временно замещал раненого Багратиона, затем командовал корпусом, а в Филях был назначен дежурным генералом армии; в этом звании принимал деятельное участие в боях при Тарутине и Малоярославце, под Вязьмой и Красным. В кампанию 1813 года был ранен под Люценом, после чего состоял при императоре Александре I. В 1815 – 1819 годах был военным министром, с 1819 года – главным директором Пажеского и других кадетских корпусов, Царскосельского лицея и лицейского пансиона, с назначением членом Государственного совета; тогда же возведен в графское достоинство. Коновницын отличался неустрашимостью, искусством говорить с солдатами и овладевать сердцами подчиненных. Имя его было присвоено 4-му пехотному Копорскому полку.

 


Конисский Георгий (1717-1795)

Известный проповедник и поборник православия в борьбе с унией (в миру Григорий Осипович). Учился в Киевской духовной академии. В 1754 году по настоянию императрицы Елизаветы Петровны назначен епископом Белорусским. Он устроил духовную школу, открыл типографию, отстраивал церкви. С восшествием на престол Екатерины II Конисский подал ей жалобу, где указывал на тяжелое положение в Польше православных, и, присутствуялично при ее коронации, просил у нее заступничества. Синод хотел поручить ему управление Псковской епархией, но Екатерина нашла, что он "нужен в Польше". В 1765 году Конисский отправился в Варшаву и подал королю Станиславу мемориал "Права и вольности исповедывающих греко-восточную веру", переведенный затем на многие европейские языки, как образец защиты веротерпимости. После первого раздела Польши Конисский хлопотал о воссоединении униатов с православием. Рескрипт 1780 года дал ему возможность после опроса прихожан о желании перейти в православие присоединить к православной церкви вакантные униатские приходы. За четыре года перешло в православие до ста тысяч человек. В своих проповедях он обличал не только , индивидуальные пороки и грехи, но и социальные язвы, особенно лихоимство и злоупотребление помещичьей властью, а также свободомыслие во вкусе Вольтера и энциклопедистов. Он издал "Историческое известие о епархии Могилевской", "Записки о том, что в России до концаXVI столетия не было никакой унии с Римской церковью" и другие произведения. А. С. Пушкин необыкновенно высоко ставил Конисского как защитника православных.

 


Константин Васильевич (? -1355)

Младший из двух сыновей князя суздальского Василия Андреевича. В 1350 году перенес престол свой из Суздаля в Нижний Новгород, мирно подчинил себе часть мордовских земель и заселил их русскими, шедшими сюда охотно, потому что Константин давал свободу в выборе мест для поселения (по Волге, Оке и Кудьме). По смерти Симеона Гордого(1353) Константин стал добиваться Владимирского великого княжества. Сторону его в Орде приняли новгородцы, много терпевшие от Москвы, но хан все-таки дал великое княжение Иоанну Иоанновичу. В 1355 году "князь великий Иван Иванович взя любовь со князем Константином Васильевичем суздальским", который в том же году скончался.

 


Константин Добрынин (? – 1022)

Новгородский посадник, сын и преемник известного Добрыни. Объявлен посадником в 1017 году. В 1018 году Ярослав Владимирович, потерпев на юге поражение от Болеслава Храброго и Святополка, прибыл в Новгород и приготовился бежать далее, "за море"; но Константин Добрынич и новгородцы собрали деньги, наняли варягов и сами вооружились на помощь Ярославу. Ярослав в 1019 году за что-то разгневался на Константина и заточил его, по позднейшим летописным известиям, на 3 года в Ростове. Потом он был переведен в Муром и там убит.

 


Константин Павлович (1779 – 1831)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-225.jpg

Великий князь, второй сын императора Павла Петровича. Воспитывался совместно с братом своим Александром под наблюдением императрицы Екатерины II и выбранных ею учителей, среди которых самое видное место занимал Лагарп. Во время увлечения Екатерины II греческим проектом Потемкина Константин предназначался на престол будущей Константинопольской империи, которая должна была образоваться с изгнанием турок из Европы; его даже подготовляли к этой роли.

В царствование Павла Константин участвовал в Итальянском походе Суворова. Принимал участие в войнах против Наполеона; при Аустерлице, равно как в кампании 1812 – 1813 годов, командовал гвардией. Со времени Аустерлицкого поражения Константин принадлежал к сторонникам мира с Наполеоном, или к так называемой французской партии. В начале кампании 1812 года он находился при армии, но затем был отослан Барклаем де Толли, с которым у него были постоянные и резкие столкновения, в Петербург. С образованием Царства Польского Константин Павлович был назначен в 1816 году главным предводителем польских войск, но широкие полномочия, ему данные, обращали его скорее в вице-короля. Немало усилий употреблено было Константином для организации польской армии, но он не успел привязать эту армию к себе и восстановил против себя и сеймовых депутатов, и население. В 1820 году он развелся с первой своей женой, герцогиней Саксен-Кобургской Анной, иженился на Иоанне Грудзинской, которой император Александр I дал титул княгини Лович. Вследствие этого брака Константин отказался от права наследования престола, предоставляя его следующему брату, великому князю Николаю Павловичу. Тайна, в которой сохранялось это отречение при жизни Александра I, дала повод к возникновению смуты после кончины императора, но Константин остался верен своему отречению.

По вступлении на престол императора Николая I у него завязалась оживленная переписка с Константином Павловичем, в которой затрагивались важные вопросы внешней и внутренней политики. В 1830 году подготовленные комитетом 6 декабря 1826 года крупные реформы были остановлены, между прочим, ввиду высказанного Константином Павловичем "решительного мнения против предначертанных перемен и непреодолимой мысли, что, по крайней мере, по главнейшим предметам лучше, казалось бы, остановиться и отдать их еще на суд времени". Во время восстания в Варшаве, в ноябре 1830 года, поляки напали на загородный дворец Бельведер, в котором жил Константин Павлович; предупрежденный вовремя, великий князь успел спастисьи, став во главе русских войск, отвел их на границу Царства Польского. При усмирении восстания Константин Павлович, находясь под начальством генерала Дибича, командовал русским резервным корпусом. В 1831 году, 15 июня, он умер в Витебске от холеры.

 


Копиевский Илья Федорович (? – после 1707)

Один из сотрудников Петра Великого по распространению просвещения в России. Составлял и издавал русские книги. Сначала они печатались в типографии Тессин-га в Амстердаме. Позже он завел свою типографию и, получив от голландского правительства привилегию на печатание русских книг, издал значительное их количество. В 1699 году выпустил первое печатное русское библиографическое пособие "Рядовой чин им же книги именуются". Всего в амстердамский период Копиевским было издано и подготовлено к печати около 1/4 всех кириллических книг, вышедших в России, на Украине и в Белоруссии (15 книг). Он писал и "стихи поэтыцкие", восхваляя деятельность Петра. Между изданными Копиевским книгами есть учебники навигации, арифметики, грамматики, практические руководства по изучению разговоров, басни Эзопа. Лучшая книга – латинская грамматика. Поскольку типографские рабочие не знали русского языка, Копиевский был не только сочинителем, переводчиком и редактором, но и типографщиком, и наборщиком. В 1702 году Копиевский пытался перейти в Берлин, чтобы оказаться ближе к России, но переговоры его с Берлинской академией наук были безуспешны. В 1705 и 1706 годах Копиевский был в Данциге; в 1707 году он приехал в Россию и состоял при Якове Брюсе, который его за ненадобностью, отослал к Г. И. Головкину, начальнику посольской канцелярии. Дальнейшая судьба Копиевского неизвестна.

 


Корейша Иван Яковлевич (около 1780 – 1861)

Известный в свое время юродивый. Учился в Смоленской семинарии, был учителем, странствовал по монастырям, затем поселился в Смоленске. Аскетическая жизнь Корейши и его склонность пророчествовать привлекали к нему многочисленных посетителей, несмотря на вывешенное им объявление, что принимаются лишь соглашающиеся вползти к нему на коленях. В 1812 году видели Корейшу следующим за неприятельской армией, от которой он выносил много насмешек. В 1817 году сбывшееся предсказание Корейши навлекло на него гнев какого-то влиятельного лица, и Корейша был отправлен в больницу умалишенных, в Москву. Здесь его посадили в сырой подвал, приковав цепью к стене. К нему стал стекаться народ; начальство больницы брало за вход по 20 копеек с человека, и эти деньги шли на нужды других больных. В 1821 году один из молодых врачей настоял на том, чтобы Корейшу расковали и перевели в отдельную комнату. Редкий день проходил без того, чтобы у Корейши не побывала сотня посетителей, благоговейно прислушивавшихся к его нескладным прорицаниям. Его посещали многие представители (особенно представительницы) высшего света, терпеливо переносившие грубые и часто циничные выходки больного. Его славили как юродствующего во имя Христа, заявляя, что он обладает двойным зрением и знает прошедшее и будущее. Корейша любил петь духовные гимны собственного сочинения. Имя Корейши было очень популярно в полемической литературе 1860-х годов: чтобы охарактеризовать нелепость взглядов противника, его часто сравнивали с Корейшей.

 


Корнилов Владимир Алексеевич (1806 – 1854)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-226.jpg

Вице-адмирал, знаменитый защитник Севастополя. Учился в Морском кадетском корпусе; участвовал в Нава-ринском сражении. С 1842-го по 1846 год командовал кораблем "Двенадцать Апостолов". Командирован был в Англию наблюдать за постройкой пароходов для Черноморского флота; в 1849 году назначен начальником штаба этого флота; принимал участие в Синопском бое; после открытия Крымской кампании стал во главе обороны северной стороны Севастополя. Затопив по приказанию главнокомандующего пять старых кораблей для преграждения входа в Севастопольскую бухту, Корнилов употребил экипаж их на укрепление самого города и с поразительной быстротой устроил цепь редутов, бастионов и батарей. Вскоре Корнилов оставил северную сторону, так как отряжен был на помощь адмиралу Нахимову, защищавшему южную сторону. Здесь Корнилов проявил необыкновенную энергию, распорядительность, бесстрашие и спокойствие и заслужил безграничное доверие подчиненных, воодушевлявшихся примером своего вождя. В первый же день бомбардирования Севастополя, 5 октября 1854 года, Корнилов был на Малаховом кургане смертельно ранен ядром.

 


Короленко Владимир Галактионович (1853 – 1921)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-227.jpg

Писатель. Отец его, занимавший должность уездного судьи в Житомире, Дубне, Ровно, отличался редкой нравственной чистотой. В главных чертах сын обрисовал его в полуавтобиографической повести "В дурном обществе" в образе идеально честного "пана-судьи" и более подробно – в "Истории моего современника". Детство и отрочество Короленко протекли в маленьких городках, населенных поляками, русскими, украинцами и евреями. Бурная история этих мест оставила здесь воспоминания и следы, полные романтического обаяния.

В 1870 году Короленко окончил курс в Ровенском реальном училище. Незадолго до этого умер его отец, оставив многочисленную семью почти без всяких средств. Когда в 1871 году Короленко поступил в Санкт-Петербургский технологический институт, ему пришлось вынести самую тяжелую нужду. Короленко вместе с братьями добывал средства к существованию для себя и семьи корректурной работой. С конца 70-х годов Короленко подвергается аресту и ряду административных кар. После нескольких лет ссылки в Вятской губернии он в начале 80-х годов был поселен в Восточной Сибири, в 300 верстах за Якутском. Сибирь произвела на него огромное впечатление и дала материал для лучших очерков: "Сон Макара", "Записки сибирского туриста", "Соколинец", "В подследственном отделении".

В 1885 году Короленко разрешено было поселиться в Нижнем Новгороде, и с тех пор все чаще и чаще фигурирует в его рассказах верхневолжская жизнь: "На солнечном затмении", "За иконой", "Река играет", в полуэтнографических "Павловских очерках" и др. Общественная деятельность Короленко за все время его 10-летнего пребывания в Нижнем была чрезвычайно яркой. Он стал своего рода "учреждением"; около него сгруппировались лучшие люди края для борьбы со злоупотреблениями всякого рода. К числу самых блестящих эпизодов нижегородского периода жизни принадлежит так называемое "Мултанское дело", когда благодаря замечательной энергии Короленко и искусно поведенной защите были спасены от каторги обвинявшиеся в ритуальном убийстве вотяки.

В 1894 году Короленко ездил в Англию и Америку и часть своих впечатлений выразил в повести "Без языка", несколько сбивающейся на анекдот, но в общем написанной блестяще и с чисто диккенсовским юмором. С 1895 года Короленко – член редакции и официальный представитель "Русского Богатства". В 1900 году при образовании разряда изящной словесности при Академии наук Короленко был в числе первых, избранных в почетные академики, но в 1902 году в связи с отменой выборов в почетные академики Горького Короленко вернул свой диплом с письменным протестом. С 1900 года Короленко поселился в Полтаве. Превосходный, истинно поэтический язык, редкая оригинальность сюжета, необыкновенная сжатость и вместе с тем рельефность характеристики лиц и предметов (последнее вообще составляет одну из сильнейших сторон художественного дарования Короленко) – все это произвело чарующее впечатление, и писателю сразу отведено было место в первых рядах литературы.

 


Корсаков Михаил Семенович (1826-1871)

Государственный деятель. Учился в школе гвардейских юнкеров и подпрапорщиков. Состоял при Н. Н. Муравьеве, генерал-губернаторе Восточной Сибири. Время службы Корсакова в Сибири совпало с началом обширных и сложных мероприятий, результатом которых было присоединение к России Амурского края. В начале 1849 года Корсаков был командирован с секретным поручением в Охотское море для встречи транспорта "Байкал", отправленного для разведки в устье Амура. Путешествие было чрезвычайно трудным – Корсакову пришлось проехать 1200 верст верхом за 12 дней; данное ему поручение Корсаков выполнил очень успешно. Затем он плавал вдоль берегов Охотского моря и был отправлен в Петербург с донесением о посещенных им, дотоле почти неизвестных краях. Из Петербурга он сухим путем проехал 14000 верст на Камчатку, куда был командирован для перенесения порта Петропавловск; в 1851 году он руководил снабжением Аянского порта и берегов Камчатки всеми необходимыми припасами.

В 1854 году Корсаков вновь снарядил экспедицию на реку Амур и сам в ней участвовал. В 1855 году назначен военным губернатором Забайкальской области и наказным атаманом Забайкальского казацкого войска. В 1860 году назначен председателем совета главного управления Восточной Сибири, в 1862 году – генерал-губернатором. Его именем названы пост Корсаковский и поселение Приморской области Корсаковское.

 


Корф Андрей Николаевич (1831 – 1893)

Барон, генерал-адъютант, генерал от инфантерии. В 1884 году назначен Приамурским генерал-губернатором; принял ряд мер, способствовавших развитию края (просвещение местного населения; колонизацияЮжно-Уссурийского края, охрана котиковых промыслов, морские связи с Дальним Востоком, разработка каменного угля на Сахалине).

 


Костомаров Николай Иванович (1817 – 1885)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-228.jpg

Знаменитый русский историк. Отец его был помещик, мать – малороссийская крестьянка, прежде крепостная, учившаяся в одном из московских пансионов. Позднее отец Костомарова женился на ней, но Костомаров родился до брака, и хотя отец собирался усыновить его, но не успел этого сделать. Отец Костомарова, поклонник французской литературы XVIII в., идеи которой он пытался прививать и малолетнему сыну, и своей дворне, был вместе с тем жестоким помещиком; в 1828 году он был убит своими дворовыми людьми, похитившими при этом скопленный им капитал.

Окончив курс в Воронежской гимназии, Костомаров в 1833 году стал студентом Харьковского университета. Уже в первые годы учения сказались блестящие способности Костомарова, но природная живость характера и низкий уровень учителей того времени мешали ему серьезно увлечься занятиями. В 1835 году на кафедре всеобщей истории в Харькове появился М. М. Лунин. Лекции его оказали на Костомарова сильное влияние; он с жаром отдался изучению истории. У Костомарова, отчасти под влиянием Лунина, стал складываться взгляд на историю, сильно отличавшийся от господствовавших тогда среди русских историков воззрений. Мысль об истории народа и его духовной жизни в противоположность истории государства сделалась основной идеей Костомарова. Видоизменяя понятие о содержании истории, он раздвигал и круг ее источников и изучал ее "не только по мертвым летописям и запискам, а и в живом народе". Он выучил украинский язык, предпринимал "этнографические экскурсии". В 1840 году он выдержал магистерский экзамен и в 1842 году напечатал диссертацию "О значении унии в западной России". После резко отрицательного отзыва профессора Устрялова Костомаров написал другую диссертацию – "Об историческом значении русской народной поэзии", которую и защитил в начале 1844 года.

В 1846 году совет Киевского университета избрал Костомарова преподавателем русской истории, и с осени этого года он начал свои лекции, вызвавшие сразу глубокий интерес слушателей. В Киеве, как и в Харькове, около него составился кружок лиц, члены которого, увлеченные романтическим пониманием народности, мечтали об общеславянской взаимности, соединяя с последней пожелания внутреннего прогресса в собственном отечестве. С целью распространения этих идей дружеский кружок преобразовался в общество, получившее название Кирилло-Мефодиевского. Студент Петров, подслушавший беседы членов кружка, донес на них; они были арестованы (весной 1847 года), обвинены в государственном преступлении и подвергнуты различным наказаниям. Костомаров, просидев год в Петропавловской крепости, был "переведен на службу" в Саратов и отдан под надзор местной полиции, причем ему воспрещалось как преподавать, так и печатать свои произведения. Костомаров в Саратове продолжал писать "Богдана Хмельницкого", начал новую работу о внутреннем быте Московского государства XVI – XVII веков, вновь совершал "этнографические экскурсии", собирал песни и предания, знакомился с раскольниками и сектантами.

В 1856 году отменено было запрещение печатать его сочинения и снят с него надзор. Совершив поездку за границу, Костомаров опять поселился в Саратове, где написал "Бунт Стеньки Разина" и принимал участие в качестве делопроизводителя губернского комитета по улучшению быта крестьян в подготовке крестьянской реформы. Весной 1859 года он был приглашен Петербургским университетом занять кафедру русской истории. Тяготевшее еще над ним запрещение педагогической деятельности было снято по ходатайству министра Е. П. Ковалевского, и в ноябре 1859 года Костомаров открыл свои лекции в университете. Это была пора наиболее интенсивной работы в жизни Костомарова и наибольшей его популярности. У Костомарова сложился особый взгляд на историю образования Московского государства, резко противоречившийтем воззрениям, какие высказывались славянофильской школой и С. М. Соловьевым. Одинаково далекий от мистического преклонения перед народом и от одностороннего увлечения идеей государственности, Костомаров старался не только раскрыть условия, приведшие к образованию московского государственного строя, но и определить ближе самый характер этого строя, его отношение к предшествовавшей ему жизни и его влияние на народные массы. В 1860 году он принял вызов Погодина на публичный диспут по вопросу о происхождении Руси, которую Костомаров выводил из Литвы. Противники остались при своих мнениях. В эту же пору Костомаров был избран членом археографической комиссии и предпринял издание актов по истории Малороссии XVII в. Подготовляя эти документы к изданию, он начал писать по ним ряд монографий, которые должны были в результате составить историю Малороссии со времени Хмельницкого; эту работу он продолжал до конца жизни.

После вызванного студенческими беспорядками 1861 года закрытия Петербургского университета несколько профессоров, в их числе и Костомаров, устроили (в городской думе) систематические публичные лекции, известные в тогдашней печати под именем вольного, или подвижного, университета: Костомаров читал лекции по древней русской истории. Его политическая благонадежность вновь оказалась под подозрением главным образом благодаря усилиям московской "охранительной" печати. Костомаров ограничился одной литературной деятельностью, окончательно уйдя в изучение прошлого и в архивные работы. Он создает "Северорусские народоправства", "Смутное время Московского государства", "Последние годы Речи Посполитой", "Русскую историю в жизнеописаниях главнейших ее деятелей". В 1875 году Костомаров перенес тяжелую болезнь, сильно подорвавшую его здоровье. В этом же году он женился на Ал. Л. Кисель, урожденной Крагельской, которая еще в 1847 году была его невестой, но после его ссылки вышла замуж за другого.

После долгой и мучительной болезни с неутомимой энергией работал Костомаров до самой смерти.

Общее значение Костомарова в развитии русской историографии можно без всякого преувеличения назвать громадным. Им была внесена и настойчиво проводилась во всех его трудах идея народной истории. Сам Костомаров понимал и осуществлял ее главным образом в виде изучения духовной жизни народа. Глубоко вдумываясь, почти вживаясь в изучаемую им старину, он воспроизвел ее в своих работах такими яркими красками, в таких выпуклых образах, что она привлекала читателя и неизгладимыми чертами врезывалась в его ум. В лице Костомарова счастливо соединялись историк-мыслитель и художник – и это обеспечивало ему. не только одно из первых мест в ряду русских историков, но и наибольшую популярность среди читающей публики.

 


Котошихин Григорий Карпович (1630-1667)

Писатель. С конца 50-х годов XVII века был подьячим в Посольском приказе. Состоял при посольстве князя Прозоровского и Ордина-Нащокина, принимая участие в переговорах, завершившихся Кардисским миром со Швецией. В 1663 году шведскому комиссару Эберсу за деньги сообщал копии с секретных инструкций, данных русским уполномоченным по вопросу о денежных претензиях. В начале 1664 года Котошихин был послан к стоявшей на Днепре армии князя Черкасского и князя Прозоровского для ведения канцелярских дел. Сменивший Черкасского и Прозоровского воевода князь Юрий Владимирович Долгорукий потребовал от Котошихи-на, чтобы тот написал донос на его предшественников. Не желая исполнить этого требования и опасаясь мести Долгорукого, Котошихин бежал сначала в Польшу, потом в Пруссию и Любек и, наконец, в Нарву, откуда был отослан в Стокгольм. За границей он принял имя Ивана-Александра Селицкого. В Стокгольме он был принят на шведскую службу и причислен к государственному архиву. Здесь он написал сочинение о России в царствование Алексея Михайловича.

За убийство в нетрезвом виде хозяина дома, в котором жил Котошихин, он по приговору суда был обезглавлен в Стокгольме в 1667 году.

Рукопись сочинения Котошихина в шведском переводе находилась в нескольких библиотеках в Швеции. В 30-х годах XIX столетия о ее существовании узнал А. И. Тургенев. В 1837 году профессор гельсингфорсского университета С. В. Соловьев нашел перевод ее в Стокгольмском государственном архиве, а в 1838 году им был открыт и русский оригинал в библиотеке Упсальского университета. Сочинение Котошихина разделяется на 13 глав, в которых он описывает царя и царскую семью, их образ жизни, придворные церемонии, царских чиновных и служилых людей, сношения московских царей с иноземными государями, дворцовое хозяйство, приказы, города, их управление, организацию войска, торговых людей и торговлю, крестьян, бояр и их быт. Хорошо знакомый со всеми сторонами жизни Московского государства, Котошихин сообщает драгоценные данные для изучения государственной и общественной жизни допетровской Руси.

 


Коцебу Отто Евстафиевич (1787-1846)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-229.jpg

Известный путешественник. Совершил три странствия вокруг света: в 1803 – 1806 годах с Крузенштерном и два самостоятельных – в период с 1815-го по 1818 год (открыл в Тихом океане немало островов, залив Коцебу и архипелаг Румянцева) и в 1823 – 1826 годах. Описал свое путешествие для открытия северо-восточного прохода и последнее путешествие вокруг света.

 


Коцебу Маврикий Евстафиевич (1789 – 1861)

Вместе с братом Отто совершил путешествие вокруг света под начальством Крузенштерна, потом поступил на военную службу. В войну 1812 года был взят в плен французами и освободился лишь в 1814 году; в 1817 году он совершил путешествие в Персию.

 


Кочубей Василий Леонтьевич (1640-1708)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-230.jpg

Обличитель Мазепы. В 1681 году он был регентом войсковой канцелярии, в 1687 году – генеральным писарем и в этом звании скрепил сочиненный Мазепою донос на Самойловича. Мазепа, став гетманом, наградил Кочубея деревнями (в том числе – знаменитой Диканькой), назначил генеральным судьей, а в 1700 году исходатайствовал звание стольника. Доверие Мазепы к Кочубею было настолько велико, что он ему первому рассказал о своем намерении отложиться от России. Между тем Мазепа полюбил шестнадцатилетнюю красавицу – дочь Кочубея, Матрену ("Мария" пушкинской "Полтавы"), и хотел вступить с нею в брак, но встретил несогласие родителей, особенно гордой жены Кочубея. Мазепе удалось соблазнить Матрену, которая, порвав с родительским домом, переехала жить к нему. После этого старики Кочубеи некоторое время не бывали у Мазепы и писали ему негодующие письма, на которые он отвечал, обвиняя их самих в несогласии выдать дочь за него замуж и указывая на свое великодушное отношение к ним, так как он шестнадцать лет терпел их "поступки смерти годные". Кочубеи стали продолжать прежние отношения с Мазепою, но затаили злобу в душе. Считают, что по инициативе жены Кочубея был послан с бродячим монахом Никанором словесный донос на Мазепу. Над Мазепоюбыл учрежден надзор, но ничего компрометирующего не выяснилось. В 1707 году был послан второй донос с выкрестом из евреев, Петром Яценко. Об этом узнал Мазепа, но, приняв меры предосторожности, все же оставил Кочубеев в покое. Они послали через своих соумышленников – полковника Искру и священника Святайлу – новый донос, переданный Петру через киевского губернатора, князя Д. М. Голицына.

Было назначено следствие, которое вели канцлер граф Г. И. Головкин и тайный секретарь Шафиров. Мазепа действовал настолько хитро, что следователи ничего не могли открыть и уверились в полной невиновности гетмана, который оделил их богатыми подарками. Кочубей и Искра бежали, надеясь стать под защиту русского царя, но были задержаны и отвезены в Витебск. Между тем Петр, которого убедили в лживости доноса, написал Мазепе ряд благосклонных писем и приказал выдать ему обличителей.

В Витебске Кочубей и Искра подверглись жестоким пыткам, так как Петр видел в факте доноса "некакие неприятельские факции", о которых и хотел разузнать. 24 апреля 1708 года Головкин доносил Петру из Витебска: "Так как Кочубей зело стар и дряхл безмерно, того ради пытать его больше не решился, чтоб прежде времени не издох". Под пытками Искра и Кочубей заявили, что их показание ложно, но и эти пытки не принудили их сказать что-либо о "неприятельских факциях", которых и в самом деле не было. Последовали новые пытки, ими хотели добиться, чтобы Кочубей выдал Мазепе скрытые им богатства. 15 июля 1708 года Искра и Кочубей были обезглавлены в местечке Борщаговке, близ Белой Церкви.

Кочубей был погребен в Киево-Печерской лавре; окровавленная рубаха, в которой он был во время совершения казни, хранилась в Покровской церкви села Жук Полтавской губернии как святыня. Жена Кочубея с сыновьями тоже была арестована, но дальнейшему мщению Мазепы помешало обнаружение его измены. Матрена Кочубей была в 1707 году выдана замуж за генерального судью Чуйкевича, которого Мазепа успел склонить на свою сторону, а затем сослана вместе с мужем в Сибирь. По возвращении она умерла в монастыре.

 


Кошка Петр Маркович (? – 1890)

Матрос 30-го флотского экипажа, участник Севастопольской обороны. Стяжал легендарную известность своей храбростью и ловкостью, с которой он появлялся совершенно неожиданно у самых траншей неприятеля, уносил оружие часовых и совершал другие подобные проделки. Первый известный подвиг Кошки был совершен немедленно после первой русской вылазки: англичане врыли в землю перед самой своей батареей трупы двух русских солдат, так что наши выстрелы почти неизбежно должны были задеть эти трупы. Тогда Кошка выбрался из окопов, выкопал под выстрелами тела своих несчастных товарищей, взвалил их себе на плечи и ушел, преследуемый градом пуль, – из них некоторые попали в трупы, которые он уносил. Сам же Кошка только раз был ранен – ударом штыка в грудь. Имел знак Военного ордена.

Изображение его помещено на памятнике адмиралу Корнилову в Севастополе.

 


Краббе Николай Карлович (1814-1876)

Государственный деятель, адмирал. Окончил курс в Морском кадетском корпусе. В 1837 году принимал участие в делах против горцев на восточном берегу Черного моря; в 1839 году командовал одним из судов при высадке десанта на Субаши. Участвовал в экспедиции графа Перовского против хивинцев; в 1842 году командирован в Персию для прекращения морских разбоев туркмен на персидских берегах. В походе через пески Каракумов (1846) Краббе командовал колонной, на которых по Сырдарье вышел в Аральское море. Состоял начальником штаба эскадры вице-адмирала Серебрякова и принимал участие в бое (7 ноября 1853 года) с турками у занятого ими Николаевского поста. С 1862 года управлял морским министерством, будучи ближайшим помощником великого князя Константина Николаевича. В короткое время Краббе преобразовал только что созданный паровой флот в броненосный, снабдив его мощной артиллерией, изготовленной, как и флот, в России. Обуховский завод был оборудован под его личным наблюдением.

Судебная реформа нашла в лице Краббе ревностного защитника. Он способствовал реформированию морских учебных заведений; в его управление морским ведомством основана минная школа с офицерским при ней классом, сформированы практическая эскадра и минный отряд.

 


Крамской Иван Николаевич (1837 – 1887)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-231.jpg

Известный живописец. Рисованием занимался с детства самоучкой. Был ретушером сначала у харьковского, потом у лучших столичных фотографов. Поступив в Академию художеств, быстро добился успехов в рисовании и живописи. После получения малой золотой медали за написанную по программе картину "Моисей источает воду из камня" Крамской должен был участвовать в конкурсе на получение большой золотой медали, но вместе с 14 другими товарищами отказался в 1863 году писать на заданную тему – "Пир в Валгалле" и вышел из академии. Вступив в Товарищество передвижных выставок, Крамской стал портретистом. К лучшим произведениям непортретной живописи Крамского относятся: "Майская ночь" (по Гоголю), "Дама в лунную ночь", "Неутешное горе", "Полесовщик", "Созерцатель", "Христос в пустыне" и др.

Портретов Крамской нарисовал (так называемым "соусом") и написал множество; из них особенно выдаются портреты С. П. Боткина, И. И. Шишкина, Григоровича, госпожи Вогау, А. С. Суворина, неизвестной, графа Л. Н. Толстого, графа Литке и др.

Лучшие из офортов Крамского – портреты императора Александра III (в бытность его наследником), Петра Великого и Т. Шевченко. Крамской был очень требователен к художникам, строго относился к себе и постоянно стремился к самоусовершенствованию. Основное его требование – содержательность и национальность художественных произведений, их поэтичность. Значительный след Крамской оставил своей антиакадемической деятельностью; он постоянно агитировал в пользу принципа свободного художественного развития молодых людей.

 


Красовский Афанасий Иванович (1780 – 1849)

Генерал от инфантерии, генерал-адъютант. В 1806 – 1807 годах участвовал в войне с Турцией, был при штурме Браилова, осаде Силистрии и т. д. В 1811 году, в сражении под Лом-Паланкой, с сотней добровольцев ударил в тыл турок, нападавших на отряд генерала Засса, и заставил их обратиться в бегство. В Отечественную войну и последующие годы отличился в сражении при Городечне и взятии Познани, Лейпцигской битве; один со своим 13-м егерским полком остановил у Краона многочисленного неприятеля, участвовал при взятии Реймса.

Во время персидской войны 1826 – 1827 годов отличился в бою при Утагане (17 августа): с тремя тысячами солдат при 12 орудиях в течение десяти часов выдерживал натиск 20-тысячного корпуса Аббаса-мурзы; командовал осадным корпусом под Эриванью. В 1829 году Красовский, возглавляя пехотный корпус, принудил к сдаче крепость Силистрию.

Был многократно награжден.

В 1831 году, во время войны с поляками, он действовал против корпуса Ромарино, вытеснил его в Галицию, дважды разбил отряды Каминского и Ружицкого и занял Краков. Это были последние его военные подвиги, доставившие ему орден Св. Александра Невского с бриллиантовыми украшениями и высший чин.

 


Крашенинников Степан Петрович (1713-1755)

Исследователь Камчатки. Учился в Московской духовной академии и в Академии наук. В 1733 году был прикомандирован к ученой экспедиции в Сибирь Гмелина и Миллера; в 1736 году отделился от них для обозрения Камчатки и Курильских островов. Он объехал весь полуостров и собрал один все те сведения, которые долгое время были почти единственными научными сведениями о Камчатке в европейской литературе. Вместе с наблюдениями этнографическими он собирал также исторические сведения и снимал копии грамот в разных острогах. Крашенинников провел в этом путешествии почти пять лет.

В 1745 году определен при Академии наук по натуральной истории; в 1750 году назначен ректором академической гимназии, позднее – профессором естественной истории. Его "Описание земли Камчатки" переведено на разные европейские языки.

 


Кропоткин Петр Алексеевич (1842 – 1921)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-232.jpg

Князь, известный ученый и деятель русского и европейского революционного движения. Служил казачьим офицером в Сибири. Уже там он отдавался физическим и географическим исследованиям Сибири, а также общественной деятельности. Сознавая, однако, пробелы в своем образовании, Кропоткин поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, по окончании которого стал секретарем физического отделения Географического общества. По поручению этого общества он исследовал глетчеры в Финляндии и Швеции и принял участие в Олекминско-Витимской экспедиции, результатом чего явились его работы "Материалы для орографии Восточной Сибири", "Исследования о ледниковом периоде" и др. В 1872 году Кропоткин уехал за границу, ознакомился там с социалистическими учениями и примкнул к анархическому направлению, главнейшим представителем которого в Европе он являлся долгое время.

Арестованный в 1874 году, он после двухлетнего пребывания в тюрьме бежал из заключения (из Николаевского госпиталя в 1876 году) за границу и там отдался всецело научной и революционной деятельности. Особенной известностью пользовались его "Записки революционера". В 1909 году Кропоткин издал на французском, немецком и английском языках историю французской революции. В 1912 году анархисты Европы, Америки и Австралии чествовали семидесятилетие своего вождя огромным количеством обращенных к нему адресов, приветственных писем, телеграмм, а также статей в разных журналах и газетах.

 


Круз Александр Иванович (1727 – 1798)

Вице-адмирал, воспитание получил в Московских мореходных классах. 24 июня 1770 года участвовал в Хиосском сражении и во время самого жаркого боя сцепился на абордаж с турецким флагманским кораблем "Реал Мустафа". Скоро оба корабля взлетели на воздух, из команды спаслись очень немногие. Сам адмирал Спиридов и его штаб раньше съехали с горевшего корабля в шлюпке, а А. И. Круз полетел с обломками в воду, но был спасен подоспевшей шлюпкою. При этом случилось с ним происшествие, оставившее след во всей его дальнейшей жизни: матросы, доведенные до озлобления чрезвычайной суровостью и даже жестокостью Круза, не хотели принять его в шлюпку; наконец один из них вступился за капитана и вытащил его из воды. Круз обещал матросам не помнить их поступка и выполнил свое обещание. После этого он совершенно переменил свое обращение с подчиненными и в течение всей дальнейшей жизни заслужил их общую любовь и уважение.

В 1770 году Круз участвовал в Чесменском бою. В 1773 году ему был поручен фрегат "Св. Марк", снаряженный в Любек за принцессой Вильгельминой, которая затем стала первой женой Павла I.

В 1790 году Круз отразил близ острова Сескара сильный шведский флот под предводительством герцога Зюдерманландского. 26 мая того же года Круз и Чичагов заперли шведский флот в Выборгской бухте.

 


Крузенштерн Иван Федорович (1770 – 1846)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-233.jpg

Русский адмирал. В 1793 году послан для изучения морского искусства в Англию; на английском корабле участвовал в сражениях с французскими судами; плавал в Бенгальском заливе с целью открыть русской торговле путь в Ост-Индию. Заинтересованный меховой торговлей с Китаем, которая шла из Охотска сухим путем на Кяхту, Крузенштерн пришел к мысли о том, что она более выгодно могла бы идти прямо, морем; он имел также в виду установить прямые связи метрополии с русско-американскими владениями. В 1802 году император Александр I утвердил проект Крузенштерна, для исполнения которого решено было снарядить первую русскую кругосветную экспедицию.

Под начальством Крузенштерна экспедиция, состоявшая из двух кораблей, с помощником Крузенштерна, капитан-лейтенантом Лисянским, астрономом Горнером, естествоиспытателями Тилезиусом и Лангсдорфом, в 1803 году отплыла из Кронштадта, обогнула мыс Горн; на севере Тихого океана обратила особенное внимание на Камчатку, Курильские острова иСахалин. В своих записках об этом путешествии Крузенштерн рассказывает о виденном им в пути, особенно о быте и нравах дикарей; великолепный для своего времени атлас Крузенштерна изобилует картами, планами и рисунками.

Лисянский правил вторым кораблем экспедиции и шел иногда отдельно от первого; в его книге о том же путешествии есть подробное описание берегов Ситхи и острова Кадьяка.

В 1827 году Крузенштерн был назначен директором Морского кадетского корпуса и членом Адмиралтейств-совета. В 1874 году ему был открыт в Петербурге на набережной Невы, против Морского корпуса, памятник.

 


Крылов Иван Андреевич (1768 – 1844)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-234.jpg

Знаменитый русский баснописец. Отец его "наукам не учился", служил в драгунском полку, в 1772 году отличился при защите Яицкого городка от пугачевцев, был председателем магистрата в Твери и оставил вдову с двумя малолетними детьми. Иван Крылов детство провелв разъездах с семьей; грамоте выучился дома (отец его был большой любитель чтения, после него к сыну перешел целый сундук книг); французским языком занимался в семействе состоятельных знакомых. Учился Крылов мало, но читал довольно много. По словам современника, он "посещал с особенным удовольствием народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои, где толкался между пестрою толпой, прислушиваясь с жадностью к речам простолюдинов".

В конце 1782 года Крылов поехал в Петербург с матерью, которой удалось определить его на службу в Петербургскую казенную палату.

В 1788 году Крылов лишился матери; на руках его остался младший его брат, Лев, о котором он всю жизнь заботился, как отец о сыне (тот в письмах и называл его обыкновенно "тятенькой"). В 1787 – 1788 годах Крылов написал комедию "Проказники", где вывел на сцену и жестоко осмеял первого драматурга того времени Я. Б. Княжнина (Рифмокрад) и жену его, дочь Сумарокова (Та-ратора). Это не только поссорило Крылова с Княжниным, но и навлекло на него неудовольствие театральной дирекции.

В 1789 году в типографии И. Г. Рахманинова, образованного человека, Крылов печатает ежемесячный сатирический журнал "Почта Духов". Изображение недостатков русского общества облечено здесь в фантастическую форму переписки гномов с волшебником Маликульмульком. Сатира "Почты Духов" и по идеям, и по рельефности служит прямым продолжением журналов 1770-х годов, но в отношении искусства изображения здесь заметен крупный шаг вперед.

Выйдя в отставку, Крылов в 1791 году становится владельцем типографии и с января 1792 года начинает печатать в ней журнал "Зритель", с очень широкой программой и с явной наклонностью к сатире, в особенности в статьях самого Крылова. В это время он уже составляет центр литературного кружка, который вступал в полемику с "Московским Журналом" Карамзина. Главным сотрудником Крылова был А. И. Клушин.

В конце 1793 года Крылов уехал из Петербурга, и чем он был занят в 1794 – 1796 годах, неизвестно. В 1797 году он встретился в Москве с князем С. Ф. Голицыным и уехал к нему в деревню в качестве учителя детей, секретаря и т. п. В это время Крылов обладал уже широким и разносторонним образованием, хорошо играл на скрипке, знал по-итальянски и оказался способным и полезным преподавателем языка и словесности. В 1801 году князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов определился к нему секретарем. Все это время он писал более или менее удачные сатирические пьесы.

Несмотря на дружеские отношения со своим начальником, Крылов в 1803 году вновь вышел в отставку. Что делал он следующие два года, мы не знаем; рассказывают, что он вел большую игру в карты, выиграл один раз очень крупную сумму, разъезжал по ярмаркам. В 1805 году Крылов был в Москве и показал И. И. Дмитриеву свой перевод двух басен Лафонтена: "Дуб и Трость" и "Разборчивая невеста". По словам Лобанова, Дмитриев, прочитав их, сказал Крылову: "Это истинный ваш род; наконец, вы нашли его". Крылов всегда любил Лафонтена; басни и "пословицы" были в то время в моде. Прекрасный знаток простого языка, всегда любивший облекать свою мысль в пластическую форму, сильно склонный к насмешке и скептицизму, Крылов действительно был создан для басни, но все же не сразу остановился на этой форме творчества. В 1806 году он напечатал только три басни; в 1807 году появляются три его пьесы, из которых две, соответствующие сатирическому направлению таланта Крылова, имели большой успех и на сцене: "Модная лавка" и "Урок дочкам". Объект сатиры в обеих пьесах один и тот же, в 1807 году вполне современный, – страсть нашего общества ко всему французскому. Успех этих и других пьес был большой; в 1807 году современники ставили его рядом с Шаховским; "Модная Лавка" шла и во дворце. Несмотря на это, Крылов решился покинуть театр и последовать совету Дмитриева. В 1808 году, снова поступив на службу (в Монетном департаменте), он печатает в "Драматическом Вестнике" 17 басен и между ними несколько ("Оракул", "Слон на воеводстве", "Слон и Моська" и др.) вполне оригинальных. В 1809 году он выпускает первое отдельное издание своих басен, в количестве 23, и этой книжечкой завоевывает себе почетное место в русской литературе. С этого времени жизнь его – ряд непрерывных успехов и почестей.

В 1810 году он вступает помощником библиотекаря в Императорскую публичную библиотеку, под начальство своего прежнего покровителя, А. Н. Оленина; тогда же ему назначается пенсия в 1500 рублей в год, которая впоследствии (1820), "во уважение отличных дарований в российской словесности", удваивается, а еще позднее (в 1834 году) увеличивается вчетверо, причем он возвышается в чинах и в должности. При выходе в отставку (1841) ему назначается в пенсию полное его содержание по библиотеке (11700 рублей ассигнациями). Уважаемым членом "Беседы любителей русской словесности" Крылов является с самого ее основания; 16 декабря 1811 года он избран членом Российской академии, 14 января 1823 года получил от нее золотую медаль за литературные заслуги, а при преобразовании Российской Академии в отделение русского языка и словесности Академии наук (1841) был утвержден ординарным академиком (по преданию, император Николай согласился на преобразование с условием, чтобы Крылов был первым академиком). 2 февраля 1838 года в Петербурге праздновался 50-летний юбилей его литературной деятельности с такой торжественностью и задушевностью, что подобного литературного торжества больше не было вплоть до Пушкинского праздника 1880 года в Москве.

Много сохранилось анекдотов об его удивительном аппетите, неряшестве, лени, любви к пожарам, поразительной силе воли, остроумии, популярности, уклончивой осторожности. Сличение его рукописей и многочисленных изданий показывает, с какой необыкновенной энергией и внимательностью этот, в других отношениях ленивый и небрежный, человек выправлял и выглаживал первоначальные наброски своих произведений, и без того, казалось бы, очень удачные и глубоко обдуманные. Больше всего он стремился к пластичности и возможной краткости, особенно в конце басни. По силе выражения, по красоте формы басни Крылова – верх совершенства. Басни его в целом – не сухая нравоучительная аллегория, а истинное "зрелище жития человеческого".

 


Крюйс Корнилий Иванович (1657-1727)

Русский адмирал. Службу начал в голландском флоте; в 1697 году приглашен Петром на русскую службу; в 1700 – 1701 годах строил флот в Воронеже и составил карту Дона; несколько раз отражал нападение шведов на Кронштадт и Петербург. Под наблюдением Крюйса окончено устройство крепости и гавани в Кронштадте и Толбухина маяка.

В 1713 году эскадра, бывшая под командой Крюйса, заметила неприятельские суда и пустилась за ними в погоню, но корабли "Рига" и "Выборг" сели на мель, и неприятель успел уйти. За это военный суд, в состав которого входил сам царь, приговорил Крюйса к смертной казни, замененной ссылкой в Казань. В 1719 году Крюйс был назначен вице-президентом Адмиралтейств-коллегий.

 


Ксения Борисовна Годунова (1582 – 1622)

Царевна, дочь царя Бориса. Умная от природы, она получила еще хорошее по тому времени образование, была "писанию книжному искусна" и "гласи воспеваемы любляше". Современники отмечали ее настоящую русскую красоту и привлекательность. Отец, стараясь найти ей жениха из царственного рода, в 1599 году вызвал в Россию изгнанного из Швеции сына короля Эриха XIV, Густава, которого мечтал сделать вассальным королем Ливонии. Принц, однако, не захотел отказаться от протестантства и от своей любовницы, а потому был отвергнут; умер в данном ему Угличе. Осенью 1602 года приехал в Москву новый жених Ксении, принц датский Иоганн, брат короля Христиана, но скоро умер (28 октября), опечалив Бориса и Ксению. Борис искал жениха для своей дочери в Англии и Австрии, вел переговоры в Шлезвиге, наводил справки, выписывал портрет царевича Хозроя из Грузии.

Смерть Бориса прекратила брачные планы Ксении, которой вместе с матерью ее и братом присягнула страна. Она пережила низложение брата с престола, а затем и насильственную смерть его и матери 10 июня и, попав в руки Самозванца, была им обесчещена. В начале 1606 года по настоянию отца своей невесты "царь Димитрий" удалил Ксению из Москвы, и с именем Ольги она сделалась монахиней одного Белозерского монастыря.

Царь Василий Шуйский вскоре после воцарения вызвал ее в Москву для участия в торжественном перенесении останков ее родителей и брата в Троице-Сергиевом монастыре, где несколько позже ей пришлось пережить все ужасы долгой осады. В 1611 году, проживая в Новодевичьем монастыре, молодая инокиня сделалась свидетельницей тяжелых сцен при разграблении этого монастыря казаками Заруцкого и сама пострадала от них. Скончалась она во Владимире и похоронена согласно ее желанию рядом со своей семьей.

Тяжелая ее доля отразилась в нежно-лирических народных песнях, которые еще при ее жизни, в 1619 году, записал англичанин Ричард Джемс.

 


Кудилов Тимофей (? – 1782)

Самозванец, кременчугский мещанин, выдававший себя за императора Иоанна Антоновича. В апреле 1778 года герцог Густав Бирон отправил к графу Броуну человека, показавшегося ему в высшей степени подозрительным и опасным. Допрошенный в канцелярии рижского и ревельского генерал-губернатора, этот человек показал, что он, Иван Ульрих, от роду 49 лет, при посредстве коменданта Ребиндера бежал из Шлиссельбургской крепости в 1762 году, был запорожским казаком до 1774 года, после путешествия по Южной России прибыл в 1782 году в Петербург и жил там под видом купца; из Петербурга ездил в Архангельск, где узнал о смерти родителей; затем отправился в Курляндию к Бирону узнать подробности своего свержения.

Отправленный в Петербург, он на допросе открыл свое настоящее звание.

 


Куинджи Архип Иванович (1842 – 1910)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-235.jpg

Известный живописец. Родился в семье сапожника в Мариуполе. Рано лишился родителей и жил в большой бедности, пас гусей, служил у подрядчика по постройке церкви, потом у хлеботорговца; выучился у учителя-грека грамоте по-гречески, затем недолго посещал городское училище. С ранних лет проявилось у него влечение к живописи; он рисовал, где только мог, на стенах, заборах и обрывках бумаги.

Побывав ретушером у фотографов в Мариуполе, Одессе и Петербурге, Куинджи пишет большую картину "Татарская сакля в Крыму", которую выставляет на академической выставке в 1868 году, и становится вольнослушателем академии. В 1872 году за картину "Осенняя распутица" он получает звание классного художника. В 1873 году Куинджи выставляет в Обществе поощрения художеств картину "Снег", за которую в 1874 году на международной выставке в Лондоне получает бронзовую медаль. В том же 1873 году он выставляет в Вене свою картину "Вид на остров Валаам", в Петербурге – "Ладожское озеро". В 1874 году на выставке Товарищества передвижных выставок Куинджи выставляет "Забытую деревню", в 1875 году – две: "Степи" и "Чумацкий тракт", в 1876 году – знаменитую "Украинскую ночь". Критики единодушно оценивают выдающиеся достоинства его работ.

В 1878 году "Украинская ночь" вместе с "Видом на остров Валаам" и "Чумацким трактом" появляется, на Всемирной выставке в Париже. Парижская художественная критика чрезвычайно сочувственно встретила картины Куинджи. В 1877 году Куинджи делается членом Товарищества передвижных выставок; в 1878 году выставляет "Лес" и "Вечер на Украине", возбудивший массу споров и создавший много подражателей. В 1879 году он выставляет "Север", "Березовую рощу", "После грозы"; в том же году Куинджи покинул выставки товарищества. В 1880 году он устраивает в Обществе поощрения художеств выставку одной своей картины "Ночь на Днепре"; выставка эта имела успех небывалый. В том же году картина была выставлена в Париже. В 1881 году, также отдельно, Куинджи выставил"Березовую рощу", имевшую столь же крупный успех, а в 1882 году "Днепр утром" вместе с "Березовой рощей" и "Ночью на Днепре". После этой выставки до самой смерти своей Куинджи нигде больше картин своих не выставлял, а до 1900-х годов никому и не показывал.

С 1894-го по 1897 год Куинджи был профессором-руководителем высшего художественного училища при Академии художеств. В 1904 году он принес в дар академии 100 000 рублей для выдачи 24 ежегодных премий; в 1909 году пожертвовал художественному обществу . своего имени 150000 рублей и свое имение в Крыму, а Обществу поощрения художеств 11 700 рублей для премии по пейзажной живописи.

Хотя Куинджи и нельзя назвать учеником Айвазовского, но последний имел на него, несомненно, некоторое влияние в первый период его деятельности; от него он заимствовал многое в манере писать, в выборе тем, в любви к широким пространствам.

Крамской пишет, что картины Куинджи "ошеломляюще новы". Куинджи смело пролагал путь к импрессионизму; он сам говорил, что художник – тот, кто умеет уловить и воссоздать внутреннее единство. Он был первым вполне самобытным русским импрессионистом.

 


Кукольник Нестор Васильевич (1809 – 1868)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-236.jpg

Известный писатель. Драматическая фантазия Кукольника "Торквато Тассо" встретила восторженный прием. Публике особенно нравились напыщенные, ходульные, но иногда не лишенные яркости монологи Тассо. Вслед за другой фантазией, "Джакобо Санназар", появилась пятиактная драма в стихах из эпохи междуцарствия "Рука Всевышнего отечество спасла", имевшая громадный успех. Не меньший успех выпал на долю другой драмы Кукольника, "Князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский". В период 1840 – 1845 годов Кукольник напечатал пять романов, 26 повестей, пять драм и множество стихотворений. С 1836-го по 1842 год он издавал "Художественную Газету", в которой ему принадлежит большая часть текста, позже – "Дагерротип", в 1845 – 1847 годах – "Иллюстрацию". В этот же период вышли его "Сказка за сказкой" и "Картины русской живописи".

Время до 1848 года можно считать расцветом славы Кукольника. Он звал себя родоначальником школы русских романтиков, признавая только гениальную триаду в литературе, живописи и музыке – себя самого, Брюллова и Глинку, с которым был очень близок.

В 1850-х годах популярность Кукольника стала падать. В 1857 году он вышел в отставку и поселился в Таганроге. Журналы печатали произведения Кукольника неохотно, и он умер, почти всеми забытый.

 


Кулибин Иван Петрович (1735-1818)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-237.jpg

Механик-самоучка. Сын нижегородского мещанина, он смолоду интересовался выдумыванием и постановкой разных замысловатых флюгеров, и особенно устройством деревянного механизма домашних стенных часов. Благодаря денежному содействию нижегородского торговца М. А. Кост-ромина Кулибину удалось осуществить устройство весьма сложных часов, имевших форму яйца: в нем ежечасно растворялись маленькие царские двери, за которыми виднелся Гроб Господень, с вооруженными по сторонам воинами. Ангел отваливал камень от гроба, стража падала ниц, являлись две мироносицы; куранты играли три раза молитву "Христос Воскресе", и двери затворялись. По приглашению главы Академии наук, графа Владимира Григорьевича Орлова, Кулибин переехал в Петербург и в 1770 году вступил на службу при академии. Откликнувшись на вызов англичан сделать "лучшую модель такого моста, который бы состоял из одной дуги или свода без свай и утвержден бы был концами своими только на берегах реки", Кулибин в декабре 1776 года демонстрировал на академическом дворе, перед собранием ученых, 14-саженную модель моста, за которую был награжден большой золотой медалью. Изобрел "для водоходства машинные суда" (1782); "судно шло противу воды, помощью той же воды, без всяко посторонней силы..."

При помощи обыкновенных зеркал Кулибин осветил темные переходы Царскосельского дворца, устроил электрофоры карманные, огромное зажигательное стекло, водяные мельницы особой системы, трехколесную самокатку. В 1801 году Кулибин был уволен от обязанностей механика при Академии наук. Почти всеми забытый и обедневший (пожар в 1813 году лишил его почти всего имущества), Кулибин в 1814 году представил проект железного трехарочного моста через Неву, модель которого хранится в Музее Института инженеров путей сообщения. Необыкновенно способный, Кулибин был малообразован и нередко трудился над тем, что уже было известно до него.

 


Кульнев Яков Петрович (1763 – 1812)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-238.jpg

Один из героев Отечественной войны. Воспитывался в шляхетском кадетском корпусе. Боевую службу начал во время 2-й турецкой войны (1787 – 1791), где служил под командой Суворова и неоднократно отличался в боях. Громкую известность Кульнев приобрел во время шведской войны 1808 – 1809 годов, в боях при Куортане и Оровайсе и в экспедиции на Аландские острова. В течение восьми часов (в ночь на 7 марта) он перешел через нагроможденные одна на другую льдины Аландсгафа и явился перед Гриссельсгамом, разбив вышедшие к нему навстречу шведские войска. В Стокгольме такое неожиданное появление русских произвело полное смятение.

Во время турецкой войны 1810 года Кульнев командовал авангардом нашей молдавской армии и особенно отличился в сражении при Ватине. В Отечественную войну Кульнев состоял в армии графа Витгенштейна и был смертельно ранен.

Кульнев считался образцовым начальником авангарда и арьергарда. Вполне бескорыстный, строгий к себе и подчиненным, он был любим солдатами за отеческую заботливость о них. На месте гибели Кульнева был воздвигнут памятник. В 1831 году прах Кульнева перевезли в село Ильденберг Режицкого уезда Витебской губернии, и над ним воздвигли храм. В 1911 году ближайшая к его могиле станция Северо-западной железной дороги была переименована в "Кульнево".

 


Куракин Борис Иванович (1676 – 1727)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-239.jpg

В юности был спальником при Петре Великом и участником его "потешных" предприятий; в 1691 году женился на Ксении Лопухиной, сестра которой, Евдокия, вышла замуж за Петра. В 1696 году был отправлен в числе других спальников в Италию для изучения морского дела; в первые годы Северной войны участвовал во многих действиях против шведов, заслужил доверие государя. В 1707 году ездил в Рим, чтобы убедить папу не признавать Станислава Лещинского польским королем. В 1708 году удачно выполнил поручение царя – доставил из Киева в Глухов малороссийских епископов для избрания нового гетмана на место Мазепы. С 1709 года состоял послом в Ганновере, Англии и Голландии, исполнял личные поручения Петра Великого по заказу кораблей, приглашению на русскую службу иноземцев, присмотру за учившейся в Западной Европе русской молодежью. В 1713 году был представителем России на Утрехтском конгрессе, усердно защищал русские интересы, в 1714 году – на Брауншвейгском конгрессе, где безрезультатно обсуждался вопрос о мире между Россией и Швецией. С 1716 года состоял послом в Париже, где 15 августа 1717 года заключил с Францией и Пруссией договор о дружбе, союз, способствовавший развитию торговли и восстановлению мира в Европе. Когда в 1722 году Петр отправился в Персидский поход, он поручил Куракину руководить всеми действиями русских послов за границей. В 1723 году Куракин вел в Версале переговоры о женитьбе Людовика XV на Елизавете Петровне. Назначенный в 1727 году представителем России на Суассонский конгресс, он скончался в Париже перед его началом. Не раз терпя неудачи, Борис Иванович всегда проявлял опытность и такт, особенно в конце Северной войны, когда ему удалось удержать Англию от войны с союзной России Данией.

Он был западником по культурным навыкам, но приверженцем московской старины по политическим убеждениям; преклонение перед петровской реформой уживалось в нем с ее критикой. Его можно назвать идеологом той боярской партии, которой руководил князь Д. М. Голицын при воцарении Анны Иоанновны. Он оставил путевые записки и автобиографию, доведенную до 1709 года, и составил подробный план для истории России, по которому успел написать лишь "Гисторию о царе Петре Алексеевиче и ближних к нему людях", где дал полную волю своим боярским наклонностям.

 


Курбатов Алексей Александрович (? -1721)

Видный деятель петровского времени. Будучи холопом боярина Б. П. Шереметева, он в 1697 – 1698 годах путешествовал вместе с ним в Италию и на остров Мальту. Вскоре по возвращении из-за границы подал Петру подметное письмо о введении в России гербовой, или "орленой", бумаги, только что перед тем изобретенной на Западе. За это он был награжден деревнями и назначен дьяком Оружейной палаты. Он зорко следил за интересом государевой казны, раскрывая перед Петром разнообразные злоупотребления в этой области. В 1705 году он был назначен инспектором Ратуши и получил поручение "рассмотреть Ратушу со всеми ее околичностями и что возможно еще прибавить прибыли без тягости народа". В результате такого поручения явились предложения Курбатова, значительная часть которых нашла осуществление в указах Петра; общий смысл их – пресечение "великого в сборах воровства" посредством смертной казни для виновных и более совершенной организации контроля местных выборных органов посадского управления.

Когда с учреждением губерний Ратуша утратила свое значение, Курбатов в 1711 году посылается в Архангельск вице-губернатором. Он проявляет здесь ту же ревность о казенных "прибытках", вводит усовершенствования в вооружении гарнизонных войск, строит корабли, устраивает госпитали, конские заводы. Заподозренный в злоупотреблениях, он был в 1714 году устранен Петром от должности вице-губернатора на время следствия. Следствие затянулось, и Курбатов умер, не дождавшись окончательного решения дела.

Курбатов был одним из немногих сотрудников Петра, искренно сочувствовавших делу реформы. "Вижду, – писал он однажды Петру, – истинно ты от Бога сосуд есть". В письмах к Петру он настаивает на необходимости, рядом с военными преобразованиями, лучшего внутреннего порядка. Он советовал Петру, после смерти патриарха Адриана, "избранием патриарха повременить", и едва ли не он подал первую мысль об упразднении патриаршества. Он проектировал высшее государственное учреждение, "главнейшее правление", которое предлагал назвать "кабинет-коллегиумом" или "архиканцелярией". Это учреждение должно было совмещать в себе высшие административные и судебные функции с законодательными и служить органом контроля над всей центральной и областной администрацией посредством фискалов и особых "верно-надежных" людей. Курбатовский проект не был осуществлен целиком, но влияние его сильно сказалось на произведенной в 1721 – 1722 годах реформе Сената. Иногда Курбатов решался выступать с возражениями по поводу отдельных мероприятий Петра; так, например, отстаивая Ратушу, он указывал на преимущества сосредоточения финансового управления перед его децентрализацией, к которой вела губернская реформа; обращал внимание Петра на "превеликой всенародной вопль", происходивший вследствие "неотлагаемых правежей" при сборе недоимок, он просил его "помиловать людей достояния своего" и добился рассрочки.

Куракин был сторонником широкой постановки просвещения в России. Еще дьяком Оружейной палаты он испросил у Петра в свое заведование московские Навигацкую и Математическую школы. В Архангельске по собственному почину он завел первую губернскую начальную школу, набрав "солдатских детей сирот человек с сорок". В своем проекте о "кабинет-коллегиуме" он ставил в обязанность проектируемому учреждению "старание усердное о учении в Москве и в Петербурге Академий свободных разных наук на разных диалектах". Защищая казенный интерес, Курбатов затрагивал в своих разоблачениях таких сильных людей, как Ф. М. Апраксин или Т. Н. Стрешнев, и резко отзывался в письмах к Петру о самом князе-кесаре Ф. Ю. Ро-модановском ("скудный в своих рассудках человек"). Этим он снискал себе, по его выражению, "ненависть патронов". Единственную поддержку Курбатов находил у князя А. Д. Меншикова, своего "премилостивейшего патрона", которому платил за то лестью и потворством его корыстолюбию. Однако он столкнулся и с Меншиковым в деле Соловьевых, не побоявшись даже открыто выступить против сильного противника, и это столкновение отчасти было причиной постигшей его в конце жизни неудачи.

 


Курбский Андрей Михайлович (1528-1583)

Князь; известный политический деятель и писатель. На 21-м году участвовал в походе под Казань; потом был воеводой в Пронске. В 1552 году он разбил татар у Тулы, причем был ранен, но через восемь дней был уже снова на коне. Во время осады Казани Курбский командовал правой рукой всей армии и вместе с младшим братом проявил выдающуюся храбрость. Через два года он разбил восставших татар и черемисов, за что был назначен боярином. В это время Курбский был одним из самых близких к царю людей; еще более сблизился он с партией Сильвестра и Адашева. Когда начались неудачи в Ливонии, царь поставил во главе ливонского войска Курбского, который вскоре одержал над рыцарями и поляками ряд побед, после чего был воеводой в Юрьеве Ливонском (Дерпте).

В это время уже начались преследования и казни сторонников Сильвестра и Адашева и побеги угрожаемых царской опалой в Литву. Хотя за Курбским никакой вины, кроме сочувствия опальным, не было, он имел полное основание думать, что и ему грозит опасность. Король Сигизмунд-Август и вельможи польские писали Курбскому, уговаривая его перейти на их сторону и обещая ласковый прием. Битва под Невелем (1562) была неудачна для русских, но и после нее Курбский воеводствует в Юрьеве; царь, упрекая его за неудачу, не приписывает ее измене. Не мог Курбский опасаться ответственности и за безуспешную попытку овладеть городом Гельметом: если б это дело имело большую важность, царь поставил бы его в вину Курбскому в своем письме. Тем не менее Курбский был уверен в близости беды и решил бежать "от земли Божия". В 1563 году Курбский при помощи верного раба своего Васьки Шибанова бежал в Литву. На службу к Сигизмунду Курбский явился с целой толпой приверженцев и слуг и был пожалован несколькими имениями (между прочим – городом Ковелем). Курбский управлял ими через своих урядников из москвитян. Уже в сентябре 1564 года Курбский воюет против России.

После бегства Курбского тяжелая участь постигла людей к нему близких. Курбский впоследствии писал, что царь "матерь ми и жену и отрочка единого сына моего, в заточение затворенных, троскою поморил; братию мою, единоколенных княжат Ярославских, различными смертьми поморил, имения мои и их разграбил". В оправдание своей ярости царь мог приводить только факт измены и нарушения крестного целования. Два другие его обвинения, будто Курбский "хотел на Ярославле государести" и будто он отнял у него жену Анастасию, не подтверждены, хотя и не отрицаются историками.

Курбский проживал обыкновенно верстах в 20 от Ковеля, в местечке Миляновичах. Судя по многочисленным процессам, акты которых дошли до нас, быстро ассимилировался московский боярин и слуга царский с польско-литовскими магнатами и между буйными оказался, во всяком случае, не самым смиренным: воевал с панами, захватывал имения, посланцев королевских бранил "непристойными московскими словами"; его урядники, надеясь на его защиту, вымучивали деньги от евреев. В 1571 году Курбский женился на богатой вдове Козинской, урожденной княжне Голшанской, но скоро развелся с нею и женился в 1579 году в третий раз на небогатой девушке Семашко. С нею он был, по-видимому, счастлив; имел от нее дочь и сына Дмитрия.

В 1583 году Курбский скончался. Так как вскоре умер и авторитетный душеприказчик его, Константин Острожский, правительство под разными предлогами стало отбирать владения у вдовы и сына Курбского и, наконец, отняло и Ковель. Дмитрий Курбский впоследствии получил часть отобранного и перешел в католичество. "

Мнения о Курбском как о политическом деятеле и человеке различны. Одни видят в нем узкого консерватора, человека ограниченного, но самомнительного, сторонника боярской крамолы и противника единодержавия, измену его объясняют расчетом на житейские выгоды, а его поведение в Литве считают проявлением разнузданного самовластия и грубейшего эгоизма; сомневаются даже в искренности и целесообразности его трудов на поддержание православия. По убеждению других, Курбский – умный, честный и искренний человек, всегда стоявший на стороне добра и правды.

 


Курлятев (Шкурлятев)-Оболенский Дмитрий Иванович (? – 1563)

Князь, боярин. Службу начал при Василии III, которого сопровождал в числе немногих в последней его охоте и в одних с заболевшим государем санях ехал в Москву. В 1549 году, пожалованный в бояре, занял видное место в ближней Думе царя; был в близких отношениях с Сильвестром, Адашевым и Курбским. В 1552 году, когда ожидавший смерти царь потребовал от бояр присяги малютке-сыну Дмитрию, Курлятев оказался в числе не желавших ему присягать, чтобы не служить Захарьиным, и под предлогом болезни не являлся во дворец; только когда сопротивление бояр было сломлено, он велел принести себя, как больного, и целовал крест согласно воле государевой. Хотя потом ратной службой под Казанью, "на берегу" и в Ливонии, он доказал свою верность государю, однако в 1563 году был насильственно пострижен в монахи, сослан со всей семьей в монастырь и там вскоре задушен.

 


Куропаткин Алексей Николаевич (1848-1925)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-240.jpg

Генерал-адъютант, генерал от инфантерии, известный военный писатель. Участвовал в Самаркандском походе 1868 года; был командирован в Алжир, где прожил около года и принял участие в экспедиции французских войск в Большую Сахару. С отличием участвовал в Кокандском походе под начальством М. Д. Скобелева. В 1876 – 1877 годах Куропаткин стоял во главе посольства в Кашгарию, где заключил договор с Якуб-беком. В должности начальника штаба отряда генерала Скобелева находился в сражении под Ловчей и в атаке 30 и 31 августа на Плевну, причем был контужен в голову. При переходе отряда Скобелева через Балканы 25 декабря 1877 года Куропаткин был тяжело ранен и принужден оставить театр войны.

Заведовал азиатской частью Главного штаба и состоял адъюнкт-профессором военной статистики в Академии Генерального штаба. В 1879 году Куропаткин был назначен начальником стрелковой бригады в Туркестане, а весной 1880 года послан с отрядом в Кульджу для организации обороны хребта Борохоро; по улажении дел с китайцами ему было предписано сформировать в Амударьинском отделе особый отряд и вести его к генералу Скобелеву в Ахалтекинский оазис. Пройдя благополучно 700 верст по маловодной пустыне, он привел отряд к Геок-Тепе, где состоял начальником войск правого фланга; во время штурма командовал главной штурмовой колонной.

С 1882 года Куропаткин служил при главном штабе, причем ему вверялись важные стратегические работы. В марте 1890 года назначен начальником Закаспийской области и командующим войсками, в ней расположенными; проявил на этом посту большие административные способности. В 1898 году назначен военным министром; значительно улучшил командный состав армии, а также условия быта и службы офицеров, и принял целый ряд мер к поднятию нравственного уровня солдата. При нем было значительно улучшено казарменное расположение войск, введены походные кухни и чайное довольствие нижних чинов, перевооружена полевая артиллерия, приняты пулеметы.

Вслед за началом Русско-японской войны Куропаткин 8 февраля 1904 года был назначен командующим Маньчжурской армией, однако оказался здесь не на своем месте. Его нерешительность и неумелое управление операциями привели к ряду неудач, закончившихся заключением невыгодного для России мира. В каких пределах на Куро-паткине лежит ответственность за ошибки, совершенные в начальную стадию войны, окончательно не установлено, так как он находился в известной зависимости от наместника Алексеева, а между ними имелись несогласия. В сентябре была организована 2-я Маньчжурская армия (Гринненберга), и значение Куропаткина как командующего 1-й армией фактически пало: из командующего всеми сухопутными силами он обратился в равноправного Гринненбергу командира лишь одной их части.

12 октября Куропаткин был назначен вместо Алексеева главнокомандующим всех русских сухопутных и морских сил на Дальнем Востоке. Назначение было несомненной уступкой требованиям общественного мнения, но уступкой запоздалой; оно было сделано тогда, когда о вере в Куропаткина не могло уже быть и речи. После поражения при Мукдене Куропаткин был отставлен от должности главнокомандующего и заменен командующим 1-й армией Линевичем. После войны назначен членом Государственного совета.

 


Кустодиев Борис Михайлович (1878 – 1921)

Живописец и скульптор. После двухлетнего пребывания в общих классах Академии художеств поступил в мастерскую И. Е. Репина, которому помогал в создании картины "Заседание Государственного Совета" (Кустодиевым написана вся правая сторона картины, с этюдами к ней). Получил заграничную командировку за картину "Деревенская ярмарка". Выставлял свои работы последовательно на "Весенних Выставках" в Академии художеств, на выставках "Нового Общества", на выставках "Союза", в "Салоне", а с 1910 года на выставках "Мира Искусства", за границей – в Париже, Вене, Мюнхене, Будапеште, Брюсселе, Риме, Венеции, Мальме и других городах. Наибольшей известности Кустодиев достиг мастерскими портретами (графа Витте, графа Игнатьева, А. П. Варфоломеева, семьи Поленовых, Ю. Кустодиевой, С. Городецкого, А. Д. Романовой, А. Ремизова, графини Голенищевой-Кутузовой, Л. Бакста, Ф. Шаляпина и др.). В своих портретах Кустодиев стремится достигнуть декоративности в соединении с тонкой деталировкой и жизненностью. Им написан также ряд чрезвычайно оригинальных по стилю и замыслу картин из жизни русской провинции и деревни: "Ярмарки", "Деревенские праздники", "Гуляние", "Провинция", "Морозный день", "Троице-Сергиевская Лавра" и др.; все это яркие, самобытные воплощения русской жизни.

В 1911 году Кустодиев исполнил конный портрет Петра Великого, в стиле эпохи, для Петровского училищного дома в Петрограде; в 1913 году – эскизы декораций для комедии Островского "Горячее сердце" для театра Незлобина в Москве. Кустодиев занимался и скульптурой; его бюсты-портреты отличаются большим сходством.

 


Кутайсов Александр Иванович (1784 – 1812)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-241.jpg

Граф, известный генерал. Даровитый и любознательный, Кутайсов быстро выдвинулся по службе и специализировался на артиллерийском деле. В ряде сражений в 1806 – 1807 годах он с успехом командовал артиллерией, действия которой хвалил Наполеон в Тильзите. Годы 1810 – 1811-й Кутайсов провел за границей, где занимался военными науками, математикой и языками, в том числе восточными. С началом Отечественной войны Кутайсов был назначен начальником артиллерии в армии Барклая де Толли, затем Кутузова. Отличное действие русской артиллерии при Бородине многим обязано руководительству Кутайсова. Кутузов, очень доверявший ему, не раз в течение дня совещался с ним о ходе дела. Посланный Кутузовым ознакомиться с ходом дела на левом крыле, Кутайсов и его спутник Ермолов оказались у Курганной батареи в тот момент, когда батарея эта перешла в руки французов; оба генерала решились отбить батарею у французов. В этой атаке Кутайсов был убит, тела его найти не удалось.

 


Кутузов Михаил Илларионович (Голенищев-Кутузов, светлейший князь Смоленский, 1745 – 1813)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-242.jpg

Знаменитый полководец. Воспитывался в артиллерийском и инженерном корпусе. Отличился во время 1-й турецкой войны в боях при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. В 1774 году при атаке деревни Шумы (близ Алушты) был тяжело ранен (пуля ударила в левый висок и вышла у правого глаза). Во время 2-й турецкой войны, при осаде Очакова (1788), Кутузов снова тяжело ранен. В 1790 году, участвуя под начальством Суворова в штурме Измаила, Кутузов во главе колонны овладел бастионом и первый ворвался внутрь города. Отличился также в боях под Бабадагом и Мачным. В 1792 году, командуя левофланговой колонной в армии" генерала Каховского, Кутузов содействовал победе над поляками при Дубенке. В 1793 году успешно выполнил в Константинополе дипломатическое поручение Екатерины II. В 1795 году назначен генерал-директором сухопутного шляхетского корпуса. По восшествии на престол Александра I Кутузов получил пост санкт-петербургского военного губернатора, но в 1802 году вызвал неудовольствие государя неудовлетворительным состоянием санкт-петербургской полиции и был уволен в свои поместья. В 1805 году поставлен во главе русской армии, посланной на помощь Австрии. Стесненный распоряжениями австрийского военного совета, он не мог прийти на выручку Макку, но удачно отвел свою армию в Богемию, где соединился с Буксгевде-ном. Ответственность за Аустерлицкое поражение не может быть возложена на Кутузова: фактически у него не было власти главнокомандующего, и сражение велось не по его плану. Тем не менее император Александр I после Аустерлица навсегда сохранил нерасположение к Кутузову. В 1808 году Кутузов был отправлен в Валахию в помощь престарелому князю Прозоровскому, но вследствие несогласий с главнокомандующим был отозван и назначен виленским военным губернатором. В 1811 году Кутузов принял начальство над действовавшей на Дунае армией. Ряд удачных его операций привел к заключению мира с турками, необходимого для России по причине французского нашествия, неотвратимость которого была очевидна.

Кутузов тем не менее продолжал быть в немилости и в начале Отечественной войны оставался не у дел. Иначе относилось к нему общественное мнение: на него взирали как на единственного вождя, которому можно вверить руководство русскими армиями в решительной борьбе с Наполеоном. Знаком общественного уважения к Кутузову было единогласное избрание его петербургским дворянством в начальники земского ополчения губернии.

По мере успехов французов в обществе возрастало недовольство Барклаем. Решение вопроса о назначении нового главнокомандующего было возложено на особый комитет, который единогласно указал государю на Кутузова. Император уступил общему желанию. Прибыв 17 августа в армию, Кутузов поднял ее дух, но, как и Барклай, признал необходимым отступление в глубь страны, чтобы сохранить армию. Этим достигалось удлинение коммуникационной линии неприятеля, ослабление его сил и сближение с собственными подкреплениями и запасами. Бородинское сражение явилось со стороны Кутузова уступкой общественному мнению и духу армии. Дальнейшие действия Кутузова обнаруживают выдающиеся стратегические его дарования. Перевод русской армии с Рязанской дороги на Калужскую был глубоко обдуманной и искусно выполненной операцией. Кутузов этим маневром поставил свою армию в наивыгоднейшее положение относительно неприятеля, сообщения которого сделались открытыми для ударов нашей армии. Совершалось постепенное окружение французской армии, преследование ее партизанскими отрядами. Заставив французов отступать по разоренной прежним походом Смоленской дороге, Кутузов считал своей главной задачей изгнание неприятеля из пределов России, но при этом продолжал щадить свою армию.

Награжденный титулом светлейшего князя Смоленского и чином генерал-фельдмаршала, Кутузов не сочувствовал перенесению войны за пределы России; по его убеждению, русская кровь не должна была проливаться за освобождение Европы. Вскоре он скончался в силезском городе Бунцлау. Прах его был перевезен в Петербург и покоится в Казанском соборе, на площади которого ему воздвигнут памятник.

Кутузов обладал ясным и тонким умом, твердой волей, глубокими военными познаниями и обширным боевым опытом. Как стратег он всегда старался изучить своего противника, умел учесть все элементы обстановки и неуклонно стремился к достижению намеченной цели. Главная особенность его военного таланта – осторожность. Глубоко обдумывая каждый свой шаг, он старался брать хитростью там, где применение силы было нецелесообразно. Равновесие его ясного ума и неуклонной воли никогда не нарушалось. Он умел быть обаятельным в обращении, понимал натуру русского солдата, умел поднимать его дух и пользовался безграничным доверием своих подчиненных.

 


Кюи Цезарь Антонович (1835 – 1918)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-243.jpg

Инженер-генерал, замечательный русский композитор. Родился в Вильно; сын француза, оставшегося в России после похода 1812 года, и литвинки Юлии Гуцевич. Пятилетним ребенком Кюи уже воспроизводил на фортепиано мелодию слышанного им военного марша. Учась в виленской гимназии, Кюи под влиянием мазурок Шопена, оставшегося навсегда любимым его композитором, сочинил мазурку на смерть одного учителя.Живший тогда в Вильно композитор Монюшко предложил давать талантливому юноше бесплатно уроки гармонии, продолжавшиеся, впрочем, всего полгода. В 1851 году Кюи поступил в Инженерное училище, через четыре года был произведен в офицеры, а еще через два окончил Инженерную академию. Оставленный при ней репетитором топографии, потом преподавателем фортификации, он в 1878 году, после блестящей работы о русских и турецких укреплениях (1877), был назначен профессором, занимая кафедру по своей специальности одновременно в трех военных академиях: Генерального штаба, Инженерной и Артиллерийской. Самые ранние романсы Кюинаписаны около 1850 года ("6 Польских песен"), но серьезно развиваться композиторская его деятельность начала лишь после окончания им академии. Громадное значение в развитии таланта Кюи имела дружба с Балакиревым (1857), являвшимся в первом периоде творчества советником, критиком, учителем и отчасти сотрудником (главным образом по части оркестровки, оставшейся навсегда наиболее уязвимой стороной фактуры Кюи), и близкое знакомство с его кружком: Мусоргским, Римским-Корсаковым и Бородиным, а также с Даргомыжским, оказавшим большое влияние на выработку вокального стиля Кюи. В 1858 году Кюи женился на ученице Даргомыжского, М. Р. Бамберг. Ей посвящено оркестровое скерцо, исполнение которого в Петербурге было публичным дебютом Кюи как композитора. К тому же времени относятся два фортепианных скерцо и первый опыт в оперной форме: два акта оперы "Кавказский пленник", позже переделанной в трехактную и поставленной в 1883 году на сцене в Петербурге и Москве. Реформаторские начинания в области драматической музыки, отчасти под влиянием Даргомыжского, в противовес условностям и банальностям итальянской оперы выразились в опере "Вильям Ратклиф", начатой (в 1861 году) еще ранее "Каменного гостя". Значение "Ратклифа", поставленного в Мариинском театре (1869), не было оценено публикой. Подобная же участь постигла "Анджело". Больший успех "Анджело" имел в Москве только в 1901 году. Остальные произведения драматической музыки: "Сарацин", "Пир во время чумы", "M-lle Фифи", "Матео Фальконе", "Капитанская дочка"; оперы для детей: "Снежный богатырь", "Красная Шапочка", "Кот в сапогах", "Иванушка-Дурачок".

После опер наибольшее художественное значение имеют романсы Кюи (около 400), в которых он отказался от куплетной формы и от повторений текста, находящего всегда правдивое выражение как в вокальной партии, замечательной по красоте мелодии и по мастерской декламации, так и в сопровождении, отличающемся богатой гармонией и прекрасной фортепьянной звучностью. Выбор текстов для романсов сделан с большим вкусом. К вокальной музыке относятся еще около 70 хоров и две кантаты: "В честь 300-летия Дома Романовых" (1913) и "Твой стих", в память Лермонтова. Отдал Кюи также должное инструментальной музыке

Талант Кюи – более лирический, чем драматический, хотя нередко он достигает в своих операх значительной силы трагизма. Мощь, грандиозность чужды его музыке. Его музыка, нося черты французского изящества и ясности стиля, славянской задушевности, лишена, за немногими исключениями, специально русского характера.

 


Кюхельбекер Вильгельм Карлович (1797 – 1846)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-244.jpg

Писатель и декабрист. Учился в Царскосельском лицее вместе с Пушкиным и Дельвигом. Служил недолго в Министерстве иностранных дел; преподавал русский и латинский языки в Педагогическом институте. В 1820 году читал в Париже публичные лекции о русской литературе, которые должен был прекратить по требованию русского посольства. В 1821 – 1822 годах служил при Ермолове на Кавказе, где сошелся с Грибоедовым; 1823 – 1824 годы провел в Москве, давая уроки и занимаясь литературой.

Радикальное настроение сблизило Кюхельбекера с некоторыми участниками Северного общества, но членом его Кюхельбекер не был и в дело 14 декабря замешался случайно, "охмелел в чужом пиру", как выразился Пушкин. На Сенатской площади он покушался на жизнь великого князя Михаила Павловича, бежал из Петербурга, был схвачен в Варшаве, судим и приговорен к смертной казни, замененной 15-летним содержанием в крепости и после того ссылкой на поселение.

Проведя девять лет в крепостях Европейской России, Кюхельбекер в 1835 году был отправлен на жительство в Баргузин. Умер он в Тобольске.

Неуравновешенный, чувствительный, вечно восторженный, Кюхельбекер был образцом романтика в жизни и в литературе. Пушкин отозвался о нем: "Человек дельный с пером в руках, хоть и сумасброд". От искусства Кюхельбекер требовал самобытности: "Для славы России нужна поэзия истинно русская; вера праотцев, нравы отечественности, летописи, песни и сказания народные – лучшие, чистейшие, вернейшие источники для нашей словесности". В крупных произведениях Кюхельбекер мало самостоятелен как по мысли, так и по исполнению; лучшая часть его наследия – лирика, где редки гражданские мотивы и преобладают религиозные и космические.