Забелин Иван Егорович (1820 – 1908)

Замечательный историк-археолог. Окончив курс в Преображенском училище в Москве, не мог продолжать образование по недостатку средств и в 1837 г. поступил на службу в Оружейную палату канцелярским служителем второго разряда. Это возбудило в нем интерес к изучению русской старины. По архивным документам он написал свою первую статью о путешествиях русских царей на богомолье в Троице-Сергиеву лавру. В 1856 г. он занял место архивариуса в дворцовой конторе. В 1859 г. перешел в Императорскую археологическую комиссию младшим членом, и ему были поручены раскопки скифских курганов в Екатерино-славской губернии и на Таманском полуострове, близ Керчи, давшие множество драгоценных находок. Результаты раскопок описаны Забелиным в "Древностях Геродотовой Скифии" (1866, 1873) и в отчетах археологической комиссии. В 1871 г. Забелин получил степень почетного доктора русской истории. В 1879 г. избран председателем Общества Истории и Древности и затем товарищем председателя Исторического музея. В 1884 г. Забелин – член-корреспондент, а в 1892 г. – почетный член Академии наук. На торжественном праздновании 50-летнего юбилея, в 1892 г., и в 1907 г. (70-летний юбилей) Забелина приветствовал весь ученый мир России.

Исследования Забелина касаются главным образом древнейшей киевской эпохи и московского периода русской истории. В области истории внешнего быта и археологии древнейших времен труды его занимают видное место. Глубокое знакомство со стариной и любовь к ней отражаются в языке Забелина, выразительном и оригинальном, необыкновенно красочном и богатом, с архаическим, народным оттенком. Первые капитальные сочинения Забелина – "Домашний быт русских царей в XVI – XVII веках" (1862) и "Домашний быт русских цариц в XVI – XVII веках", которые должны были составить часть труда о быте русского народа (остался не законченным). Им предшествовал ряд статей по отдельным вопросам того же рода. Вышедшие в 1876 и 1879 гг. два тома "Истории русской жизни с древних времен" представляют начало обширного труда по истории русской культуры. Забелин хотел выяснить все самобытные основы, "корни и истоки" русской жизни и заимствования ее от финнов, норманнов, татар и немцев и выявить, изобразить наиболее тонкие и интимные, а также наиболее повседневные стороны и черты быта и жизни русского народа. Забелин разбирает отношения классов в древнерусском обществе. В Минине и Пожарском он видит национальных героев, святые образы всенародного движения. Из ряда статей 50-х и 60-х гг., собранных в двух томах "Опытов изучения русских древностей", особенно выдаются: "История и древности Москвы", "Царь Алексей Михайлович", "Русская личность и русское общество накануне Петровской реформы" и др.

 


Заболоцкий Ерофей (? -1650)

Тобольский боярский сын, в июне 1649 г. отправлен был тобольскими воеводами послом в Мунганскую землю к Цысану-хану и к зятю его Турукаю-Табуну для переговоров о выраженном ими желании вступить в "подданство великому царю". Заболоцкого сопровождали подьячий Василий Чаплин и толмач Панфил Семенов с 6 казаками; с ним же выехал из Тобольска и Цысанов посол Седик со товарищами. Через 16 недель и три дня посольство Заболоцкого прибыло в Енисейск, где зимовало и откуда выступило в дальнейший путь в июне 1650 г. Через 17 недель Заболоцкий достиг урочища Соры, за Байкалом, незадолго перед тем русскими открытым. Здесь Заболоцкий остановился и отправил к Цысану двух казаков с требованием подвод. В исходе третьей недели ожидания подвод Заболоцкий в сопровождении сына Кирилла, подьячего Чаплина и нескольких казаков вышел 7 октября 1650 г. из "дощанника" (судна) для прогулки на берег, но здесь он вместе со всеми своими спутниками был убит "брацкими людьми" (бурятами). Вскоре прибыли мунганы и силой заставили толмача Семенова продолжать путь и разыграть роль посла. Семенов справился со своей задачей с большим достоинством. На берегу Байкала, где был убит Заболоцкий, был поставлен мужской монастырь, названный в память его Посольским.

 


Заболоцкий Константин Григорьевич (? – после 1506)

Боярин и дворецкий Иоанна III. В 1492 г. ездил послом к крымскому хану Менгли-Гирею; в 1495 г. был в Новгороде для переговоров с немцами об освобождении заточенных Иоанном III ганзейских купцов. В 1503 г. Заболоцкий в числе других послан был в Литву взять с великого князя Александра присягу в соблюдении заключенного им с Москвой договора. Князь Александр задержал наших послов и сослал их в Троки, но потом одумался, утвердил договор и освободил послов. В 1506 г. Василий III отправил Заболоцкого в Крым удостовериться в дружбе Менгли-Гирея и взять с него присягу. Хан более года удерживал у себя Заболоцкого, напрасно требуя от великого князя, чтобы он отпустил в Крым пасынка его, свергнутого царя казанского Летифа.

 


Заболоцкий-Бражник Василий Иванович (XVI в.)

Воевода, в 1499 г. вместе с князем Петром Федоровичем Ушатым и князем Семеном Федоровичем Курбским ходил на Югорскую землю, на вогуличей, с 5000 устюжан, двинян и вятчан; они построили на берегу Печоры крепость, отправились на лыжах к Каменному Поясу (Урал) и, пройдя 4650 верст, достигли городка Ляцина (впоследствии село Березовского уезда). Сюда съехались к ним местные князьки и присягнули на подданство царю, после чего Югорская земля окончательно была присоединена к Москве. В этом походе Заболоцкий-Бражник взял 8 укрепленных мест, а другие воеводы – 32.

 


Завидовский Петр Васильевич (1739 – 1812)

Государственный деятель, граф. Учился в Орше в иезуитской школе; оттуда он вынес знание польского языка. Это дало ему возможность входить в общение с польскими аристократами (Чарторыйским, Потоцким, Чацким). По окончании курса в Киевской духовной академии, давшей ему хорошее знание латинского языка, Завадовский поступил на службу в Малороссийскую коллегию и здесь обратил на себя внимание графа П. А. Румянцева, генерал-губернатора Малороссии. Румянцев поручал ему важнейшие дела и назначил правителем своей секретной канцелярии. Когда Румянцев был назначен главнокомандующим в Первую турецкую войну, он взял с собой Завадовского. Последнему вместе с С. Р. Воронцовым принадлежит редакция Кучук-Кайнарджий-ского договора. В бытность Румянцева в 1775 г. в Петербурге сопровождавший его Завадовский сделался известным Екатерине II и стал на два года ее фаворитом, причем ему пожалованы были обширные поместья в Черниговской и Могилевской губерниях. В Завадовском видели соперника Потемкину. В управлении Завадовский не играл в это время видной роли; ему принадлежит только составление манифеста, при котором было издано учреждение о губерниях (1775). В 1777 г. императрица охладела к Завадовскому, против которого был и Потемкин. При удалении от двора Завадовский получил еще 1800 крестьян в Малороссии и 2000 в Польше.

С 1780 г. на него возлагается целый ряд обязанностей: он присутствует в сенате и совете, управляет двумя банками (Петербургским дворянским и Государственным заемным), председательствует в комиссии законов, в комиссии о сокращении канцелярского делопроизводства; ему поручают ревизию присутственных мест, управление учебными заведениями и составление для них уставов, переустройство Пажеского корпуса и других школ, заведование Медико-хирургической школой, постройку Исаакиевского собора. Иногда он приглашается для совещаний по делам политическим. В 1793 г. Завадовский вместе со своими братьями Яковом и Ильей был возведен в графское достоинство Римской империи.

При Павле I Завадовский был сначала в милости, получил графское достоинство Российской империи, но затем, после смерти своего близкого друга князя Безбородко, впал в опалу и жил в деревне, где им был заложен громадный дом по плану архитектора Кваренги и разбит парк на 130 десятин, обнесенный каменной стеной на 7 верст. Немедленно после воцарения Александра I Завадовский был вызван в Петербург и назначен членом совета при государе, присутствующим в Сенате, а затем – председателем комиссии для составления законов. Завадовский сделался близким к государю человеком и принимал участие в обсуждении основ административной реформы. С учреждением в 1802 г. министерств Завадовский занял пост министра народного просвещения, на котором и оставался до 1810 г., когда был назначен председателем Департамента законов во вновь учрежденном Государственном совете. В бытность Завадовского министром народного просвещения открыто много приходских училищ, учреждены учебные округи, явились в селах народные школы, в уездах – уездные училища, в губернских городах – гимназии, открыты университеты в Харькове, Казани и Дерпте.

 


Завалишин Дмитрий Иринархович (1804 – 1892)

Известный декабрист, учился в Морском кадетском корпусе, путем самообразования приобрел обширные познания по различным отраслям наук; уже 17 лет от роду состоял в Морском корпусе преподавателем астрономии, высшей математики, механики, высшей теории морского искусства, морской тактики и прочее. В 1822 г. Завалишин отправился с Лазаревым в кругосветное плавание и из Англии написал государю письмо, в котором смело указывал на извращение в практике Веронского конгресса идей Священного союза. Письмо это произвело на государя сильное впечатление, и Завалишину поведено было немедленно вернуться из Америки через Сибирь в Санкт-Петербург, но, когда он прибыл в столицу, последняя постигнута была наводнением, вследствие чего личное свидание государя с Зава-лишиным не состоялось, и письмо его было передано на обсуждение особого комитета, образованного под председательством Аракчеева из Шишкова, графа Мордвинова и графа Нессельроде. В этот же комитет поступил и составленный Завалишиным проект преобразования русско-американских колоний, к которым, по его мысли, должна была быть присоединена и часть Калифорнии, а также просьба о разрешенииему, хотя бы и негласном, учредить "Орден Восстановления", устав которого он представил. По последнему вопросу Завалишину было передано, что государь находит идею этого общества увлекательной, но неудобоисполнимой; в то же время ему дано было понять, что формально ему не запрещается учредить этот орден. "Орден Восстановления" и был им тайно учрежден, но с изменением его устава в республиканском духе. Это было международное общество со всеми атрибутами масонства, задавшееся целью личным примером своих членов содействовать поднятию нравственности и бороться со злом всеми законными средствами.

В 1824 г. Рылеев привлек Завалишина к участию в "Северном тайном обществе", которое послало его для исследований в Казанскую губернию; там он вслед за событиями 14 декабря и был арестован. В 1856 г. Завалишину разрешено было вернуться из Сибири, после чего он напечатал ряд статей в "Русском Вестнике", "Русской Старине", "Историческом Вестнике" и в других журналах, а в 1860 – 1890 гг. был также сотрудником "Московских Ведомостей".

После смерти Завалишина не осталось в живых ни одного декабриста.

 


Завойко Василий Степанович (1809 – 1898)

Адмирал. Участвовал в Наварин-ском сражении; два раза совершил кругосветное плавание. Назначенный в 1840 г. правителем Охотской фактории Российско-Американской компании, он скоро убедился в неудобстве Охотского порта, откуда путь внутрь Сибири тянулся среди болот, вьючными тропами, и перенес порт в бухту Аян, в 300 верстах к юго-западу от Охотска, откуда вьючный путь до реки Май (системы реки Лены) не превышал 20 верст. Во время этих изысканий русские впервые посетили устье реки Амура, и Завойко указал на значение этой реки для России. В 1849 г. Завойко назначен камчатским военным губернатором и командиром Петропавловского порта, где он построил шхуну и бот. Он поставил местную, преимущественно меновую, торговлю под надзор чиновника, на обязанность которого было возложено оберегать интересы камчадалов, объявляя им стоимость их мехов и цену приобретаемых ими товаров. Для охранения звериного промысла Завойко приказал прекращать его в начале марта. По его распоряжению из Аяна было привезено 300 коров, которые были розданы жителям Камчатки. На Паратунских горячих ключах выстроен для больных проказой дом и карантин. Камчадалов Завойко старался приохотить к огородничеству. Во время Восточной (Крымской) войны Завойко отразил нападение англо-французской эскадры, осаждавшей порт с 17 по 24 августа 1854 г. Во время боя русскими было взято английское знамя. В начале 1855 г. решено было перенести военный порт из Петропавловска в устье Амура. Перевод порта начался в самый разгар войны. Суда выходили, прорубая лед и готовясь к бою с неприятелем. Завойко с эскадрой, состоявшей из фрегата, корвета, трех транспортов и бота, прибыл в залив Де-Кастри. После сражения с англо-французской эскадрой наши суда под прикрытием тумана сумели незаметно войти в устье реки Амура, мимо сторожившего ее неприятеля. В два с половиной месяца на берегу Амура был построен город Николаевск. С 1856 г. Завойко состоял членом морского генерал-аудиториата.

 


Загоскин Михаил Николаевич (1789 – 1852)

Известный романист. Научившись в родительском доме только читать да писать, Загоскин в 1802 г. отправился в Петербург, на службу по финансовому ведомству. В 1812 г. он поступил в петербургское ополчение и был ранен под Полоцком. Знакомство с князем А. А. Шаховским, который в то время служил при театре членом по репертуарной части, имело решительное влияние на дальнейшую судьбу Загоскина, открыв ему доступ к театру. В 1817 г. Загоскин вступил на службу помощником члена по репертуарной части, а в 1818 г. перешел в публичную библиотеку. Литературная деятельность петербургского периода жизни Загоскина отмечена созданием комедий: "Проказник", "Добрый малый" и т. д. Кроме того, в 1817 г. Загоскин издавал с Похор-ским и Ивановым журнал "Северный Наблюдатель". Переехав в 1820 г. в Москву, Загоскин попал в кружок любителей театра, особенно сблизился с С. Т. Аксаковым и Ф. Ф. Кокошкиным и так же, как в Петербурге, деятельно занимался литературой и самообразованием. Выдержав в 1821 г. экзамен на чин коллежского асессора, он в следующем году поступил чиновником особых поручений при московском генерал-губернаторе и исправлял должность экспедитора по театральному отделению. В 1823 г., когда директором московских театров был сделан Ф. Ф. Кокошкин, Загоскин занял место члена по хозяйственной части. В этот период он написал "Деревенского философа", "Репетицию на станции" и др. С 1827 г. Загоскин начинает писать романы, из которых первый, "Юрий Милославский" (1829), имел необыкновенный успех и доставил автору огромную известность. Последовавшие за ним романы и повести "Рославлев", "Аскольдова могила", "Кузьма Рощин" и др. ничего не прибавили к его славе. В 1831 г. Загоскин был назначен директором московских театров и вскоре избран в члены Российской академии. В 1842 г. он был сделан директором московской Оружейной палаты. В последние годы своей жизни Загоскин издавал сборник "Москва и москвичи", посвященный прошлому и настоящему древней столицы.

 


Закревская Аграфена Федоровна (1800 – 1850)

Урожденная графиня Толстая. В 1818 г. стала женой генерал-лейтенанта Арсения Закревского, министра внутренних дел, позднее – московского военного генерал-губернатора. Одно время он был генерал-губернатором Финляндии, и в его доме был принят служивший там Евгений Баратынский. Редкостная красавица, Аграфена Федоровна произвела на поэта ошеломляющее впечатление. Увлечение перешло в сильную, всепоглощающую страсть. Она стала героиней поэмы "Бал", стихотворений "Фея" и "Уверения". Именно ей посвящены щемящие строки: "Но как влекла к себе всесильно ее живая красота..."

Это была самая настоящая роковая женщина, и не один только Баратынский был влюблен в нее. Закревская влекла к себе и пленяла всех, кто был возле нее! Петр Вяземский, поэт, друг Пушкина, тоже не остался равнодушен к ней. Да и сам А. С. Пушкин называл ее "Клеопатрою Невы", описав Закревскую под именем Нины Воронской в поэме "Евгений Онегин". Этому краткому, но бурному увлечению поэта посвящены строки из стихотворения "Портрет" (1828):

...С своей пылающей душой,

С своими бурными страстями,

О жены Севера, меж вами

Она является порой.

И мимо всех условий света

Стремится до утраты сил,

Как беззаконная комета

В кругу расчисленном светил.

 


Закревский Арсений Андреевич (1786 – 1865)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-172.jpg

Граф, государственный деятель. В качестве адъютанта графа Н. Каменского участвовал в войнах с Наполеоном, финляндской и турецкой. В 1812 г. состоял директором канцелярии Барклая де Толли. В 1815 г. назначен дежурным генералом и в подчиненных ему учреждениях ввел строгий порядок и экономию. Недовольный положением дел в военном ведомстве и вообще в государстве (аракчеевщиной, "шагистикой" в военном деле, засильем иноземцев и прочее), Закревский примкнул к кружку фрондировавших генералов (Волконский, Ермолов, Воронцов, Киселев и др.). В 1823 г. "Змей (Аракчеев) и ползающие вокруг него немцы" победили, и Закревский был назначен финляндским генерал-губернатором. В 1830 г. по ходатайству финляндского сената Закревский был возведен в графы великого княжества. В 1828 г. назначен министром внутренних дел. Усиление централизации, увеличение штатов министерства, улучшение положения полицейских чинов на местах (необеспеченность – "корень лихоимства и разврата чиновников"), борьба с чумой и холерой наполняют министерскую деятельность Закревского. Его самовластие и резкость увеличили число его врагов. Холодность государя и оппозиция комитета министров сделали положение Закрев-ского невозможным, особенно после неудачи его мероприятий в борьбе с холерой: 19 ноября 1831 г. он был уволен от должностей финляндского генерал-губернатора и министра внутренних дел. Брак дочери Зак-ревского с сыном Нессельроде вновь приблизил его к государю. В 1848 г. во время западных смут и холерной эпидемии он был назначен московским военным генерал-губернатором с чрезвычайно обширными полномочиями. Закревский управлял Москвой по-помещичьи, самовластно и грубо, вмешиваясь во все мелочи, вплоть до домашних отношений обывателей. На этом посту Закревский приобрел в либеральных кругах прозвище "Чурбан-паши" за крутые и своевольные меры. Он создал невозможные условия жизни для московской интеллигенции, особенно для славянофилов. Всю Москву он опутал системой шпионства, не поладил ни с дворянством, ни с купечеством. К последнему он усердно применял систему принудительной благотворительности.

 


Зарубин Павел Алексеевич (1816 – 1886)

Механик-самоучка, костромской мещанин, который в детстве выучился грамоте при слабой и неумелой помощи матери. Жизнь его протекла большей частью на службе по землемерному ведомству. Весь период службы прошел для Зарубина с большими неприятностями и лишениями, источник которых лежал в изобретенных им точных приборах для верного измерения и точного нанесения на бумагу измеренных площадей земной поверхности. Планы присяжных землемеров отдавались в проверку Зарубину, который при посредстве прибора своего изобретения находил те планы неверными, что сильно настраивало против него составителей планов. В 1864 г. Зарубин причислен к Министерству государственных имуществ, в котором в должности помощника директора Императорскогосельскохозяйственного музея служил до 1883 г. И здесь ему пришлось немало перенесть от лиц, завидовавших его способности к изобретениям. В 1853 г. Зарубин представил в Академию наук несколько изобретенных им инструментов, относящихся к межевому делу. Академия наградила изобретения Демидовской премией, а описание их издала за свой счет. Демидовской премии удостоен и его планиметр-самокат. Императорское вольно-экономическое общество наградило золотыми медалями его многосильный гидропульт и водоподъемник. Всероссийская выставка 1882 г. также наградила медалью его сельскохозяйственный пожарный насос. За неимением средств не осуществлены следующие изобретения Зарубина: 1) несколько новых планиметров;2) способ определения морской глубины на весьма глубоких местах без посредства линя или веревки; 3) способ определения скорости хода корабля посредством стрелки и циферблата в каюте; 4) то же посредством музыкальных звуков; 5) автоматический способ определения пройденного кораблем пути с различными скоростями и 6) саморегулирующий постоянную свою длину при всех температурах маятник. В память Зарубина Императорское вольно-экономическое общество учредило золотую медаль.

 


Заруцкий Иван Мартынович (? -1614)

Предводитель русского казачества в эпоху Смуты. Родом из Тарнополя, Заруцкий из татарской неволи, куда попал еще ребенком, бежал к донским казакам, у которых скоро стал атаманом. Волнения на Дону, в связи с появлением в Польше "царевича Дмитрия", захватили и Заруцкого. С первым самозванцем пришел он в Москву. Гибель Лжедмитрия вернула Заруцкого на Дон, но вскоре он в войсках Болотникова был уже вновь под столицей. Вместе с Болотниковым выдерживал осаду в Туле, но потом был послан на поиски все еще не являвшегося "царя Дмитрия", во имя которого боролись осажденные. В Стародубе Заруцкий нашел нового самозванца, примкнул к нему и стал близким ему человеком. Зимой с целью собрать новые силы Заруцкий побывал на Дону и весной 1608 г. привел в Орел пятитысячный отряд. Поставленный вместе с Лисовским во главе казачьих сил Вора, Заруцкий совершил новый поход к Москве, а в 1609 г. удержал в критический момент войско Шуйского на реке Химке. В тушинском правительстве Заруцкий, пожалованный саном боярина, стал одним из главных советников царька. После бегства Вора в Калугу (январь 1610) Заруцкий не последовал за ним и на совещаниях с послами Сигизмунда решил не признавать ни Шуйского, ни Вора. Когда большая часть донцов вернулась к Вору, Заруцкий не последовал за ними, а уехал под Смоленск к Сигизмунду. В войске Жолкевского он направился к Москве, но, рассорившись по дороге с гетманом, ушел в Калугу и оставался там верным слугой "царя Дмитрия" до самой его гибели (декабрь 1610).

В феврале 1611 г. он вел переговоры с Сапегой, но скоро примкнул к национальному движению против поляков и привел своих казаков под Москву. Значительность его отряда и влиятельность его самого среди казачества и крайних тушинцев дали ему место во главе временного правительства наряду с Трубецким и Ляпуновым. Дружной работы по устроению государства нельзя было ожидать при таком составе "начальников". Истый казак, Заруцкий не мог быть единомышленником родовитого тушинца князя Трубецкого и тем более вождя земщины Ляпунова. После смерти последнего (22 июля 1611), при слабости Трубецкого, Заруцкий оказался правителем государства. Сблизившись еще в Калуге с вдовой-царицей Мариной, он мечтал о большем: намеревался объявить царем московским маленького сына второго "Дмитрия" и Марины, до его совершеннолетия рассчитывая стать регентом. Этот план не встретил сочувствия и поддержки даже под Москвой, а в стране среди земских людей – тем более. Попытка Заруцкого остановить нижегородское движение захватом Ярославля не удалась. Тогда Заруцкий задумал укрепить свое положение присягой (2 марта 1611) третьему "царю Дмитрию", признанному уже во Пскове и еще в декабре приславшему в таборы своего посла. Но страна отдавала свои симпатии организовавшемуся в Ярославле земскому правительству; войска последнего гнали с севера к Москве сопротивлявшиеся отряды казаков, а хорошее жалованье и содержание влекли в Ярославль не только служилый дворянский люд, но и казаков из полков, стоявших под столицей. Просьбы о помощи против поляков, раскаянье в присяге псковскому Вору не примирили с Заруцким Пожарского; организованное Заруцким покушение на жизнь нового вождя земщины не удалось; под Москвой сильное волнение вызвано было неожиданно раскрывшимися связями Заруцкого с Ходкевичем.

В начале августа 1612 г. на виду у подходивших передовых земских отрядов Заруцкий с верной ему почти половиной подмосковного войска бежал в Коломну, а оттуда, захватив Марину с сыном, дальше на юг, в Михайлов. Провозгласив царем "Воренка", Заруцкий еще раз, в конце 1612 г., пытался проникнуть к Москве, но потерпел поражение под Переяславлем-Рязанским. Его казаки разгромили Епифань, Дедилов, Крапивну, но положение Заруцкого, особенно с избранием в цари Михаила Федоровича, становилось критическим: целыми отрядами его бывшие сторонники целовали крест новому государю, южные города поднимались, обороняясь от его притеснений; ему приходилось уходить все дальше на юг от преследовавших его царских воевод. После двухдневной битвы под Воронежем Заруцкий направился в Астрахань. Здесь он добился обещаний помощи от ногаев, послал послов к шаху персидскому, сзывал казаков, и даже с верховьев Волги казачьи шайки сбирались идти к нему. Обвенчавшись, по одному иностранному известию, с Мариной, Заруц-кий собирался весной 1614 г. Волгой вернуться на Русь, снова мечтая о правлении на Москве, если не о троне московском. Правительство царя Михаила сумело грамотами удержать от перехода к Заруцкому значительную часть донских и волжских казаков, старалось, но без успеха, добиться раскаянья от самого Заруцкого и весной послалопротив него большую рать с князем Одоевским. Но еще до его прибытия судьба Заруцкого была решена. Поведение его казаков вызвало возмущение астраханцев; Заруцкий был вынужден запереться в крепости. На помощь Астрахани пришел из Терского города Хохлов со стрельцами. Заруцкий пытался пробраться вверх по Волге, но, разбитый наголову Хохловым, спустился с небольшим казачьим отрядом на море и на время исчез. Посланный Одоевским Пальчиков скоро разыскал след его на Яике (Урале) и шел за ним по пятам вверх по реке до Медвежьего острова, где окруженные царскими войсками казаки выдали Заруцкого и Марину с сыном (в июне 1614). Привезенный в Москву, Заруцкий был посажен на кол.

 


Засс Андрей Павлович (1753 – 1812)

Барон, генерал-лейтенант. В 1809 г., во время турецкой войны, Зассу были вверены войска под Измаилом, который он и вынудил к сдаче. 19 мая 1810 г. Засс перешел Дунай ниже Туртукая, взял эту крепость и приступил к Рущуку, но овладеть им не мог. Назначенный в 1830 г. командиром Моздокского казачьего полка, Засс принимал с ним участие в экспедициях против горцев Восточного Кавказа и прошел почти всю Чечню и часть Дагестана. В 1834 г. он был назначен командующим всей Кубанской линией, в 1840 г. – правым флангом Кавказской линии. По его настоянию положено начало Лабинской линии и построен ряд укреплений, из которых одно названо Зассовским. В 1842 г. Засс оставил Кавказ. Во время венгерской войны 1849 г. командовал авангардом 3-го корпуса.

 


Засулич Вера Ивановна (1849 – 1919)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-173.jpg

Писательница, участница революционного движения последней четверти XIX в. 24 января 1878 г. она совершила покушение на жизнь петербургского градоначальника Трепова, приказавшего высечь в доме предварительного заключения политического заключенного Боголюбова за то, что он не снял перед Треповым шапки. Присяжные заседатели 31 марта вынесли Засулич оправдательный приговор, встреченный очень сочувственно в обществе и сопровождавшийся манифестацией со стороны собравшейся у здания суда большой массы публики. После этого Засулич скрылась (приговор был опротестован) и вскоре уехала за границу, где явилась одной из основательниц группы "Освобождение труда" – нового тогда в России социал-демократического направления. За границей Засулич много работала для развития социал-демократической партии и в Россию возвратилась после 17 октября 1905 г.

 


Захарьин Михаил Юрьевич (? – 1538)

Двоюродный прапрадед царя Михаила, боярин великого князя Василия III (писался также Кошкиным-Захарьиным, Юрьевым). Был ратным воеводой в походах под Смоленск (1512 – 1514) и на Казань (1524). Исполнял Захарьин и важные дипломатические поручения: в 1511 г. был послом в Литве об обидах и убытках, а также с порученьем наладить тайную переписку великого князя с сестрой его, вдовствующей княгиней литовской Еленой; в 1519 – 1520 гг. устраивал в Казани царем московского ставленника Шиг-Алея. При постоянном почти участии Захарьина шли и переговоры с послами литовскими, Герберштейном и др. (1509, 1517, 1520 – 1522, 1529). С 1511 г. Захарьин был окольничим, в 1520 г. пожалован в бояре. Близость его к великому князю ярко сказалась во время предсмертной болезни последнего. По его приказу Захарьин в числе немногих был вызван из Москвы к государю на совещание о духовной и потом все время находился при больном, поддерживал его при причащении, а в предсмертные минуты помогал его ослабевшей руке творить крестное знамение. В эпоху правления Елены и ее любимцев Захарьин незаметен; известно только участие его в походе на Казань в 1537 – 1538 гг.

 


Звенигородский-Звенец Иван Иванович (? – после 1496)

Князь, боярин и воевода Иоанна III. В 1467 г. Звенигородский-Звенец был одним из главных начальников войск, посланных на казанского царя Ибрагима. В 1476 г. сопровождал Иоанна III в походе на Новгород; в 1478 г. находился в качестве пристава у пришедшего к Новгороду касимовского царевича Даньяра; в 1480 г. ездил в Крым к Менгли-Гирею для заключения союза, с одной стороны, против хана Большой Орды Ахмета, с другой – против Казимира литовского, а также для тайной передачи Менгли-Гирею грамоты, которой великий князь обязывался дружески принять у себя хана в случае изгнания его из Крыма. В 1468 г. Звениго-родский-Звенец ездил в Казань по делу о занятии казанского престола неугодным Иоанну претендентом. В 1489 г. он принимал участие в покорении Вятки, предводительствуя устюжанами. В 1496 г. Звенигородский-Звенец ездил опять в Крым для переговоров с Менгли-Гиреем о совместных с великим князем действиях против Александра литовского.

 


Зиновий Михайлович (XV в.)

Псковский посадник, видный дипломат. Зиновий участвовал в посольствах псковском в Новгороде о мире с ним (удачно в 1447), псковско-новгородском в Яшелбицы к Василию II с челобитьем за Новгород (удачно в 1456), в переговорах по заключению перемирия с ливонцами (1461). Когда в 1463 г. последние нарушили этот договор и напали на псковскую землю, Зиновий в Пскове работал над организацией обороны. Сторонник сближения с Москвой, Зиновий умел отстаивать перед ней интересы Пскова, но урезывание псковских вольностей все же шло и при нем.

 


Зиновий Сидорович (XV в.)

Псковский посадник. Военная и дипломатическая деятельность Зиновия падает на время ликвидации новгородской свободы и несколько лет перед ней. Расправа с Новгородом задержала на время падение Пскова, искусно подготовлявшееся дипломатией Иоанна III. Зиновий безуспешно боролся с ней. В 1478 г. он был вынужден идти наряду с другими во главе псковских войск на Великий Новгород. Сознавая необходимость ладить с Москвой, Зиновий склонял Псков на уступки. По-видимому, с охватившими тогда Псков волнениями связано разграбление двора Зиновия (1483 – 1484). Вскоре, однако, псковичи обратились к нему, и он в числе других добыл Пскову прощение Иоанна на тяжелых условиях (1486). Зиновий участвовал также в дипломатических переговорах с Литвой (1471) и немцами (1474; заключение выгодного для Пскова мира при московской поддержке).

 


Зосима (? – 1478)

Преподобный Зосима был сыном благочестивых и зажиточных родителей, которые обучили его грамоте и хотели женить, но он ушел из дома и поселился сначала на поморье, на устье реки Сумцы. После смерти своих родителей Зосима роздал все оставшееся ему имущество бедным и, встретившись с подвизавшимся на Соловецком острове иноком Германом, решил отправиться туда. Это было в 1436 г., через год после кончины другого соловецкого подвижника, Савватия. Преподобный Зосима прожил на Соловецком острове 42 года, своими великими подвигами привлек туда многих иноков и мирян и, начав с постройки на необитаемом острове шалашей для жилья, устроил там знаменитую Соловецкую иноческую обитель с несколькими церквами и множеством келий, служившую высокочтимым местом православного паломничества. С 1452 г. преподобный Зосима был назначен игуменом основанной им обители. По его ходатайству Новгородское вече отдало во владение монастырю Соловецкие острова. А Марфа-посадница пожаловала ему вотчину.

Как-то раз Зосима прибыл в Новгород ходатайствовать за свой монастырь, от которого слуги новгородских бояр отнимали угодья, необходимые для прокормления братии. Святого отца пригласила к обеду Марфа-посадница. Во время пиршества было преподобному видение: почудилось, будто шесть знаменитых бояр сидят без голов. Пораженный этой картиною, святой прослезился и не мог вкушать ни пищи, ни пития.

Никому он в это время ничего не сказал, но после открыл эту тайну ученику своему Даниилу. Вскоре видение преподобного оправдалось: Великий Новгород был взят великим князем Иоанном Васильевичем III, и те бояре, которых преподобный видел без голов, были казнены. Марфу же сослали в заточение, а дом ее разрушили до основания.

Память Зосимы Соловецкого чтится 17 (30) апреля.

 


Зотов Конон Никитич (1690 – 1742)

Деятель Петровской эпохи. В 1704 г., 14 лет от роду, был отправлен Петром Великим учиться за границу и проходил морскую науку частью на английских, частью на голландских кораблях. В 1715 г. участвовал в морской кампании в Финляндском заливе, после чего отправлен был во Францию для изучения французских и торговых уставов и для найма мануфактурных и корабельных мастеров. В своих письмах к Петру из-за границы Зотов нередко затрагивал и такие вопросы, которые выходили за пределы данных ему поручений, – указывал, например, на необходимость для русского правительства иметь во Франции постоянного представителя, а также на то, чтобы русские офицеры, определяемые на службу в Адмиралтействе, предварительно посылались за границу для изучения юриспруденции по примеру французских офицеров. В 1716 г. Зотов по собственной инициативе завел переговоры с маршалом д Эстре о заключении торгового договора между Россией и Францией на условиях свободной торговли, настаивая в своих донесениях Петру на том, что русскому правительству следует отклонить притязания французских купцов, находивших поддержку в тогдашнем русском агенте Лефорте, на предоставление им привилегий в торговле с Россией. Зотов попытался, даже живя во Франции, устроить выгодную, по его мнению, для России политическую комбинацию, предложив представителю французского правительства проект женитьбы царевича Алексея Петровича на одной из французских принцесс. Зотов думал, что таким путем "швед был бы вовсе отрезан", но получил от Петра строгий выговор за непрошеное вмешательство в политику.

В 1719 г., командуя, под началом адмирала Синявина, кораблем, он захватил в плен неприятельский корабль. Состоял временно контролером при Адмиралтейской коллегии, дабы, по выражению Петра, "показать силу той должности" его преемникам. Принимал участие в составлении морского регламента; составил "Разговор у адмирала с капитаном о команде, или Полное учение, как управлять кораблем во всякие разные случаи" и книгу о "Погоне за неприятелем", в 1726 г. написал "Регламент адмиралтейского нижнего суда" (коммерческий морской устав). Важное значение получило письмо Зотова о генерал-ревизоре, написанное им из Парижа к брату и ставшее известным Петру: изложенные здесь соображения были приняты во внимание Петром при разработке закона о должности генерал-прокурора. Есть основание думать, что Зотовым был составлен первоначальный проект этого закона. Позднее служил в Адмиралтействе обер-экипажмейстером, затем – генерал-экипажмейстером.

 


Зотов Никита Моисеевич (около 1644 – 1718)

Учитель Петра Великого. Будучи дьяком Приказа большого прихода, был рекомендован царю Федору Алексеевичу в качестве учителя для пятилетнего Петра боярином Соковниным. По установившейся издавна на Руси системе он прежде всего заставлял своего ученика читать, а затем и учить наизусть Часослов, Псалтирь, Евангелие. Он рассказывал царевичу о лицах и событиях родного прошлого, пользуясь в качестве иллюстраций к своим рассказам нарочно изготовленными для того "потешными книгами с кунштами", показывал ему "Артикул со всеми военными экзерцициями", составленный при царе Алексее Михайловиче, знакомил отчасти и с жизнью Запада по картинкам, изображавшим "знатные европейские города, великолепные здания, корабли и прочее". В августе 1680 г. Зотов был отправлен в Крым со стольником Тяпкиным для переговоров с ханом Мурад-Гиреем, закончившихся Бахчисарайским миром. Петр любил Зотова, держал его при себе и потом, хотя однажды на пиру едва не убил его в гневе за то, что тот попробовал защищать провинившегося перед царем Шеина. Зотов сопровождал царя в Азовском походе, причем, по словам Петра, "был в непрестанных трудах письменных распрашиванием многих языков и иными делами". Приобретя навык излагать в указах лаконичные распоряжения Петра, Зотов заведовал "ближней походной канцелярией" царя, нося титул "ближнего советника и ближней канцелярии генерал-президента". В 1690 г. Зотов получил чин думного дьяка; в списке 1705 г. он значится думным дворянином и печатником; возведенный потом в графское достоинство, он в 1711 г. был назначен государственным фискалом, взяв на себя "сие дело, чтобы никто от службы не ухоронился и прочего худа не чинил". В "всепьянейшем синоде", где Петр числился протодьяконом, Зотов был председателем с громким титулом "архиепископа прешпурского, всея Яузы и всего Кокуя патриарха" или – "святейшего и всешутейшего Иоаникиты".

 


Зубов Валериан Александрович (1771-1804)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-174.jpg

Выдвинулся сначала благодаря протекции Н. И. Салтыкова, а затем брата своего, П. А. Зубова; почти не служа, получал чины. В чине генерал-майора участвовал в усмирении Польши под начальством Суворова и здесь, по словам Гельбига, запятнал себя "низким, бесстыдным и возмутительным обращением с некоторыми поляками и их женами". Во время одной рекогносцировки Зубов был ранен в ногу, которую потом отняли. В 1796 г. он был назначен главнокомандующим войск, отправлявшихся на Кавказ для приведения в исполнение химерического проекта П. А. Зубова – завоевать всю Переднюю Азию до Тибета. Война с Персией, кроме больших издержек, ничего не принесла России и была прекращена со смертью Екатерины II.

 


Зубов Платон Александрович (1767-1822)

2d3d46383a3b3e3f3534384f-175.jpg

Последний фаворит императрицы Екатерины II. Человек недалекого ума и малообразованный, но видный собой и отлично владевший французским языком, Зубов начал свою карьеру поручиком конной гвардии. При дворе он занял место графа Дмитриева-Мамонова благодаря Н. И. Салтыкову, который этим путем рассчитывал поколебать положение Потемкина. В 1789 г. Зубов назначен был флигель-адъютантом и чрезвычайно быстро стал подвигаться по службе. В 1793 г. он уже генерал-адъютант и шеф кавалергардского корпуса, в 1794 г. – генерал-фельдцейхмейстер и новороссийский генерал-губернатор, причем его подчиненным является Суворов. В 1796 г. ему поручается начальство над Черноморским флотом. Он сосредоточивает в своих руках в последний год царствования Екатерины до 13 должностей по высшему управлению империи. В 1793 г. он возводится в графское достоинство вместе со всей фамилией; в 1794 г. становится светлейшим князем Римской империи. В одних только бывших польских областях он получает до 13 тысяч душ, с ежегодным доходом в 100 тысяч рублей. Императрица питала к своему любимцу безграничное доверие и лишь в редких случаях обходилась без его советов. До 1793 г. значение Зубова умеряется влиянием Потемкина, но по смерти последнего Зубов становится всесильным при дворе. К нему переходит высшее военное управление; в вопросах дипломатических он начинает играть огромную роль. Не желая отстать от творца "греческого проекта" (Потемкина), Зубов представил в 1795 г. императрице свой план – овладеть Персией и всем Востоком до Тибета, а затем оттуда действовать против турок и подойти к Константинополю. План был принят, и начавшаяся война с Персией скоро обнаружила всю его химеричность. Внешняя политика Зубова довершила расстройство государственной казны; его управление военными делами, отличавшееся беспринципностью и злоупотреблениями, довело армию до крайней степени распущенности. Приемная Зубова была полна людьми, искавшими его расположения, и посетители без различия положения принимались им всегда в одной и той же обстановке – за совершением утреннего туалета.

Павел I сначала оставил за Зубовым часть его полномочий и даже подарил великолепный дом, специально для него отделанный. Скоро, однако, раскрылись допущенные им в предшествующее царствование злоупотребления, и Зубов получил приказание выехать за границу. Некоторое время он жил в Германии, удивляя иностранцев роскошью и своеволием; затем он был вызван Павлом в Россию и отправлен вместе с братом в одно из своих литовских имений под строгий надзор местного губернатора. В 1800 г. Зубовым было разрешено по ходатайству петербургского генерал-губернатора Палена приехать в Петербург; вскоре он через графа Кутайсова получил доступ ко двору и был назначен начальником кадетского корпуса. Он стал одним из самых деятельных участников заговора, прекратившего царствование Павла.

При Александре I Зубов был членом Государственного совета, но влиянием не пользовался. О честолюбии Зубова красноречивее всего говорит его полный титул: "Светлейший князь, генерал-фельд-цейхмейстер, над фортификациями генеральный директор, главноначальствующий флотом Черноморским, Вознесенского легкою конницею и Черноморским казачьим войском, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, шеф кавалергардского корпуса, екатеринославский, Вознесенский и таврический генерал-губернатор, член Государственной Военной коллегии, почетный благотворитель Императорского воспитательного дома и почетный любитель Академии художеств".

 


Зубова Ольга Александровна (1765 – 1849)

Сестра фаворита императрицы Екатерины II; по мужу Жеребцова. Была активной участницей заговора 11 марта (свержения и убийства Павла I). Красивая, изящная, но корыстолюбивая, Зубова вовлеклась в заговор, по сведениям современников, главным образом благодаря подкупу ее английским золотом (с посланником лордом Витвордом она была в любовных отношениях). Судьба братьев, находящихся при Павле в ссылке и лишенных имений, заставила ее энергично действовать. Она устраивала пышные вечера, на которых под благовидным предлогом могли собираться заговорщики. Князь Лопухин, близкий родственник Ольги Александровны, рассказывал о ней следующее: "Витворд через посредство О. А. Зубовой был в сношениях с заговорщиками; в ее доме происходили сборища, через ее руки должна была пройтисумма, назначенная за убийство или, по крайней мере, за отстранение императора Павла от престола... За несколько дней до 11 марта Зубова нашла более безопасным для себя уехать за границу и в Берлине ожидала исхода событий...Как только известие о кончине императора Павла дошло до Берлина, она отправилась дальше, в Лондон. Там она получила от английского правительства сумму, соответствующую 2 миллионам рублей. Эти деньги должны были быть распределены между заговорщиками, в особенности между теми, которые принимали наиболее деятельное участие в убийстве. Но Зубова предпочла удержать всю сумму за собою, будучи уверена, что никто не отважится потребовать заслуженного вознаграждения".

И она оказалась права!