ЮРЬЕВУ.

 

Любимец ветреных Лаис,

Прелестный баловень Киприды -

Умей сносить, мой Адонис,

Ее минутные обиды!

Она дала красы младой

Тебе в удел очарованье,

И черный ус, и взгляд живой,

Любви улыбку и молчанье.

С тебя довольно, милый друг.

Пускай, желаний пылких чуждый,

Ты поцалуями подруг

Не наслаждаешься, что нужды?

В чаду веселий городских,

На легких играх Терпсихоры

К тебе красавиц молодых

Летят задумчивые взоры.

Увы! язык любви немой,

Сей вздох души красноречивый.

Быть должен сладок, милый мой,

Беспечности самолюбивой.

И счастлив ты своей судьбой.

А я, повеса вечно-праздный,

Потомок негров безобразный,

Взрощенный в дикой простоте,

Любви не ведая страданий,

Я нравлюсь юной красоте

Бесстыдным бешенством желаний;

С невольным пламенем ланит

Украдкой нимфа молодая,

Сама себя не понимая,

На фавна иногда глядит.

 

 

 

         * * *

 

Я видел Азии бесплодные пределы,

Кавказа дальный край, долины <?> обгорелы,

Жилище [дикое]черкесских табунов,

Подкумка знойный брег, пустынные вершины,

Обвитые венцом летучим облаков,

         И закубанские равнины!

 

[Ужасный край чудес]!.... там жаркие ручьи

         Кипят в утесах раскаленных,

         Благословенные струи!

Надежда верная болезнью изнуренных.

   [Мой взор встречал] близ дивных берегов

Увядших юношей, отступников пиров,

На муки тайные Кипридой осужденных,

И юных ратников на ранних костылях,

И хилых стариков в печальных сединах.

 

 

 

         * * *

 

Аптеку позабудь ты для венков лавровых

И не мори больных, но усыпляй здоровых.

 

 

 

         * * *

 

Увы! за чем она блистает

Минутной, нежной красотой?

Она приметно увядает

Во цвете юности живой...

Увянет! Жизнью молодою

Не долго наслаждаться ей;

Не долго радовать собою

Счастливый круг семьи своей,

Беспечной, милой остротою

Беседы наши оживлять

И тихой, ясною душою

Страдальца душу услаждать...

Спешу в волненьи дум тяжелых,

Сокрыв уныние мое,

Наслушаться речей веселых

И наглядеться на нее;

Смотрю на все ее движенья,

Внимаю каждый звук речей -

И миг единый разлученья

Ужасен для души моей.

 

 

 

         К***

 

Зачем безвремянную скуку

Зловещей думою питать,

И неизбежную разлуку

В уныньи робком ожидать?

И так уж близок день страданья!

Один, в тиши пустых полей,

Ты будешь звать воспоминанья

Потерянных тобою дней!

Тогда изгнаньем и могилой,

Несчастный! будешь ты готов

Купить хоть слово девы милой,

Хоть легкий шум ее шагов.

 

 

 

         * * *

 

Мне вас не жаль, года весны моей,

Протекшие в мечтах любви напрасной, -

Мне вас не жаль, о таинства ночей,

Воспетые цевницей сладострастной;

 

[Мне вас не жаль], неверные друзья,

Венки пиров и чаши круговые, -

Мне вас не жаль, изменницы младые, -

Задумчивый, забав чуждаюсь я.

 

Но где же вы, [минуты] умиленья,

Младых надежд, сердечной тишины?

[Где прежний жар] и слезы вдохновенья?..

Придите вновь, года моей весны!

 

 

 

         * * *

 

         Погасло дневное светило;

На море синее вечерний пал туман.

   Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

         Я вижу берег отдаленный,

Земли полуденной волшебные края;

С волненьем и тоской туда стремлюся я,

         Воспоминаньем упоенный...

И чувствую: в очах родились слезы вновь;

         Душа кипит и замирает;

Мечта знакомая вокруг меня летает;

Я вспомнил прежних лет безумную любовь,

И всё, чем я страдал, и всё, что сердцу мило,

Желаний и надежд томительный обман...

   Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Лети, корабль, неси меня к пределам дальным

По грозной прихоти обманчивых морей,

         Но только не к брегам печальным

         Туманной родины моей,

         Страны, где пламенем страстей

         Впервые чувства разгорались,

Где музы нежные мне тайно улыбались,

         Где рано в бурях отцвела

         Моя потерянная младость,

Где легкокрылая мне изменила радость

И сердце хладное страданью предала.

         Искатель новых впечатлений,

   Я вас бежал, отечески края;

   Я вас бежал, питомцы наслаждений,

Минутной младости минутные друзья;

И вы, наперсницы порочных заблуждений,

Которым без любви я жертвовал собой,

Покоем, славою, свободой и душой,

И вы забыты мной, изменницы младые,

Подруги тайные моей весны златыя,

И вы забыты мной... Но прежних сердца ран,

Глубоких ран любви, ничто не излечило...

   Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан...