НА ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ ЛУКУЛЛА.    ПОДРАЖАНИЕ ЛАТИНСКОМУ.

 

Ты угасал, богач младой!

Ты слышал плач друзей печальных.

Уж смерть являлась за тобой

В дверях сеней твоих хрустальных.

Она, как втершийся с утра

Заимодавец терпеливый,

Торча в передней молчаливой,

   Не трогалась с ковра.

 

В померкшей комнате твоей

Врачи угрюмые шептались.

Твоих нахлебников, цирцей

Смущеньем лица омрачались;

Вздыхали верные рабы

И за тебя богов молили,

Не зная в страхе, что сулили

   Им тайные судьбы.

 

А между тем наследник твой,

Как ворон к мертвечине падкой,

Бледнел и трясся над тобой,

Знобим стяжанья лихорадкой.

Уже скупой его сургуч

Пятнал замки твоей конторы;

И мнил загресть он злата горы

   В пыли бумажных куч.

 

Он мнил: "Теперь уж у вельмож

Не стану няньчить ребятишек;

Я сам вельможа буду тож;

В подвалах, благо, есть излишек.

Теперь мне честность - трын-трава!

Жену обсчитывать не буду,

И воровать уже забуду

   Казенные дрова!"

 

Но ты воскрес. Твои друзья,

В ладони хлопая ликуют;

Рабы как добрая семья

Друг друга в радости целуют;

Бодрится врач, подняв очки;

Гробовый мастер взоры клонит;

А вместе с ним приказчик гонит

   Наследника в толчки.

 

Так жизнь тебе возвращена

Со всею прелестью своею;

Смотри: бесценный дар она;

Умей же пользоваться ею;

Укрась ее; года летят,

Пора! Введи в свои чертоги

Жену красавицу - и боги

   Ваш брак благословят.

 

 

 

         * * *

 

   Когда владыка ассирийский

Народы казнию казнил,

И Олоферн весь край азийский

Его деснице покорил, -

Высок смиреньем терпеливым

И крепок верой в бога сил,

Перед сатрапом горделивым

Израил выи не склонил;

Во все пределы Иудеи

Проникнул трепет. Иереи

Одели вретищем алтарь.

Народ завыл, объятый страхом,

[Главу покрыв] золой и прахом,

И внял ему всевышний царь.

 

   Притек сатрап к ущельям горным

И зрит: их узкие врата

Замком замкнуты непокорным;

Стеной, <как> поясом узорным,

Препоясалась высота.

 

   И над тесниной торжествуя,

Как муж на страже, в тишине

Стоит, белеясь, Ветилуя

В недостижимой вышине.

 

   Сатрап смутился изумленный -

И гнев в нем душу помрачил...

И свой совет разноплеменный

Он - любопытный - вопросил:

"Кто сей народ? и что их сила,

И кто им вождь, и отчего

Сердца их дерзость воспалила,

И их надежда на кого?..."

И встал тогда сынов Аммона

Военачальник Ахиор

[И рек] - и Олоферн [со] трона

Склонил <к нему> и слух и взор.