<НА ВОРОНЦОВА>

 

Сказали раз царю, что наконец

Мятежный вождь, Риэго, был удавлен.

"Я очень рад, сказал усердный льстец:

От одного мерзавца мир избавлен".

Все смолкнули, все потупили взор,

Всех рассмешил проворный приговор.

Риэго был пред Фердинандом грешен,

Согласен я. Но он за то повешен.

Пристойно ли, скажите, сгоряча

Ругаться нам над жертвой палача?

Сам государь такого доброхотства

Не захотел улыбкой наградить:

Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить

И в подлости осанку благородства.