[ЧИНОВНИК и ПОЭТ.]

 

"Куда вы? за город конечно,

Зефиром утренним дышать

И с вашей Музою мечтать

Уединенно [и] беспечно?"

- Нет, я сбираюсь на базар,

Люблю базарное волненье,

Скуфьи жидов, усы болгар

И спор и крик, и торга жар,

Нарядов пестрое стесненье.

Люблю толпу, лохмотья, шум -

И жадной черни [лай<?>] свободный.

"Так - наблюдаете - ваш ум

И здесь вникает в дух народный.

Сопровождать вас рад бы я,

Чтоб слышать ваши замечанья;

Но службы долг зовет меня,

Простите, [нам] не до гулянья".

- Куда ж? -

               "В острог - сегодня мы

Выпровождаем из тюрьмы

[За молдаванскую границу].

                         [Кирджали]".

 

 

 

         * * *

 

"Внемли, о Гелиос, серебряным луком звенящий,

Внемли, боже кларосской, молению старца, погибнет

Ныне, ежели ты не предыдишь слепому вожатым".

Рек и сел на камне слепец утомленный. - Но следом

Три пастуха за ним, дети страны той пустынной,

Скоро сбежались на лай собак, их стада стерегущих.

Ярость уняв их, они защитили бессилие старца;

Издали внемля ему, приближались и думали: "Кто же

Сей белоглавый старик, одинокой, слепой - уж не бог ли?

Горд и высок: висит на поясе бедном простая

Лира, и голос его возмущает волны и небо."

Вот шаги он услышал, ухо клонит, смутясь, уж

Руки простер для моленья странник несчастный. "Не бойся,

Ежели только не скрыт в земном и дряхлеющем теле

Бог, покровитель Греции - столь величавая прелесть

Старость твою украшает, - вещали они незнакомцу; -

Если ж ты смертный - то знай, что волны тебя [принесли]

К людям                                       [дружелюбным]".