<ИЗ ВОЛЬТЕРА.>

 

   Короче дни, а ночи доле,

[Настала скучная] пора,

И солнце будто поневоле

Глядит на убранное поле.

Что делать в зимни вечера,

Пока не подали <нам> кушать?

Хотите ли теперь послушать,

Мои почтенные друзья,

Рассказ про доброго Роберта,

Что жил во время Дагоберта?

 

 

   Из Рима ехал он домой,

Имея очень мало денег.

Сей рыцарь был хорош собой,

Разумен, хоть и молоденек.

 

 

   В то время деньги

 

 

   И дабы впредь не смел чудесить,

Поймавши истинно повесить

И живота весьма лишить.

 

 

 

         * * *

 

Хотя стишки на именины

Натальи, Софьи, Катерины

Уже не в моде, может быть:

Но я, ваш обожатель верный,

Я в знак послушности примерной

Готов и ими вам служить.

Но предаю себя проклятью,

Когда я знаю, почему

Вас окрестили благодатью!

Нет, нет, по мненью моему.

И ваша речь, и взор унылый,

И ножка (смею вам сказать) -

Всё это чрезвычайно мило,

Но пагуба, не благодать.

 

 

 

         * * *

 

   Под каким созвездием,

Под какой планетою

Ты родился, юноша?

Ближнего Меркурия,

Аль Сатурна дальнего,

Марсовой, Кипридиной?

 

   Уродился юноша

Под звездой безвестною,

Под звездой падучею,

Миг один блеснувшею

В тишине небес.

 

 

 

         * * *

 

Что с тобой, скажи мне, братец?

Бледен <ты> как святотатец,

Волоса стоят горой!

Или с девой молодой

Пойман был [ты у забора],

И, приняв тебя за вора,

Сторож гнался за тобой?

Иль смущен ты привиденьем,

Иль за тяжкие грехи,

Мучась диким вдохновеньем,

Сочиняешь ты стихи?

·