ЭПИГРАММА.

 

Там, где древний Кочерговский

Над Ролленем опочил,

Дней новейших Тредьяковский

Колдовал и ворожил:

Дурень, к солнцу став спиною,

Под холодный Вестник свой

Прыскал мертвою водою,

Прыскал ижицу живой.

 

 

 

         * * *

 

       (При посылке бронзового Сфинкса.)

 

Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы?

   В веке железном, скажи, кто золотой угадал?

Кто славянин молодой, грек духом, а родом германец?

   Вот загадка моя: хитрый Эдип, разреши!

 

 

 

         * * *

 

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

         Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

         Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой... Унынья моего

         Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце вновь горит и любит - оттого,

         Что не любить оно не может.