ЭХО.

 

Ревет ли зверь в лесу глухом,

Трубит ли рог, гремит ли гром,

Поет ли дева за холмом -

         На всякой звук

Свой отклик в воздухе пустом

         Родишь ты вдруг.

 

Ты внемлешь грохоту громов

И гласу бури и валов,

И крику сельских пастухов -

         И шлешь ответ;

Тебе ж нет отзыва... Таков

         И ты, поэт!

 

 

 

         * * *

 

Чем чаще празднует лицей

Свою святую годовщину,

Тем робче старый круг друзей

В семью стесняется едину,

Тем реже он; тем праздник наш

В своем веселии мрачнее;

Тем глуше звон заздравных чаш,

И наши песни тем грустнее.

 

Так дуновенья бурь земных

И нас нечаянно касались,

И мы средь пиршеств молодых

Душою часто омрачались;

Мы возмужали; рок судил

И нам житейски испытанья,

[И смерти дух] средь нас ходил

И назначал свои закланья.

 

Шесть мест упраздненных стоят,

Шести друзей не узрим боле,

Они разбросанные спят -

Кто здесь, кто там на ратном по

Кто дома, кто в земле чужой,

Кого недуг, кого печали

Свели во мрак земли сырой,

И надо всеми мы рыдали.

 

И мнится, очередь за мной,

Зовет меня мой Дельвиг милый,

Товарищ юности живой,

Товарищ юности унылой,

Товарищ песен молодых,

Пиров и чистых помышлений,

Туда, в толпу теней родных

Навек от нас утекший гений.

 

Тесней, о милые друзья,

Тесней наш верный круг составим,

Почившим песнь окончил я,

Живых надеждою поздравим,

Надеждой некогда опять

В пиру лицейском очутиться,

Всех остальных еще обнять

И новых жертв уж не страшиться.