4.

 

ФЕОДОР И ЕЛЕНА.

 

............................

............................

Стамати был стар и бессилен,

А Елена молода и проворна;

Она так-то его оттолкнула,

Что ушел он охая да хромая.

По делом тебе, старый бесстыдник!

Ай да баба! отделалась славно!

 

   Вот Стамати стал думать думу:

Как ему погубить бы Елену?

Он к жиду лиходею приходит,

От него он требует совета.

Жид сказал: "Ступай на кладбище,

Отыщи под каменьями жабу

И в горшке сюда принеси мне".

 

   На кладбище приходит Стамати,

Отыскал под каменьями жабу (14)

И в горшке жиду ее приносит.

Жид на жабу проливает воду,

Нарекает жабу Иваном

(Грех велик христианское имя

Нарещи такой поганой твари!).

Они жабу всю потом искололи,

И ее - ее ж кровью напоили;

Напоивши, заставили жабу

Облизать поспелую сливу.

 

   И Стамати мальчику молвил:

"Отнеси ты Елене эту сливу

От моей племянницы в подарок".

Принес мальчик Елене сливу,

А Елена тотчас ее съела.

 

   Только съела поганую сливу,

Показалось бедной молодице,

Что змия у ней в животе шевелится.

Испугалась молодая Елена;

Она кликнула сестру свою меньшую.

Та ее молоком напоила,

Но змия в животе всё шевелилась.

 

   Стала пухнуть прекрасная Елена,

Стали баить: Елена брюхата.

Каково-то будет ей от мужа,

Как воротится он из-за моря!

И Елена стыдится и плачет,

И на улицу выдти не смеет,

День сидит, ночью ей не спится,

Поминутно сестрице повторяет:

"Что скажу я милому мужу?"

 

   Круглый год проходит, и - Феодор

Воротился на свою сторонку.

Вся деревня бежит к нему на встречу,

Все его приветно поздравляют;

Но в толпе не видит он Елены,

Как ни ищет он ее глазами.

"Где ж Елена?" наконец он молвил;

Кто смутился, а кто усмехнулся,

Но никто не отвечал ни слова.

 

   Пришел он в дом свой - и видит,

На постеле сидит его Елена.

"Встань, Елена", говорит Феодор.

Она встала, - он взглянул сурово.

"Господин ты мой, клянусь богом

И пречистым именем Марии,

Пред тобою я не виновата,

Испортили меня злые люди".

 

   Но Феодор жене не поверил:

Он отсек ей голову по плечи.

Отсекши, он сам себе молвил:

"Не сгублю я невинного младенца,

Из нее выну его живого,

При себе воспитывать буду.

Я увижу, на кого он походит,

Так наверно отца его узнаю

И убью своего злодея".

 

   Распорол он мертвое тело.

Что ж! - на место милого дитяти,

Он черную жабу находит.

Взвыл Феодор: "Горе мне, убийце!

Я сгубил Елену понапрасну:

Предо мной она была невинна,

А испортили ее злые люди".

 

   Поднял он голову Елены,

Стал ее целовать умиленно,

И мертвые уста отворились,

Голова Елены провещала:

 

   "Я невинна. Жид и старый Стамати

Черной жабой меня окормили".

Тут опять уста ее сомкнулись,

И язык перестал шевелиться.

 

   И Феодор Стамати зарезал,

А жида убил, как собаку,

И отпел по жене панихиду.