ЦАРСКОЕ СЕЛО.

 

Хранитель милых чувств и прошлых наслаждений,

О ты, певцу дубрав давно знакомый Гений,

Воспоминание, рисуй передо мной

Волшебные места, где я живу душой,

Леса, где [я] любил, где [чувство] развивалось,

Где с первой юностью младенчество сливалось

И где, взлелеянный природой и мечтой,

Я знал поэзию, веселость и покой...

 

Другой пускай поет [героев] и войну,

Я скромно возлюбил живую тишину

И, чуждый призраку блистательныя славы,

[Вам], Царского Села прекрасные дубравы,

Отныне посвятил безвестной Музы друг

И песни мирные и сладостный досуг.

 

Веди, веди меня под липовые сени,

Всегда любезные моей свободной лени,

На берег озера, на тихий скат холмов!..

Да вновь увижу я ковры густых лугов

И дряхлый пук дерев, и светлую долину,

И злачных берегов знакомую картину,

И в тихом [озере], средь блещущих зыбей,

Станицу гордую спокойных лебедей.

 

 

 

         * * *

 

Сегодня я по утру дома

И жду тебя, любезный мой.

Приди ко мне на рюмку рома,

Приди - тряхнем мы стариной.

Наш друг Тардиф, любимец Кома,

Поварни полный генерал,

Достойный дружбы и похвал

Ханжи, поэта, балагура,-

Тардиф, который Коленкура

И откормил, и обокрал,-

Тардиф, полицией гонимый

За неуплатные долги, -

Тардиф, умом неистощимый

На entre-mets, на пироги –