<ПЛЕТНЕВУ.>

 

Ты хочешь, мой [наперсник строгой],

Боев парнасских судия,

Чтоб              тревогой

<                               >

На прежний лад              настроя,

Давно забытого героя,

Когда-то бывшего в чести,

Опять на сцену привести.

Ты говоришь:

Онегин жив, и будет он

Еще нескоро схоронен.

О нем вестей ты много знаешь,

[И с Петербурга и Москвы]

[Возьмут оброк его главы]