ПОЭТ И ТОЛПА.

              Procul este, profani.

 

   Поэт по лире вдохновенной

Рукой рассеянной бряцал.

Он пел - а хладный и надменный

Кругом народ непосвященный

Ему бессмысленно внимал.

 

И толковала чернь тупая:

"Зачем так звучно он поет?

Напрасно ухо поражая,

К какой он цели нас ведет?

О чем бренчит? чему нас учит?

Зачем сердца волнует, мучит,

Как своенравный чародей?

Как ветер песнь его свободна,

Зато как ветер и бесплодна:

Какая польза нам от ней?"

 

              Поэт.

     Молчи, бессмысленный народ.

Поденщик, раб нужды, забот!

Несносен мне твой ропот дерзкой,

Ты червь земли, не сын небес;

Тебе бы пользы всё - на вес

Кумир ты ценишь Бельведерской.

Ты пользы, пользы в нем не зришь.

Но мрамор сей ведь бог!... так что же?

Печной горшок тебе дороже:

Ты пищу в нем себе варишь.

 

              Чернь.

   Нет, если ты небес избранник,

Свой дар, божественный посланник,

Во благо нам употребляй:

Сердца собратьев исправляй.

Мы малодушны, мы коварны,

Бесстыдны, злы, неблагодарны;

Мы сердцем хладные скопцы,

Клеветники, рабы, глупцы;

Гнездятся клубом в нас пороки.

Ты можешь, ближнего любя,

Давать нам смелые уроки,

А мы послушаем тебя.

 

              Поэт.

   Подите прочь - какое дело

Поэту мирному до вас!

В разврате каменейте смело,

Не оживит вас лиры глас!

Душе противны вы как гробы.

Для вашей глупости и злобы

Имели вы до сей поры

Бичи, темницы, топоры; -

Довольно с вас, рабов безумных!

Во градах ваших с улиц шумных

Сметают сор, - полезный труд!

Но, позабыв свое служенье,

Алтарь и жертвоприношенье,

Жрецы ль у вас метлу берут?

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

 

 

 

         * * *

 

 Tel j'йtais autrefois et tel je suis encor.

 

Каков я прежде был, таков и ныне я:

Беспечный, влюбчивый. Вы знаете, друзья,

Могу ль на красоту взирать без умиленья,

Без робкой нежности и тайного волненья.

Уж мало ли любовь играла в жизни мной?

Уж мало ль бился я, как ястреб молодой,

В обманчивых сетях, раскинутых Кипридой,

А не исправленный стократною обидой,

Я новым идолам несу мои мольбы.......

 

 

 

         * * *

 

Лищин<ский> околел - отечеству беда!

Князь Сергий жив еще - утешьтесь, го<спода>.

 

 

 

         * * *

 

Покойник, автор сухощавый,

Писал для денег, пил из славы.